1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Поиск и архив

Григорий Важенин

Интервью "Немецкой волне"

default

- Я родился в 1973-м году в Екатеринбурге – тогда это был ещё Свердловск, – там же учился в школе до 1990-го года. Потом я переехал в Москву для учёбы в Высшем химическом колледже Российской академии наук. Это было тогда совсем ещё новое заведение, его организовали как раз в год моего поступления, и я попал в первый поток. Там я проучился три года и в 1993-м году переехал в Америку, в Корнелльский университет, где в 1997-м году закончил аспирантуру. Там я занимался квантовой химией. По окончании аспирантуры я переехал в Штутгарт, где и работаю сейчас в Институте имени Макса Планка.

Какова тематика Ваших исследований?

- Моя тематика – экспериментальные исследования в области физики и химии твёрдого тела. Мы пытаемся создать новые материалы, новые химические соединения. Мы проводим химические реакции, чтобы по-новому скомбинировать атомы различных элементов и получить какой-то новый материал, который будет интересен с точки зрения либо фундаментальных вопросов, либо прикладных, то есть он должен обладать какими-то интересными свойствами. Это могут быть сплавы, или металлы, или керамики, или полупроводники, или сверхпроводники, что в последнее время вызывает особый интерес.

И чем вы при этом руководствуетесь? Вы же не смешиваете что попало с чем попало?

- Нет, естественно. Просто в химии существует очень большая как эмпирическая, так и теоретическая база данных. Мы работаем совместно и с физиками-экспериментаторами, и с теоретиками. Тут мне помогает мой теоретический опыт, приобретённый в Америке. То, чему я там научился, позволяет мне целенаправленно искать новые соединения. Хотя результат во многом зависит от воли случая, от того, что природа нам даст. Мы же можем лишь искать в каком-то определённом направлении и надеяться, что получится что-то интересное.

В чём конкретно состоит проект, над которым Вы работаете?

- У меня два относительно больших проекта. Один, которым я занимаюсь уже давно, касается оксидов и нитридов щелочных и щелочноземельных металлов. Это очень активные металлы типа натрия, калия, бария. Мы изучаем их оксиды и нитриды, богатые металлом. Эти соединения сочетают в себе свойства металлического сплава и керамики. Они весьма интересны с точки зрения изучения природы химической связи.

А второй проект?

- Мы занимаемся приготовлением нитридов металлов из плазмы азота. Проект интересен тем, что в нём сочетаются и физика, и химия. Собственно, в этом состоит одна из целей нашего института, поскольку у нас тут есть научно-исследовательские группы как по физике, так и по химии. Современный подход к науке как раз и заключается в том, чтобы развивать новые проекты на стыках традиционных дисциплин.

Почему Вы остановили свой выбор именно на Институте физики и химии твёрдого тела имени Макса Планка в Штутгарте?

- Я выбирал его ещё из Америки и руководствовался при этом стремлением найти институт, в котором можно было бы заниматься одновременно и физикой, и химией твёрдого тела, синтезом новых материалов и соединений. А Германия в этой области имеет очень высокую репутацию. Я решил попробовать здесь, и мне здесь очень понравилось. Так что, подавая заявку на грант, я уже знал, что хочу продолжить работу именно в этом институте.

Как у Вас обстоят дела с языком?

- С языком довольно хорошо. У меня был неплохой английский после Америки, и на первое время этого, конечно, хватило, потому что и в физике, и в химии английский язык для всех как бы обязательный. А здесь за первые год-два я нашёл время походить на курсы, и сотрудники-коллеги в институте тоже помогли. Они говорили со мной по-немецки, хотя у меня был тогда ещё ломаный язык. Теперь я более или менее вышел на уровень, которого почти хватает для написания научной статьи. Во всяком случае, относительно простые вещи я уже вполне могу написать.

Контекст