1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Горячий след Второй мировой войны

1 сентября исполняется 64 года со дня начала Второй мировой войны. Последствия этого события вплоть до окончания "холодной войны" в 1989 году определяли систему политических отношений на европейском континенте.

default

Где должен быть открыт Европейский центр изучения истории изгнания?

Те, кто думает, что после объединения Европы, после распада Варшавского блока и присоединения к НАТО и ЕС как раз тех стран Центральной и Восточной Европы, территория которых была театром военных действий, память о Второй мировой войне будет отдана истории и только истории, глубоко ошибаются.

Возможна ли интегральная история Европы?

Свидетельство политической значимости отмечаемой сегодня даты – в споре о том, как именно европейским странам понимать недавнюю историю. Возможно ли включить в политическое единство континента также и новое общее понимание его истории – не как отдельные национальные истории каждой страны – со своими правдами и своими болями, своими преступлениями и поминанием своих жертв, - а как интегральную историю Европы?

Если главным событием самой войны были неисчислимые массовые преступления против человечности, совершенные национал-социалистической Германией против мирного населения и военнопленных, преступления, жертвами которых стали миллионы людей, то к числу послевоенных преступлений относились многочисленные акты депортации немецкого населения из стран, освободившихся от ига "третьего рейха" или отторгнутых от Германии в рамках наказания за развязанную мировую войну. Поскольку международное право не признает коллективной вины, то и массовые депортации послевоенного периода подпадают под категорию исторических событий, которые не могли не стать предметом общеевропейского переосмысления.

Пересматривать или переосмысливать?

На протяжении нескольких десятилетий в Западной Германии действовали землячества немцев, представлявшие политические интересы изгнанных из Силезии (Польша), Судетской области (Чехия), Восточной Пруссии (Калининградская область России) и других регионов. До объединения Германии и в эпоху противостояния военно-политических блоков требования землячеств признать за ними статус жертв неправового насилия оценивались и политическим классом на Западе, и официальной идеологией на Востоке как призывы маргиналов или даже реваншистов к пересмотру послевоенного устройства Европы.

Это положение изменилась после того, как в конце 1980-х годов начался процесс объединения Европы на основе универсального принципа прав человека. Ни в малейшей степени не умаляя преступного характера национал-социалистического режима, новая Европа должна была пересмотреть и послевоенную историю с точки зрения действующих на континенте норм и ценностей. Проблемой оставалось лишь то, каковы политические последствия этого переосмысления.

Где должен быть открыт Европейский центр изучения истории изгнания?

Этот вопрос находится в центре дискуссии между Землячествами немцев, изгнанных из Восточной Европы, с одной стороны, и правительствами восточноевропейских стран, с другой стороны. В начале августа 2003 года Союз изгнанных (BdV) выдвинул требование открыть в Берлине исследовательский центр, предложенное название которого – "Zentrum gegen Vertreibungen" – правильнее всего было бы перевести как "Антидепортационный центр". В основе предложения Землячеств, например - судетских немцев, стоит требование отменить противоречащие современному европейскому праву законодательные акты – так называемые декреты Бенеша, - на основании которых было осуществлено изгнание немцев из послевоенной Чехословакии.
Со своей стороны, правительства стран Центральной и Восточной Европы, - прежде всего, Чехии и Польши, выступают против того, чтобы в фокусе переосмысления исторического опыта Второй мировой войны и её последствий оказывалась лишь судьба изгнанных из родных мест немцев, ранее населявших часть территории этих стран.

Как заявил 1 сентября 2003 года премьер-министр Чехии Владимир Шпидла (Vladimir Spidla) в интервью газете "Зюддойче цайтунг", вместо предложения землячеств, не приемлемого для его страны, следовало бы открыть "Европейский центр изучения причин и последствий войн". В таком центре нашла бы своё место и тема изгнания и депортации.

Премьер-министр Польши Лешек Миллер (Leszek Miller) в интервью польскому телевидению, подробно цитируемом информационным агентством dpa, заявил в воскресенье 31 августа, что в поисках места для такого рода исследовательского центра Берлин и Германия должны быть исключены из списка. По словам главы польского Института Национальной памяти Леона Киреса (Leon Kieres), "никто не спорит с тем, что преступлениям национал-социалистического и сталинистского режимов должна быть дана юридическая оценка". Однако, полагает историк, "не следует забывать, что немцы стали жертвами по собственной воле, поскольку Гитлер пришел к власти демократическим путем".

Федеральное правительство Германии прилагает усилия к тому, чтобы снять политическую напряжённость с данного вопроса. Канцлер Герхард Шрёдер (Gerhard Schröder) и министр иностранных дел Йошка Фишер (Joschka Fischer) заявили накануне предстоящего в пятницу на этой неделе визита в Прагу, что не поддерживают идеи открытия центра в Берлине, не принимая, вместе с тем, аргументации, в которой маячит призрак "коллективной вины".

Как передает агентство dpa из Варшавы, президент Польши Александр Квасьневский (Aleksander Kwasniewski) сообщил, что руководители Польши и Германии "ищут такого ответа, который служил бы общим усилиям в борьбе за мир, против войны и насилия". В ходе этих поисков должно быть найдено и место для центра.
После обсуждения с канцлером Шрёдером и президентом ФРГ Йоханнесом Рау (Johannes Rau), заявил Квасьневский, такой центр мог бы быть открыт, например, в Сараево. И это тоже было бы общеевропейским символом, особенно понятным в контексте печальной даты – дня начала Второй мировой войны: именно с убийства в Сараево эрцгерцога Франца-Фердинанда в 1914 году началась Первая мировая война.

Контекст