1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура сегодня

Господь – наша крепость / Васильевский остров

22.04.2003

Темы:

“Господь – наша крепость” – и крепость эта открыта для посещений: дом-музей Мартина Лютера в Виттенберге открыт после многолетней реконструкции и полной смены экспозиции

Васильевский остров: вчерашний и сегодняшний день «немецкой слободы» Питера

"Ein feste Burg ist unser Gott - Господь - крепость наша” и щит наш; на Него уповало сердце мое, и Он помог мне, и возрадовалось сердце мое; и я прославлю Его песнью моею.

Знаменитая кантата Баха, написанная по случаю Дня Реформации на текст 28 псалма Давида, имеет, однако, в виду не только крепость небесную.
Для традиции лютеранства понятие крепости вообще являлось одним из центральных, что объясняется непростыми временами утверждения протестантизма в Германии.
Во-первых – душа каждого есть крепость Господня.
Во-вторых, каждый дом, каждая семья и каждый приход рассматривались как символические крепости, в которых держали бой за чистоту веры последователи Лютера.
Но существовала и ещё одна, вполне реальная крепость, которую, так сказать, непосредственно имели в виду все великие лютеране, использовавшие образ «небесного Иерусалима на Земле»: это был так называемый Чёрный Монастырь в Виттенберге – на территории которого стоял дом, где в течение сорока лет жил и проповедовал отец реформации Мартин Лютер.
В канун Пасхи в Виттенберге после продолжительного реконструкции открылся дом-музей Мартина Лютера – одного из величайших, несмотря на все противоречия своей жизни и учений, европейских мыслителей.

Дом, в котором жил, учил и работал над переводом Ветхого Завета Мартин Лютер, представляет собой весьма импозантное здание в самом центре Виттенберга. На протяжении пяти столетий хозяева и предназначение дома неоднократно менялись. Здесь был доходный дом, позже - хранилище для зерна, университет, пока в 1883-м году здание не было перестроено под музей Реформации. Таким образом, перед заказчиком строительно-реставрационных работ – фондом памятных мест Лютера в Саксонии–Ангальт в лице директора Штефана Райна – встал вопрос…

- Что мы, собственно, реставрируем? Архитектурный ансамбль, сложившийся к 19-му столетию, или лишь тот дом, в котором когда-то жил Лютера? Руководство фонда пришло к решению сохранить следы всех эпох, с 16-го по 20-й век, которые наложили свой отпечаток на это здание.

Тем не менее, реставраторы приложили максимум усилий, чтобы очистить от позднейших «наложений» камни, помнящие сурового отца Реформации.
В частности, был расчищен остов прилегающей к дому знаменитой башни, в которой тогда ещё молодой монах, специалист по толкованию Старого и Нового Завета, пережил видение, подтолкнувшее его в возрасте 34 лет к расколу западно-христианской церкви. Присоединились к дому-музею и прилегающие к нему здания, в результате чего выставочная площадь выросла с 800 до 1800 квадратных метров. Всё начинается с того, как...

...31 октября 1517-ого года в городке Виттенберг произошло не слишком примечательное на первый взгляд событие: священник местного собора прибил к воротам своего храма несколько рукописных страниц текста – в этом тексте, состоявшем из 95 тезисов, священник – его звали Мартин Лютер – изобличал практику продажи индульгенции. Главная идея тезисов состояла в том, что для спасения требуется не купленная за деньги бумажка, и внутреннее покаяние грешника. Копию своего текста Лютер разослал всем заметным, как бы сегодня сказали, общественным деятелям Германии – включая и епископа в Майнце.

Понятно, что церковное начальство не пришло в восторг от поступка виттенбергского отступника, который к тому же активно проповедовал своё учение. Папа вызывает в Рим, но Лютер демонстративно кидает в огонь папскую буллу. Вокруг него уже сложился круг сторонников – достаточно влиятельных, чтобы противостоять не только власти церковной, но и властям светским: сейму немецкий князей в Вормсе.

Все эти славные страницы истории Реформации проходят перед посетителями выставки в Виттенберге: копии первого издания немецкоязычной Библии, конечно же, отпечатанной сподвижником и другом Лютера Лукасом Кранахом старшим, как и его последующие труды – изучением Святого Писания Лютер занимался до конца жизни, строя именно на нём все свои идейные построения относительно правильного обустройства жизни.

Впрочем, в какой-то момент между Лютером и Кранахом возникло типичный для авторско-издательских отношений порочный круг. В одном из писем, также представленном в экспозиции, Лютер пишет:

«Я от всего сердца желал бы перестать писать все эти тексты, но что поделать: печатных станок Лукаса требует пищи. Увы: я стал рабом чужой жажды прибыли и чужого честолюбия».

Впрочем, большая – и наиболее интересная - часть новой экспозиции посвящена не богословским трудам Лютера, а вполне земной стороне его жизни. Дом Лютера в Виттенберге – это удачный пример того, как можно создать музей, опираясь на достаточно скромные средства, умно используя то, что называется «гением места». Среди тысячи экспонатов почти нет вещей большой материальной ценности – таких, как карты из мастерской Кранаха.

Но есть много бытовых вещей, дышащих временем Лютера. Удачно подобранные и дополненные в случае необходимости элементами видео-инсталляции, они оживляют ту эпоху.
К счастью для создателей, дом отца Реформации начал почитаться как мемориальное место ещё в 17-ом веке, поэтому практически без изменений сохранилась старинная «Luterstube» - тот самый просторный овальный зал, где за большим столом, за которым помещалось до пятидесяти человек гостей, - слушать знаменитого проповедника собирались гости со всей Европы, неизменно присутствовали здесь и студенты и профессора Виттенбергского университета – ученики и сослуживцы хозяина дома.

Кувшины с пивом, глиняные горшки с тушёными овощами, сыр, хлеб, в непостное время – сосиски и колбаса: за простые, но обильные трапезы отвечала супруга Мартина Лютера, Катарина фон Бора. Многие видят в этой сбежавшей из монастыря монахине и дочери обедневшего саксонского дворянского рода истинную вдохновительницу Реформации. По крайней мере, провозгласив отказ от обета безбрачия и заклеймив целебат как противоречащую божественному духу институцию, Мартин Лютер, сложив постриг, первым делом женился на Катарине фон Бора. Мартин и «mein Herr Käthe» – как шутливо-почтительно именовал Лютер свою лучшую половину – произвели на свет шестерых детей.

Пока Мартин занимался духовными изысканиями, Катарина заправляла гигантским хозяйством, в который, помимо большого дома с прислугой, огорода, скотного двора и других хозяйственных служб, имелся странноприимный дом, в котором селились те, кто приезжал послушать Лютера, и бурса - общежитие для студентов, учившихся у него богословии. Отели и имевшиеся при них закусочные приносили доход, в несколько раз превосходивший доходы самого Мартина. Ведь Виттенберг являлся тогда самым значительным университетом Европы – слухи о нём дошли доаже до Шекспира, который, как мы помним, именно в Виттенберг отправил учиться своего Гамлета.
Заработанные деньги Катарина вкладывала по своему усмотрению – главным образом, в недвижимость, что сделала Лютеров одной из самых состоятельных семей Виттенберга.

В письме к своему другу, богослову и другому важнейшему теоретику Реформации Юстасу Йонасу, Лютер пишет:

«Тебе кланяется мой господин Кете – которая и лошадьми правит, и скотину кормит, и всё покупает, и пиво варит, да и за мной приглядывает».

Хозяйственная утварь начала 16-ого века – когда Европа перешагивала из позднего средневековье в новое время, - книги, которые мог держать в руках Лютер, купчие и приходно-расходные книги Катарины: экспозиция с необыкновенной живостью передаёт дух той жизни, которую вела в этом доме семья Лютеров. Портреты супругов Катарины и Мартина кисти Лукаса Кранаха – правда, в копиях, - строго смотрят на посетителей Виттенбергского музея: и хочется пропитаться духом этой крепости, где непреклонность принципов не означает умерщвления плоти, а забота о душе оборачивается не отказом от мирского, но строгой простотой жизни.

Также по теме