1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

Готовящийся лесной кодекс ущемляет права коренных народов Сибири

11.08.05

Как известно, в ближайшее время в России будет изменено лесное законодательство. Предполагается ввести частную собственность на леса. Если это произойдет, то существование коренных народов Сибири, Севера России и Дальнего Востока - эвенков, якутов, ненцев и других - окажется в опасности. С таким заявлением в понедельник, накануне Международного дня автохтонных народов, выступила немецкая правозащитная организация «Общество народов, находящихся под угрозой».

Новый лесной кодекс угрожает традиционным формам хозяйствования коренных народов. Он предусматривает разделение леса на отдельные участки и последующую продажу их с аукциона. Участвовать в торгах коренные народы не смогут по бедности. А ведь известно, что они и сегодня по-прежнему живут лесом: собирают ягоды, грибы и корни, занимаются охотой и рыболовством. Лес – это основа существования коренного населения Сибири, они дома свои отапливают срубленными в лесу дровами. Если люди лишатся возможности пользоваться лесом, они просто не смогут жить так, как они привыкли .

- заявила в интервью «Немецкой волне» представитель организации «Общество народов, находящихся под угрозой», Ивонн Бангерт. Уже сейчас подорваны самые основы существования более сорока коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока. И причина здесь не только в изменении структуры лесного хозяйства, но и в деятельности нефтегазодобывающих и угольных компаний, а также концернов по добыче алмазов. Ведущиеся быстрыми темпами разработки, часто без всякой заботы об окружающей среде, разрушают среду обитания коренных народов, наносят непоправимый вред природе. Уже сейчас средняя продолжительность жизни коренных народов Сибири на 20 лет короче, чем в среднем по России. Недавно с просьбой о помощи к германскому «Обществу народов, находящихся под угрозой», обратились представители народов Сахалина.

„В данном случае речь идет о территории вокруг нефте- и газодобывающих платформ на Сахалине. Местные малочисленные народы пытаются достичь соглашения с энергетическими концернами. Они требуют проведения независимой экологической экспертизы и учреждения специального фонда, который обеспечил бы им нормальные условия жизни на Сахалине - несмотря на то, что в условиях быстро развивающейся нефтедобычи привычный коренным народам образ жизни там больше невозможен. Представители Объединения коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока обратились к нам с просьбой о поддержке, и мы намерены активно им помогать“.

То есть сделать эту проблему достоянием как можно более широкого круга общественности. Но вернемся к обсуждаемому сейчас лесному законодательству. По мнению координатора лесной программы Гринпис России Алексея Ярошенко, проект Лесного кодекса ущемляет права не только коренных народов Севера и Сибири, но вообще всех жителей лесных поселков и деревень России.

„Возможности ущемления прав он предоставляет довольно много. Во-первых, это приватизация лесов. Но это не все. Кодекс дает возможность закрыть гражданам доступ в леса, находящиеся в аренде. Арендатор будет иметь право по согласованию с местными органами власти закрыть доступ граждан в леса, если, по его мнению, они помешают ему вести хозяйство. Причем это он решает, мешают они или нет. Согласие местных властей обычно в России покупается достаточно легко. То есть здесь создается возможность для произвола“.

Лесной кодекс уже был принят Государственной Думой в первом чтении в конце апреля. Планировалось, что он будет принят во втором чтении восьмого июня и в третьем чтении – в конце июня, но сейчас срок доработки продлен до середины сентября.

«Если конкретно говорить об интересах коренных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, то здесь есть еще одна специфика в проекте нового кодекса. Он дает коренным народам возможность бесплатно использовать в местах их проживания те виды природных ресурсов, которые являются для них традиционными. Но при этом он не накладывает никаких ограничений на лесопромышленные компании, на геологоразведку, на добычу полезных ископаемых на тех же самых территориях».

То есть пользоваться традиционными природными ресурсами коренные народы смогут и дальше, платить они за это не должны, но при этом защита этих ресурсов никак не обеспечивается. Получается, что любая компания может взять территорию в аренду и просто вырубить те леса, которые традиционно используются для охоты, сбора грибов и ягод.

«Это противоречие, которое внутри кодекса просто никак не разрешено. С одной стороны, коренные народы имеют право пользоваться этим лесом, а с другой – компании имеют право закрыть в него доступ гражданам».

Попытаемся все-таки найти положительные стороны нового законодательства. Может быть, частная собственность будет способствовать более бережному обращению с природой? Может быть, хорошо, если у леса будет хозяин?

« Ну, во-первых, надо сразу сказать, что приватизации как таковой, то есть в европейском смысле этого слова, новый лесной кодекс не предполагал никогда и не предполагает сейчас. Речь идет не о том, что появится хозяин, у которого права на управление лесом будут соответствовать ответственности за то, что он делает. Этого не будет. Это даже не предполагается, и это не предполагалось изначально. Речь идет о том, что хозяин у леса номинальный будет, но в реальности все решения в области планирования и хозяйствования будут строго контролироваться государственной бюрократией. То есть это скорее советская модель приватизации. Настоящего хозяина у леса не будет, это однозначно».

А до какой степени представители коренных народов участвуют в разработке закона?

«Практически никак. В Государственной Думе создана специальная рабочая группа по разработке кодекса, и в нее формально включены несколько общественных организаций. Но в основном там представлены крупные государственные министерства и ведомства – Минсельхоз, Рослесхоз, Минэкономразвития и представители Государственной Думы».

В официальном заключении на проект Лесного кодекса от 27 мая российский президент одобрил проект введения права частной собственности на леса России, в том числе, и право собственности иностранных граждан и юридических лиц, а также лиц без гражданства.

«Я думаю, что запрет доступа граждан в леса где-нибудь в отдаленных северных районах работать, конечно, не будет. Там просто физически невозможно это осуществить. Но вот в зеленых зонах городов - в Подмосковье, в пригородах Санкт-Петербурга, Новосибирска, Красноярска, Владивостока – вот там такие проблемы будут. В частности, потому, что многие состоятельные граждане хотели бы отгородить себе кусок леса для личного пользования. Если кодекс будет принят в том виде, в котором он есть сейчас, то мы, во-первых, увидим массовую застройку пригородных лесов и во-вторых, мы увидим массовое огораживания наиболее привлекательных для массовой застройки участков леса. Эта опасность есть, и она очень серьезная».

Это что же, соберется семья в воскресенье в лес на лыжах, и увидит: вход в лес закрыт и табличка висит «Частная территория»?

«Ну, насчет таблички – не уверен, а забор и колючую проволоку – это весьма вероятно».

* * *

В советские времена экологии Казахстана был нанесен непоправимый ущерб. Причем речь идет не только о Байконуре и об Аральском море, но и, например, о Чимкенте. Подробности – в сообщении Айдара Исакова:

Одним из источников загрязнения экологии Чимкента является свинцовый завод корпорации «Южполиметалл». Так считают в территориальном управлении охраны окружающей среды Южно-казахстанской области. Завод был построен в Чимкенте в 1939 году. И тогда же под застройку жилья была отдана санитарная зона, которая должна находиться от предприятия в радиусе одного километра. Сейчас в радиусе полутора километров от завода содержание в атмосфере вредных веществ превышает допустимые нормы во много раз. Превышение нормы свинца в почве наблюдается в радиусе 4-х километров от предприятия. Неорганическая пыль, диоксид серы, свинец - вот только неполный перечень веществ, губительно действующих на здоровье жителей близлежащих с заводом районов. По мнению Каната Калмахантегы - специалиста управления охраны окружающей среды Южно-казахстанской области, эту проблему можно решить только на правительственном уровне:

«Здесь два решения: или завод выносить за пределы города, или население выселять на другие территории. Этот вопрос политический, потому что на ЮПМ работают 3 тысячи человек, население вокруг 12-15 тыс. То есть здесь могут быть волнения народа……»

Еще один промышленный гигант-загрязнитель – это чимкентский нефтеперерабатывающий завод канадской компании «Петро Казахстан». По данным природоохранной прокуратуры области, при стабильном объеме перерабатываемой нефти выброс предприятием вредных веществ в атмосферу ежегодно увеличивается. Причина – устаревшее оборудование, которое не модернизируется. Рассказывает природоохранный прокурор Южно-Казахстанской области Абуталип Мустафаев:

« Петро Казахстан несмотря на то, что имеет финансовые возможности, не модернизирует производство. В частности, до сих пор нефть наливается открытым способом. «ПК» использует то оборудование, которое было при постройке завода.

Им легче выплачивать штрафы. Этот вопрос мы ставим…. Пока результатов нет».

В прошлом году с предприятия за самовольное размещение отходов производства было взыскано более 23 млн. тенге. В этом году по той же причине «Петро Казахстан» предъявлено штрафных претензий на 19 млн. тенге. Сейчас рассматривается иск министерства охраны окружающей среды к свинцовому заводу. За незаконное хранение отходов компания может быть оштрафована на 6 млрд. 600 млн. тенге. По мнению специалистов областного управления охраны окружающей среды, промышленным гигантам легче выплачивать штрафы, чем вкладывать огромные средства в устаревшее оборудование. Продолжает специалист управления Канат Калмахантегы:

«Предъявляемые нами требования о разработке природоохранных мероприятий по предприятиям больше бьют по карману, чем оплата штрафов. Например, поставить очистные сооружения очень дорого. Они же сейчас все частные, деньги считают свои…»

Экологами предъявляются иски еще нескольким промышленным предприятиям Чимкента. Практически все они оплачиваются. Однако экологическую ситуацию это не меняет. Чимкент по-прежнему остается одним из экологически неблагоприятных городов Казахстана.

* * *

Меры по защите климата замедляют экономический рост – таков был главный аргумент администрации США, отказавшийся подписать Киотский протокол. Американцы считают, что к глобальному потеплению нужно относиться как к свершившемуся факту. А раз так, то значительно дешевле и менее хлопотно построить защищающие от наводнений плотины или поменять структуру сельского хозяйства – то есть, попросту, приспособиться к новым условиям, чем пытаться сократить выбросы вредных газов, как это предусмотрено в Киотском протоколе.

Эксперты немецкого Института экономических исследований решили, наконец разрешить спор между сторонниками и противниками этого международного документа и просто подсчитать: во сколько нам обойдется изменение климата на планете? Результат их опубликованного на нынешней неделе исследования таков: если нам не удастся остановить или хотя бы замедлить процесс глобального потепления, то экономический ущерб будет почти непредставимо велик – к 2050-му году он составит около 200 триллионов долларов США. При этом основной финансовый удар придется на развивающиеся страны, однако серьезно пострадает и Европа, и другие промышленно развитые регионы.

Достаточно напомнить, что ущерб, нанесенный природе наводнением 2003-го года в Европе оценивается в 10 миллиардов евро. Итак, вывод ученых однозначен: сокращать выбросы парниковых газов необходимо и экономически выгодно. Ученые надеются, что новые данные станут серьезным аргументом в пользу Киотского протокола в дискуссиях с администрацией в Вашингтоне.