1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

"Горстка тибетских сепаратистов" срывает олимпийскую эстафету

Газеты комментируют протесты протибетских демонстрантов в ходе эстафеты с олимпийским факелом в Лондоне и Париже.

default

Испанская "Паис" пишет:

Наличие большого числа демонстрантов опровергает аргументы Китая о том, что протесты организуются якобы горсткой тибетских сепаратистов. Было бы несправедливо, если бы Китай воспользовался Олимпийскими играми исключительно для отражения собственных достижений последних лет. Олимпиада дает стране возможность для большей политической открытости. Однако Пекин, к сожалению, движется в противоположном направлении. Ключевую роль здесь играют США. Только вот Вашингтон хранит молчание в вопросе относительно возможности бойкота Олимпиады. Одна из причин этого в том, что в последнее время США попали в чрезмерную экономическую зависимость от Китая. И теперь для американцев приоритет имеют экономические соображения.

Парижская католическая газета " Круа " так комментирует эту тему:

С Олимпийским огнем – символом мира – обращаются как с преступником. Олимпийские игры не успели даже начаться, а создается впечатление, что все уже позади. Воскресные телекадры из Лондона и вчерашние репортажи из Парижа отражают весьма неприглядные события. Кого-то они, возможно, порадуют и даже наведут на мысль, что нарастающие протесты, вынудят Китай прислушаться к требованиям тибетского народа. Единственным обнадеживающим знаком на Олимпийском небосклоне можно считать заявление президента Международного Олимпийского комитета Жака Рогге, который после долгого молчания, наконец, осудил любые формы "насилия". МОК предстоит найти ответ на нелегкий вопрос, который все больше интересует сегодня спортсменов-олимпийцев: как добиться того, чтобы пожелания тибетцев были услышаны, а спортивное мероприятие, которое дает прекрасную возможность прислушаться к этим голосам, не оказалось под угрозой срыва.

Подготовил Сергей Ромашенко

Контекст