1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Грасс снимает шелуху… Когда ему это нужно

Слукавит тот, кто не увидит связи между сенсационным признанием Гюнтера Грасса и досрочным выходом в свет его автобиографии, которая, еще не появившись на полках книжных магазинов, уже стала бестселлером.

default

Автобиография Гюнтера Грасса поступила в Германии в продажу

Автобиографический роман "Beim Häuten der Zwiebel" ("Снимая с лука шелуху") поступил в Германии в продажу. Издательство не стало дожидаться первоначально запланированного срока - 1 сентября - ввиду бурной дискуссии, разразившейся по поводу признания писателя в том, что подростком он служил в элитных гитлеровских войсках "ваффен СС". Об этом в среду сообщила представитель издательства Steidl в Гёттингене.

Гениальный профессионал

В автобиографии, посвященной детским и отроческим годам, Грасс впервые за последние 60 лет публично признается в том, что зимой 1944/45 года был призван в "ваффен СС". Книга выходит стартовым тиражом 150 тысяч экземпляров. Интерес к ней настолько огромен, сообщили в издательстве, что некоторые книжные магазины уже начали принимать заказы на еще не вышедшую автобиографию.

Сетевой книжный магазин Amazon также отметил огромный спрос на книгу. По числу предварительных заказов, говорится в пресс-релизе, автобиография Грасса вышла уже на второе место в списке бестселлеров.

При таком положении дел, разумеется, не могут не увериться в своей правоте те критики, которые сразу же усмотрели в признании Грасса пиарную уловку. В этом, например, обвинил писателя бывший сенатор по культуре Берлина Кристоф Штёльцель (Christof Stölzel), отметив, что Грасс в очередной раз доказал свой "гениальный профессионализм в обращении со СМИ".

Так же считают и в Центральном совете евреев в Германии. "Факт, что это позднее признание сделано непосредственно перед выходом его новой книги, наводит на мысль о том, что это рекламная акция для повышения спроса на книгу", - сказала президент Совета Шарлота Кноблох (Charlotte Knobloch).

В ожидании подходящего контекста

И что же сам Грасс? Как он объясняет свое признание накануне выхода в свет, возможно, своего последнего литературного труда? В интервью первому каналу немецкого телевидения, которое будет показано в четверг 17 августа, но цитаты из которого ARD распространило уже в среду, Грасс сказал, что и сам не может четко назвать причины такого своего поведения. Но он не чувствует за собой вины.

"Меня призвали в "ваффен СС", в преступлениях я не участвовал, но ощущал потребность однажды рассказать об этом в более широком контексте", - сказал Грасс. Такой повод представился при написании его нынешней автобиографии, в которой он вспоминает свои юношеские годы.

К тому же он всегда считал, продолжает писатель, что "все, что я делал, как писатель, как гражданин этой страны, что является противоположностью того, что было моим миром в мои юные годы во время национал-социализма, что этого будет достаточно". Тема "ваффен СС" хотя и играет в его книге определенную роль, отмечает Грасс, "куда как более критические вопросы" он ставит "совсем в ином контексте". "Почему, например, ослепленный идеологией "гитлерюгенда", я не задавал нужных вопросов в определенных ситуациях в узком кругу, в семье", - поясняет писатель.

В интервью радио NDR Kultur Гюнтер Грасс так объяснил свое 60-летнее молчание на эту тему: "Я не мог сообщить об этом общественности изолированно от какого-либо контекста; я носил это в себе. Только когда я нашел форму автобиографии, я смог об этом поведать. Появилась потребность сделать это".

Нерасторопные биографы

Потребности сообщить об этом факте своим биографам Гюнтер Грасс, очевидно, не испытывал. Михаэль Юргс (Michael Jürgs), из под пера которого вышла книга "Bürger Grass: Biografie eines deutschen Dichters" (Гражданин Грасс: Биография немецкого поэта), признался: "Грасс, которого я считал значительной фигурой и моральной величиной, разочаровал меня". Нового тиража этой биографии Грасса скорее всего не будет, отметил он, иначе пришлось бы "не переписывать книгу, но уже по-новому расставлять акценты".

Немного странным представляется сейчас то, что сами биографы не вышли раньше на эсэсовский след в жизни Грасса. Ведь смогли же журналисты сетевого издания немецкого еженедельника Spiegel за несколько дней найти документы армии США, в которых указано - за подписью Грасса, - что тот служил в танковой дивизии "ваффен СС".

Опасаясь разоблачения

Вслед за журналом Spiegel кёльнская газета Kölner Stadt-Anzeiger сообщила, что информацию о членстве Грасса в "ваффен СС" могут содержать и архивы "штази" - министерства государственной безопасности ГДР. Газета предполагает, что Грасс сделал признание для того, чтобы опередить грозившее ему разоблачение со стороны историков. Самое позднее в марте 2007 года должна завершиться работа по изучению документов в архиве "штази".

Подобное подозрение высказал и политолог Рольф Кёпке (Rolf Köpke), в диссертации которого речь шла, в частности, о попытках "штази" оказывать влияние на Грасса. В 2001 году Грасс отказал ученому в праве получить доступ к своему досье из архива "штази", сообщил политолог в интервью газете Leipziger Volkszeitung. "Знали ли в "штази" об истории с "ваффен СС", неизвестно", - отметил политолог. Но Грасс был призван на службу в Дрезден и "должен был, по меньшей мере, опасаться, что соответствующие документы могли попасть к людям Мильке", полагает Кёпке.

Один за всех

В мемуарах Грасса "Снимая с лука шелуху" есть такой пассаж: "Даже если от деятельного соучастия я мог оправдаться, до сегодняшнего дня остались неубранными остатки, которые как-то уж слишком легко называют коллективной ответственностью. И с этим суждено жить до скончания дней".

Бестселлером роман Грасса станет безусловно. Но не только благодаря удачно выбранному моменту для сенсационного признания. Грасс, очевидно, затронул нерв целого поколения. Того, о котором пишет в газете Frankfurter Rundschau историк Ханс Моммзен: "Недостающая готовность нации признать свою собственную причастность к преступлениям нацизма и стремление спроецировать их на узкий круг нацистских преступников объясняет тот факт, что в первую очередь поколение последних лет войны молчало о своем членстве в "ваффен СС", в НСДАП и других аппаратах режима с тем, чтобы избежать публичной диффамации". (эв)

Контекст