1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Гринпис": Порывы на нефте- и газопроводах в России происходят каждый день

Ежегодно в России разливается почти в 7 раз больше нефти, чем при аварии в Мексиканском заливе, утверждает Greenpeace. Подробнее - Юлия Пронина из "Гринпис-Россия" в интервью DW.

Насосная станция перекачки нефти под Ханты-Мансийском

Насосная станция перекачки нефти под Ханты-Мансийском

В начале ноября, по данным российского отделения международной экологической организации Greenpeace, зафрахтованная "Газпромом" буровая установка Saturn, проводившая строительство скважины в Печорском море, попала в шторм при буксировке в порт Мурманска и была частично повреждена. Координатор арктической программы "Гринпис-Россия" Юлия Пронина в интервью DW рассказала об основных рисках добычи углеводородов в РФ.

DW: Юлия, насколько часто, по вашим данным, на нефтегазовых объектах в России происходят аварии, чреватые экологическими последствиями?

Юлия Пронина: Любая авария на нефтегазовом объекте чревата экологическими последствиями. Вопрос - в масштабе. Даже опираясь на официальную статистику, которая, как правило, сильно занижена, можно утверждать, что так называемые порывы на трубопроводах крупнейших российских компаний происходят каждый день.

Юлия Пронина

Юлия Пронина

- А есть ли статистика по объемам разливов?

- Проблема как раз в том, что такой государственной статистики нет. Это упущение признается самими властями - не так давно об этом упоминал министр природных ресурсов Сергей Донской. Статистика, которую дают сами нефтяные компании, явно занижена. Экспертные оценки колеблются в диапазоне от 2 тысяч тонн до 20 миллионов тонн в год.

По нашим подсчетам, ежегодно в России в окружающую среду поступает порядка 5 миллионов тонн нефти и нефтепродуктов, что сравнимо с шестью-семью авариями в Мексиканском заливе, когда там в 2010 году затонула нефтяная платформа Deepwater Horizon.

- Существует ли какая-либо классификация экологических нарушений, допускаемых нефтедобытчиками?

- Можно выделить несколько типов загрязнений. Первый - локальные. Это токсические загрязнения почв, рек и водоемов нефтепродуктами, деградация ландшафтов в результате промышленного освоения. Например, порядка двух процентов территории Ханты-Мансийского автономного округа уже можно отнести к категории нарушенных земель, а это свыше одного миллиона гектар. Ежегодный прирост нарушенных земель достигает в нефтедобывающей промышленности России примерно 5-6 тысяч гектар.

Следующий вид - загрязнение атмосферы в результате сжигания попутного нефтяного газа (ПНГ). Семь процентов всех парниковых выбросов России - результат сжигания ПНГ. Это, безусловно, вносит свой вклад в глобальное изменение климата.

В результате деградации, фрагментации и загрязнения ландшафтов наносится ущерб и биоразнообразию. Из-за ежегодного выноса порядка полумиллиона тонн нефтепродуктов российскими реками в арктические моря наблюдается ослабление иммунитета и различные заболевания у морских млекопитающих. Хроническое загрязнение снижает выживаемость ракообразных, моллюсков, подавляет их способность к размножению.

Разумеется, определенный ущерб наносится и здоровью населения, в первую очередь, в результате загрязнения подземных и почвенно-грунтовых вод, в том числе питьевых, нефтепродуктами.

- Вы занимаетесь арктической программой Greenpeace. Какие угрозы существуют на этом направлении?

- Амбициозные нефтегазовые проекты на арктическом шельфе представляют сегодня главную экологическую опасность. Это связано с тем, что нигде в мире нет опыта добычи углеводородов в столь суровых условиях, равно как не существует и надежных проверенных технологий ликвидации аварийных нефтеразливов в арктических морях.

контекст

Мы видим, к чему может привести добыча на шельфе южных морей, достаточно вспомнить катастрофу в Мексиканском заливе. Можно себе представить, во что обернется сколь-нибудь существенная авария в северных широтах. А в ситуации, когда российские компании не в состоянии и дня проработать без порывов даже на суше, можно с большой долей вероятности предполагать, что рано или поздно подобная катастрофа произойдет.

- Как можно снизить риски, и что для этого делается?

- На сегодняшний день существует две проблемы на уровне государственной политики, которые ведут к масштабным и многочисленным нефтеразливам. Первая - проблемы в российском законодательстве в области регулирования нормативно-правовой базы, регламентирующей вопросы, связанные с загрязнением окружающей среды нефтью и нефтепродуктами. Российское законодательство имеет перечень пробелов, которые позволяют нефтяным компаниям уходить от ответственности или отделываться незначительными штрафами.

Вторая проблема - неэффективное исполнение того законодательства, которое существует: надзорные органы в силу разных причин не мотивированы или просто физически не успевают выполнять свои обязанности по контролю за нефтяными компаниями. В этих направлениях и следовало бы работать для снижения рисков.