1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

"Гражданское общество" в России и в Германии понимают по-разному

Президент Путин думает, что гражданское общество создадут назначенные им структуры: их представители и пришли на встречу с президентом Рау в Москве, поставив одно условие: никаких журналистов...

default

Президент Йоханнес Йоханнес Рау с вице-премьером России Валентиной Матвиенко.

Президент Германии, согласно Конституции, текущей политикой не занимается. Но поскольку этот корсет явно тесен семидесятидвухлетнему Иоханнесу Рау (Johannes Rau), для которого политика стала формой существования, он занимается политикой будущего - создаёт его фундамент. То, что для этого нужны прежде всего вера и терпение, нетрудно было убедиться в ходе трёхдневного визита президента Рау в Россию. С кем бы он ни встречался - со студентами в Новгороде, или с президентом Путиным, с журналистами, или с рабочими - Рау, не уставая, и с убеждённостью протестантского проповедника говорил о том, что, по его мнению, является важнейшим для развития отношений между Россией и Германией.

Нет, речь шла не о войне с Ираком - здесь позиции России и Германии пока практически идентичны - ни та, ни другая страна пока не видят в Саддаме Хусейне такой угрозы миру, которую нужно было бы устранить силой.

Нет, речь шла и не о всемирной борьбе с терроризмом, которая как-то незаметно, но опасно трансформируется в некие меры укрепления основ международного правопорядка - эта новая и замысловатая формулировка Путина открывает совершенно непредсказуемые перспективы.

Нет, речь шла и не о Калининграде, хотя все проблемы, с ним связанные, действительно волнуют многих россиян - в этом Президент Рау убеждался в России на каждом шагу. Рау делал при этом всё возможное для того, чтобы убедить российскую строну в том, что Германия не имеет никаких притязаний на Калининград, а взгляд немцев на эту территорию никак не связан с тем, что её по традиции в прессе нередко именуют Кёнигсбергом. Более того, Рау постоянно подчёркивал, что переговоры о том, как россияне, едущие в Калининград или из Калининграда, должны двигаться по территории Евросоюза, ведутся между Россией и ЕС - он (президент Германии) в эти переговоры не имеет права и не хочет никак вмешиваться.

Всё это безусловно важные темы, но не они стали основными в ходе визита Федерального Президента в Россию. Главной темой своих переговоров Иоханнес Рау сделал строительство мостов. Мостов между малым и средним бизнесом обеих стран, мостов между частными гражданами и их объединениями в обеих странах.

Российская сторона попыталась доказать Президенту Германии свою готовность сотрудничать с её "малыми" предпринимателями, более того, российские политики всячески стремились убедить гостя в том, что без помощи немецкого малого бизнеса российский просто не выживет, а Россия превратится в сырьевой придаток Запада. Правда, сами немецкие предприниматели, работающие в России, приводили президенту Рау массу доказательств того, как расходятся пожелания политиков и желания местных чиновников, таможенников, милиционеров - всех, с кем иностранный инвестор оказывается один на один на просторах российского рынка.

По счастливому стечению обстоятельств Новгородская область стала неким приятным исключением, где и волки сыты, и овцы целы. Именно поэтому, - чтобы обратить внимание других немецких предпринимателей на этот симбиоз немецких инвесторов с местными структурами, - и отправился в Новгород Президент Рау.

Ещё резче разрыв между словами политиков и реальностью проявился в том, что называют "гражданским обществом". Да, и в России, и в Германии известно это понятие. Вот только суть этого понятия в обеих странах явно различна. Если социал-демократ Рау считает, что гражданское общество - это основа, фундамент политической жизни, сеть независимых и свободных объединений и граждан, то в России созданием "гражданского общества" занимается администрация президента, его доверенные лица.

Нечто подобное существует только в Белоруссии, где Лукашенко как-то сказал, что займётся созданием настоящей оппозиции, поскольку нынешняя-де слишком слаба. Президент Путин возложил создание гражданского общества на одобренные, или приручённые им структуры, называющие себя гражданским обществом. Их представители и пришли на встречу с президентом Рау в Москве, поставив ему предварительное условие: никаких журналистов.... Почему? Чтобы можно было говорить открыто, чтобы в Германии получше узнали о проблемах гражданского общества в России. Кто участвовал в этой встрече, я не знаю. Президент Рау сдержал обещание и не стал рассказывать нам о том, кто и что ему сказал.

Однако вся эта таинственность вызывает только сомнения в реальности существования даже основ гражданского общества в России. Неужели кто-то всерьёз может поверить, что правозащитные, экологические или какие-то ещё неформальные объединения, действительно заинтересованные в том, чтобы довести свои взгляды до широкой мировой общественности, не воспользовались бы возможностью выступить перед прессой в присутствии высокого гостя? Да и вряд ли кто поверит, что расположенная напротив Кремля гостиница "Балчуг" может быть подходящим местом для конспиративных встреч.

Нет, власти России просто предприняли ещё одну попытку создать некую видимость существования нежного и хрупкого цветка под названием "гражданское общество". Президент Рау, естественно, это понимает, но прореагировать на это никак не может: он, по конституции, не вмешивается в политику. Однако, он достаточно хорошо ещё помнит, как вызволял советских и ГДРовских диссидентов, а потому сделал вид, что принимает предъявленное ему изображение гражданского общества за реальность. А кроме того, Рау - евангелический проповедник и знает, что если постоянно повторять какую-то истину, то она закрепится в сознании слушающих. Поэтому Рау просто верит в то, что рано или поздно разговоры о создании гражданского общества приведут к его созданию. Вопрос только в том, насколько то общество, рождению которого помогает Рау, соответствует интересам Владимира Путина?

Контекст