1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Гримасы Шенгена

02.11.2006

В Германии снова разгорелась дискуссия вокруг головных платков, которые носят многие женщины-мусульманки. Что это: религиозный символ или свидетельство закрепощения женщины?

Стороннему наблюдателю может показаться, что это просто кусок ткани, которому не стоит придавать особого значения. Но в дискуссиях между мусульманами в Германии дело доходит даже до угрозы смерти. Но об этом - во второй части передачи. А начнём мы с сообщения, которое будет полезно всем, кто собирается в ближайшее время съездить в Евросоюз. Что такое «Шенгенская виза» и почему она действует не по всему Евросоюзу? И почему «Шенгенская зона» не расширяется?

Кто хоть раз стоял в очереди за визой для зарубежной поездки, знает, что это за морока. Так называемая «Шенгенская виза» - это хоть небольшое, но послабление. Смысл в чём? Получаешь визу в одну из стран «Шенгенской зоны» - и спокойно катайся по всем городам и весям, которые в неё входят. Можно за одну поездку, например, Париж, Вену и Рим посмотреть. Да ещё по пути в Берлине остановиться. А почему, спрашивается, нельзя в злату Прагу или в Будапешт заглянуть? Чехия и Венгрия ведь тоже страны Евросоюза? Дело в том, что Евросоюз, евро-зона и Шенгенская зона частично совпадают по географии, а частично - нет. Вот и давайте попробуем разобраться во всех этих зонах. В Евросоюзе сегодня 25 стран. С 1-го января к ним присоединятся Болгария и Румыния. Евро, однако, введён далеко не во всех. Некоторые «новые» члены Евросоюза, например, республики Балтии, и хотели бы перейти на «евро», но пока не выполняют основных требований. Где-то уровень инфляции слишком высок, где-то - государственная задолженность слишком велика. Вот и не берут их в евро-зону, чтобы сохранить стабильность общей валюты. Гордая Великобритания до сих пор цепляется за свою национальную гордость - фунт стерлингов, маленькая, но не менее гордая Дания - за свои кроны. А вот Черногория и Косово ввели у себя «евро», никого не спрашиваясь. Как им это запретишь? Теперь, наконец, мы подошли к главной теме: «Шенгенской зоне». Шенген - это деревушка в Люксемберге, где и был подписан соответствующий договор. В «Шенгенскую зону» сейчас входят 13 стран ЕС и примкнувшие к ним Норвегия с Исландией. Для граждан этих стран Шенгенский договор - это отмена всех видов пограничного контроля. А для иностранцев, как мы уже говорили, это возможность передвигаться по всей «Шенгенской зоне», если у них есть въездная виза в одну из входящих в неё стран. Казалось бы, в расширении «Шенгенской зоны» заинтересованы все. Министр внутренних дел Германии Вольфганг Шойбле говорит:

«Как только буду созданы необходимые предпосылки, «Шенгенская зона» будет расширена. Но сначала новые страны ЕС должны выполнить все необходимые условия. Никаких скидок тут быть не может, потому что речь идее о безопасности Европы».

О каких предпосылках говорит министр? Сейчас к договору хотят присоединиться все страны Евросоюза, и, кроме того, Швейцария. Но дело в том, что Шенген - это свобода передвижения не только для туристов и деловых людей, но и для нелегалов, торговцев людьми и просто бандитов. Поэтому страны, которые хотят войти в Шенгенскую зону, должны гарантировать строгий контроль на своих внешних границах. Готовы ли к этому, скажем, Румыния или Болгария? Это одна проблема. А вот вторая: сейчас страны «Шенгенской зоны» имеют доступ к единой компьютерной системе. Но она безнадёжно устарела. В новой базе данных предполагается хранить сведения о всех выданных консульствами стран "Шенгенской зоны" визах, а, кроме того, номера угнанных автомобилей и похищенных банкнот, отпечатки пальцев и фотографии преступников и потенциальных террористов и так далее. Особая статья - мигранты. В базу данных предполагается включить информацию о беженцах, которым уже отказано в политическом убежище в одной из стран «Шенгенской зоны», чтобы исключить злоупотребления. Как при таком обилии информации избежать ошибок, предотвратить ущемление права человека на неразглашение его личных данных? С другой стороны, весь смысл системы в том, чтобы ею могли пользоваться полицейские, таможенники и пограничники. Вот обо всём этом и спорят политики отдельных стран и депутаты Европарламента. Кто и к каким данным получит доступ? Лидер фракции социал-демократов в Европарламенте Мартин Шульц призывает не торопиться:

«Шенгенская информационная система необычайна сложна. Надо ввести жесткие критерии допуска к этому банку данных. Лучше не торопиться и устранить все сомнения, чем подключить всех к системе, которая не будет работать».

Но наряду с политическими и юридическими проблемами есть и чисто технические. Специалисты в поте лица своего работают над программным обеспечением. Но пока даже ещё не ясно, где будет расположен новый информационный центр. В старом здании в Страсбурге слишком слабые кондиционеры, да и несущие балки могут просто не выдержать веса нового оборудования. Так что расширение «Шенгенской зоны» пока отложено до середины будущего года. А скептики даже не исключают, что понадобится целых два года, чтобы, как говорится, довести систему до ума.

Теперь - совсем другая тема. Депутат германского Бундестага от партии «Зелёных» Экин Делигоз с недавних пор появляется на публике только в сопровождении двух телохранителей. Всё дело в том, что госпожа Делигоз - гражданка Германии турецкого происхождения. Она открыто призвала проживающих в Германии мусульманок последовать её примеру и отказаться от головного платка. И вот с тех пор в её адрес постоянно поступают угрозы. В связи с этим в Германии вновь разгорелась дискуссия о мусульманских головных платках: что это, религиозный символ, свидетельство закрепощения женщины или просто кусок ткани, которому не стоит придавать особого значения?

«Вы живёте в сегодняшнем мире, вы живёте в Германии. Снимайте головные платки» - с таким призывом депутат Бундестага от партии «Зелёных» Экин Делигоз несколько дней назад обратилась к мусульманкам в Германии. С тех пор её жизнь резко изменилась. Если набрать рабочий номер телефона госпожи Делигоз, отзовётся автоответчик. Ей и её сотрудникам просто надоело выслушивать потоки брани и угроз. Фанатики даже грозятся убить её. Поэтому полиция выделила ей охрану. Сама Экин Делигоз уверена, что дело давно уже не только и не столько в её призыве к мусульманкам в Германии отказаться от головного платка:

«Дело в том, что моё высказывание было воспринято как атака на патриархат. Многие, очень многие мужчины восприняли его как нападение на их представление о жизни, на их устои. Вот они и защищаются руками и ногами. Речь давно уже идёт не о головном платке, мужчины просто боятся, что женщины начнут отстаивать свои права».

Коллега Экин Делигоз, депутат Бундестага от социал-демократической партии Лейла Акгюн тоже считает, что головной платок - не более, чем символ подавления женщин в исламском мире. Платок, по её мнению, низводит женщину до статуса сексуального объекта, который надо прятать от окружающих. Лейла Акгюн уже привыкла к оскорблениям. Вот одно из писем, пришедших на её адрес по электронной почте:

«Вы гадите в собственное гнездо, вы предательницы, вы обезьянничаете перед Европой. Вы перечите воле Аллаха. Еврейка проклятая… Вы видите, они меня называют еврейкой и считают, что это ругательство. Это просто недопустимо».

Политики всех партий в Германии уже выступили в поддержку Экин Делигоз, и призвали все мусульманские организации в Германии напомнить своим прихожанам, что равноправие женщин и мужчин записано в Конституции страны, а свобода вероисповедания не отменяет свободы мнений. Представитель Центрального совета мусульман в Германии Мунир Аззауи в интервью «Немецкой волне» заявил:

«Если мы критикуем позицию госпожи Делигоз, это же не значит, что мы поддерживаем какие-то угрозы. Нет, мы, напротив, осуждаем такие угрозы и говорим, что мы этого не потерпим».

Ему вторит и генеральный секретарь Турецко-исламского союза по делам религии Мехмет Ильдирим:

«Я считаю, что это был её личный порыв или её просто неверно поняли. Если женщины считают, что они должны носить головные платки, то это - их личное убеждение, и никто не имеет права вмешиваться. Нет никакой нужды нагнетать напряженность особенно сейчас, когда среди европейцев усиливается тенденция разделения по расовым или религиозным признакам. Я считаю, что никто не оказывает на мусульманок в Германии никакого давления. А если они носят головные платки только из страха перед мужем или своим окружением, то в этом нет заслуги перед Аллахом».

И действительно, далеко не все мусульманки в Германии готовы последовать призыву Экин Делигоз. Вот, например, жительница Кёльна Кайа. Ей 28 лет, она домохозяйка:

«Я следую заповедям Аллаха, а не политиков, которые призывают к интеграции. Я никогда не откажусь от головного платка».

Среди теологов и специалистов по Исламу давно идут споры о том, действительно ли коран предписывает женщинам укрывать свои волосы или даже прятать своё лицо или это просто традиции патриархальных обществ, не имеющие прямого отношения к религии. Пыталась выяснить это для себя и Эмель Абидин Альган. И вот, к какому выводу она пришла:

«Шариат придуман людьми, людьми мужского пола. Учёные уже после жизни пророка из различных источников составили этот свод законов и сказали, что он от бога. И я спрашиваю себя, действительно ли можно считать волей божьей, то, что люди позже сами придумали?»

Такие высказывания тут же вызвали волну возмущения. Муж Эмель Абидин Альган даже уверял, что она одержима сатаной. Дело в том, что госпожа Альган - дочь основателя немецкого филиала достаточно радикальной исламистской организации «Милли Горуз». Сама она много лет служила своего рода образцом поведения для мусульманских традиционалистов. Сегодня Эмель Абидин Альган 45 лет. У неё шестеро детей. Нет, от религии она не отказалась, она остаётся глубоко верующей мусульманкой. Она просто отказалась и дальше исполнять роль, которую отводят женщине мусульманские традиционалисты. Вот, например, Эмель Абидин Альган записалась в группу «Айкидо», и обучается этому японскому боевому искусству вместе с мужчинами. А свой головной платок она сдала в музей современной немецкой истории в Бонне.