1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

"Город евро"

02.01.2002

Итак, свершилось: в 12 странах Западной Европы единая европейская валюта, наконец-то, поступила в наличное обращение. Поэтому сегодня мы поговорим о евро - и о Франкфурте-на-Майне, который провозгласил себя "городом евро".

Новый 2002 год я встречал под открытым небом в самом центре Франкфурта-на-Майне: здесь находился, так сказать, эпицентр перехода на новую, единую европейскую валюту, ведь именно Франкфурт претендует на звание "город евро". Обратите внимание на политическую корректность формулировки: не "столица евро", поскольку в Европейском валютном союзе все участники формально равны и никакого центра, никакой столицы у него нет, а всего лишь "город евро".

Так вот, в новогоднюю ночь в самом центре Франкфурта, у подножья небоскрёба штаб-квартиры Европейского центрального банка, было показано театрализованное представление, в ходе которого состоялась премьера песни "С рапростёртыми объятиями". По замыслу авторов, она должна стать своего рода неофициальным гимном евро. Исполняют её оперные певцы Анна Мария Кауфман и Александр Геро, а также чернокожий рэппер из Голландии Pappa Bear, который называет себя "афроевропейцем".

Франкфурт-на-Майне является "городом евро" уже потому, что здесь расположен Европейский центральный банк. Кроме того, Франкфурт, будучи одним из крупнейших финансовых центров не только в Европе, но и в мире, прямо-таки создан для того, чтобы уделять евро особое внимание.

Профессор Манфред Поль (Manfred Pohl) возглавляет франкфуртскую общественную организацию под названием Euro-Point. Это она провела новогодний праздник у здания Европейского центрального банка, это по её заказу была написана песня "С рапростёртыми объятиями", это она учредила "памятник евро" в виде огромного синего знака новой валюты и 12 жёлтых звёзд – телекадры, запечатлевшие этот подсвеченный изнутри монумент, обошли 1 января весь мир. Создали организацию Euro-Point в 1998 году крупнейшие франкфуртские банки и компании. Её задача состояла и состоит в том, чтобы всемерно популяризировать евро и одновременно создавать Франкфурту имидж ”города евро”. Вот как об этом говорит сам Манфред Поль:

"Такие понятия, как валюта или деньги, имеют ярко выраженную эмоциональную окраску. Это часто забывают банкиры из Европейского центрального банка или из немецкого Бундесбанка. Они полностью концентрируют своё внимание на финансово-политических и монетарных аспектах, связанных с введением новой денежной единицы, и при этом упускают из виду, что для простого человека деньги – это некий символ. Символ, отношение к которому в высшей степени эмоционально. Наша задача состоит в том, чтобы помочь людям осознать: евро – это символ мира и единения в Европе, это, по сути дела, первый подлинно общеевропейский символ. Когда жители Германии не только поймут это умом, но и прочувствуют сердцем – вот тогда, я убеждён, они искренне полюбят евро".

Деятельность организации Euro-Point франкфуртские банки финансировали весьма щедро, и это – вполне понятно: именно они больше всех заинтересованы в том, чтобы за Франкфуртом-на-Майне, являющимся экономической столицей Германии, прочно закрепился имидж финансового центра всей еврозоны. На берегах Майна находятся штаб-квартиры всех ведущих немецких кредитных институтов. О том, почему это так, рассказывает профессор Ингеборг Флагге (Ingeborg Flagge), возглавляющая Немецкий арихитектурный музей во Франкфурте-на-Майне.

"Когда в 1949 году обсуждался вопрос, какой город сделать временной столицей Западной Германии, наряду с Бонном рассматривался и Франкфурт. Сразу после того, как выбор пал на Бонн, во Франкфурте решили: тогда мы станем экономической столицей страны. Зримым символом этой претензии на "столичность" явилось широкомасштабное строительство небоскрёбов. Небоскрёбы отражают самооценку тех, для кого они строились. Поэтому я утверждаю, что подлинной столицей Германии является именно Франкфурт. Мне кажется, что основные направления развития нашего общества уже не определяются больше в Берлине, где политические деятели всего лишь играют в игру под названием "Большая политика".

Так ли это или нет, вопрос спорный, но факт остаётся фактом: ни в одном другом городе Германии нет такого количества небоскрёбов. Они – главная достопримечательность Франкфурта. Возьмём, к примеру, здание, в котором находится Commerzbank. Вот как описывает его директор Немецкого архитектурного музея профессор Ингеборг Флагге:

"При сооружении здания "Коммерцбанка", построенного на треугольном фундаменте, архитекторы реализовали так называемую экологическую концепцию. Через каждые несколько этажей здесь имеются зоны отдыха с живыми деревьями, прямо настоящие парки. Здесь можно расслабиться в обеденный перерыв, вздремнуть, поговорить с коллегами. Так что для того, чтобы полюбоваться живой природой, сотрудникам банка не приходится спускаться с 30-го этажа на первый: живая природа имеется у них прямо в здании".

А вот здание Бундесбанка, то есть Немецкого федерального банка, к числу архитектурных достопримечательностей Франкфурта не относится. У него – другие достоинства. В его кабинетах на протяжении пяти послевоенных десятилетий разрабатывалась и осуществлялась денежно-кредитная политика, сделавшая немецкую марку одной из важнейших и самых твёрдых валют в мире. Поэтому решение стран-участниц Европейского валютного союза разместить штаб-квартиру Европейского центрального банка именно во Франкфурте было глубоко символичным. Оно продемонстрировало европейской общественности, что учредители валютного союза явно рассчитывают на преемственность. И действительно: по тому, как Манфред Кёрбер (Manfred Körber), пресс-секретарь Европейского центрального банка, описывает его задачи, видно: бундесбанковские традиции политической независимости и жёсткого противостояния любым инфляционным тенденциям продолжают жить:

"Европейский центральный банк с 1-го января 1999 года отвечает за единую валюту в Европе – точнее говоря, в 12 странах Европы. Главная задача Европейского центрального банка состоит в том, чтобы обеспечивать стабильность этой валюты, то есть её покупательную способность. С этой целью банк проводит единую для всех 12 стран денежно-кредитную политику. Он устанавливает процентные ставки, по которым предоставляет деньги коммерческим банкам. С помощью этих ставок Европейский центральный банк регулирует находящуюся в обращении денежную массу с тем, чтобы не допустить инфляционных тенденций. Кроме того, в обязанности ЕЦБ входит поддержка общей экономической политики стран, входящих в Европейский валютный союз. Однако здесь имеется одна весьма существенная оговорка: эта поддержка ни в коем случае не должна подвергать опасности стабильность цен".

Иными словами, способствовать инфляции. Но тут возникает принципиально важный вопрос: а как должен действовать банк, если у разных европейский стран возникают различные и даже противоположные интересы?

"Понимаете, денежно-кредитная политика должна быть единой для всей зоны действия данной валюты. Центральный банк не может исходить из интересов отдельных регионов. Это и в США так, и в Европе. Например, невозможно устанавливать для разных регионов разные процентные ставки. В противном случае капитал неминуемо устремится туда, где ставки выше. В результате в регионах с низкими ставками возникнет нехватка денег, и ставки там тоже придётся повышать. Так что Европейский центральный банк при принятии решений исходит из общего экономического состояния всей зоны действия евро, иными словами, берёт за основу среднестатистические показатели".

Но не вызывает ли это раздражение отдельных членов валютного союза? Не пытаются ли они оказать давление на Европейский центральный банк?

"Для всех с самого начала было ясно, что важным условием участия в валютном союзе является, как выражались специалисты, высокая степень экономической конвергенции между заинтересованными странами. Попросту говоря, все они должны были находится в приблизительно равных экономических условиях. Так что правительства участвующих стран знали, на что идут. Конечно, денежная политика Европейского центрального банка, то есть, устанавливаемые им процентные ставки, по-разному влияют на отдельные страны в зависимости от того, переживают ли они в данный момент экономический подъём или замедление темпов роста. Однако наш банк не может и не должен отвечать за состояние народного хозяйства той или иной конкретной страны – это обязаны делать соответствующие правительства. Центральному банку необходимо концентрироваться на своей первостепенной задаче – сохранять стабильность цен во всей зоне действия евро".

Денежно-кредитную философию немецкого Бундесбанка и его явного последователя – Европейского центрального банка, можно изучать по книгам и документам. А можно, сходив в Музей денег. Им руководит один из директров Бундесбанка профессор Дитер Линденлауб (Dieter Lindenlaub):

"Музей денег Федерального немецкого банка существует уже более двух с половиной лет. Мы открыли его в конце мая 1999 года. К этому моменту Европейский валютный союз и, соответственно, евро в безналичном виде действовали уже почти полгода. Однако с переходом на новую денежную единицу и с предстоящим отказом от прежней валюты создание нашего музея никак не связано. Мы вовсе не ставили себе задачу устраивать долгое прощание с немецкой маркой.

Наша цель состояла в следующем. В Бундесбанке на протяжении нескольких десятилетий действовал нумизматический кабинет, в котором хранилась весьма обширная коллекция монет и банкнот различных эпох. Отдельные части этой коллекции время от времени выставлялись в стенах самого Бундесбанка, но эти экспозиции были недоступны широкой публике. В конце концов, было принято решение построить рядом с Бундесбанком отдельное здание и там открыть Музей денег. Однако когда мы начали разрабатывать концепцию этого музея, мы очень скоро пришли к выводу, что просто выставить нашу нумизматическую коллекцию – этого явно недостаточно. И мы решили создать музей, который рассказывает о том, чем, собственно, занимается Бундесбанк и вообще любой центральный банк. Так что свою основную задачу мы видим в разъяснении и популяризации таких сложных и во многом абстрактных понятий, как денежно-кредитная и валютная политика центральных банков".

Надо сказать, создатели музея с этой очень сложной задачей справились – в том числе с помощью большого числа видеомониторов и компьютеров с интерактивными играми... Завершая радиорассказ о "городе евро" Франкфурте-на-Майне, необходимо отметить, что у этого финансового центра остался в Европе всего лишь один серьёзный конкурент – но он настолько мощный, что потеснить его в обозримом будущем не удастся. Детлеф Рамсдорф (Detlev Rahmsdorf), заместитель пресс-секретаря крупнейшего в Германии и Европе финансового института – Deutsche Bank, говорит об этом конкуренте без обиняков:

"Конечно, Лондон играет очень важную роль во всемирном масштабе, и нет никаких сомнений в том, что в настоящий момент эта роль более значительная, чем у Франкфурта. Прочные позиции Лондона на мировом финансовом рынке объясняются как исторической традицией, так и особым значением английского языка. Между Франкфуртом и Лондоном, безусловно, существует определённая конкуренция, но мы воспринимаем её как здоровую конкуренцию. Естественно, каждый стремится к тому, чтобы быть лучше другого и оказывать банковские услуги на более высоком уровне. Однако при этом, конечно, нельзя забывать, что Лондон как финансовый центр намного крупнее Франкфурта. Так, в британской столице в финансовом секторе работают в десять раз больше людей, чем в нашем городе. Да и объёмы торгов по отдельным группам ценных бумаг и товаров в Лондоне намного выше, чем во Франкфурте. Впрочем, для нас, для Deutsche Bank, тут проблемы нет, поскольку мы очень широко представлены в обоих городах и как финансовая группа играем весьма важную роль как во Франкфурте, так и в Лондоне.