1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Страницы истории

Городские истории: Кельн

28.01.2003

У каждого города есть своя визитная карточка. У Пизы – падающая башня, у Рима – Колизей, у Нью-Йорка – статуя Свободы, у Москвы – Кремль. Кельн – не исключение. Гордость Кёльна – Кафедральный собор Святого Петра, крупнейший в Германии. Величественное творение известных и безымянных зодчих видно за десятки километров – с автобанов, из окна поезда и самолета. Пройти мимо – невозможно. Собор возвышается напротив Центрального вокзала. С левой стороны от собора - кирпичная арка – остатки раннехристианской церкви, воздвигнутой на этом месте ещё в 4-м веке. История Кёльна насчитывает более двух тысячелетий. В названии города слышится отзвук латинского - «колония», на территории римской «Колония Клаудия Ара Агриппиненсиум» и вырос современный центр города. Так, что собор – относительно молод. Официально ему семьсот пятьдесят пять лет. Но дата эта условная, тем более, что строительство продолжалось с перерывами более шести веков. Первоначальный проект был настолько грандиозен, что собор можно считать незавершенным и сегодня. Знаменитые башни, достигающие высоты 157 метров были возведены лишь в конце прошлого века. Под стать гигантомании средневековых зодчих и размеры главного колокола собора, который кёльнцы по-свойски называют «дер декке питтер» -, то есть «толстым петей». Весу в нём целых 24 тонны.

Средневековая часть собора, возведена вокруг ковчега с мощами трёх волхвов. Священную реликвию кёльнцы приобрели у миланцев в 12 веке по распоряжению епсикопа Райнальда фон Дасселя. Точные обстоятельства этого приобретения неизвестны. Историки утверждают, что Милан получил мощи в дар от византийского императора в 4-м веке. А в Византию их доставила мать императора, совершившая паломничество в Палестину. Откуда взялись в Палестине останки трёх волхвов – тайна покрытая мраком. Ведь, если верить тексту в Евангелия от Матфея – странствующие маги преподнесли младенцу Христу дары – мирру, ладан и золото, и отправились восвояси, в дальние края. Интересно, что форма здания собора повторяет форму ковчега с мощами. Любопытными особенностями обладают и великолепные витражи. Рассказывает экскурсовод Карстен Шмальштиг:

«Общая площадь витражей составляет примерно десять тысяч квадратных метров. Эти мозаичные картины из цветного стекла можно сравнить с информационной доской или даже комиксом. На них изображены евангельские истории в картинках. Так сказать, Библия для бедных, у которых в старину денег на книги не было, да и читать они не умели. Вот видите это стекло в центре. Это – оригинал, он был установлен еще в тысяча двести шестидесятом году. Чистка витражей дело весьма дорогостоящее, поэтому извне они защищены обычным, прозрачным стеклом».

В Кёльне насчитывается двенадцать крупных романских церквей, но все это в значительной мере – реконструкции. Во время войны налёты союзнических ВВС сравняли город с землёй. Собор уцелел чудом, хотя и в него попали десятки бомб и снарядов. На площади Ронкалли перед собором всегда оживленно. Вплоть до 19 века с этой стороны находился главный вход. Здесь устраивались и торжественные папские приёмы, и казни. Сегодня здесь в основном толкутся туристы, уличные музыканты, художники и попрошайки. Между ними ловко лавируют скэйтеры и роллеры, облюбовавшие просторную площадь со множеством лестниц для своих пируэтов. Сегодня на площади Ронкалли проходят концерты, рынки или народные гуляния с аттракционами. Поясняет католический викарий Хайнер Кох:

«Еще в средневековье вокруг церквей к которым совершались паломничества, возникали рынки. Люди шли к святыням издалека и были не прочь сделать покупки и развлечься.»

В Кельне музыкантам позволено играть на улице, при соблюдении определённых правил. К примеру, барабанщикам, волынщикам и вообще музыкантам с громкими инструментами, требуется специальное разрешение. А вот с гитарой, скрипкой или флейтой –проблем нет. Магда, скрипачка из Гданьска, довольна здешней публикой:

«Мы с подружкой играли в Амстердаме и Ганновере. Но здесь намного лучше. В Амстердаме прохожие не любят уличных музыкантов и деньги подают неохотно. Да и тесно там, негде особенно играть. В Кёльне таких проблем нет. Нам лишь пару раз напоминали, чтобы мы не усаживались у самых стен собора».

Город на Рейне – один из признанных европейских культурных центров. Кёльн славится галереями современного искусства, музеями, театрами. В последние годы наряду с Берлином Кёльн снискал славу центра современной экспериментальной и электронной музыки. В павильонах кёльнской ярмарки проходит и одна из крупнейших в мире выставок-продаж современного искусства «Арт Колонь». Основу городского собрания искусства составила коллекция, собранная по инициативе каноника Фердинанда Франца Вальрафа. В первой половине девятнадцатого века, когда Кёльн находился под французской оккупацией, Вальраф решил спасти предметы искусства и старины от мародеров и спекулянтов. Помещение для художественного собрания предоставил торговец Йоганн Рихартц. Так и возник музей Вальрафа-Рихартца. В его коллекции десятки тысяч картин и предметов старины, в том числе работы Штеффана Лохнера, позднего Рембрандта, Сислея и Ренуара. Музей современного искусства назван в честь меценатов – четы шоколадных фабрикантов из Аахена Петера и Ирены Людвиг. Музей был основан в середине семидесятых и располагает отличной коллекцией поп-арта и немецких экспрессионистов. За последние двадцать лет коллекция сильно разрослась. Так что собрание искусства до 19 –го века включительно пришлось перевести в соседний квартал старого города, где в средние века располагались ювелирные, оружейные и швейные мастерские, жила знать и богема. Автор нового здания музея Вальрафа-Рихарца – известный архитектор Освальд Унгерс:

«Новое здание музея само по себе задумывалось как предмет искусства. На каждом из этажей представлена одна эпоха. А именно, средневековье, барокко, Возрождение и девятнадцатый век. На каждом этаже - «панорамное окно» с видом на собор, ратушу и другие старинные постройки, как бы продолжающие перспективу музейной экспозиции».

В старом городе находится еще и небольшой музей карнавальных орденов, где выставлена частная коллекция торговца – нумизмата Ганса – Юргена Кнопека. Ежегодно потешные награды учреждаются кёльнскими карнавальными обществами и вручаются активистам карнавального движения. В соответствии с традицией карнавала, эти регалии задуманы как насмешка над военными медалями и крестами. Самый старый орден в коллекции Кнопека бронзовый и датирован тысяча восемьсот тридцать восьмым годом. На нём изображен шут с Сатурном в руке и надпись «Мудрость и шутовской наряд несут нам золотое время». Среди наиболее популярных мотивов - Кёльнский собор, церкви и памятники города. Широко отражена военная тематика:

«Этот орден документирует победу американцев и кубинцев над Испанией, в самом конце 19 века. Орден крепится на застёжке в виде орла, герба кайзеровской Германии. А вот снизу прикреплена фигура китайца - намёк на германские колонии в Новой Гвинее и Азии».

Кельнский карнавал славится на всю Германию. Начинается он в «бабий» четверг, последний четверг перед Великим постом. В одиннадцать часов одиннадцать минут на площади перед ратушей бургомистр вручает женщинам символический ключ от города. А женщины в свою очередь отрезают бургомистру галстук – символ мужского достоинства. В бабий четверг в городе властвуют женщины. Гуляния на улицах, площадях и в пивных продолжаются до поздней ночи. Пиво и шнапс льются рекой. Пару лет назад, кельнские власти, озабоченные моральным обликом молодого поколения, даже издали указ, запрещающий распитие спиртных напитков в школах и гимназиях. Но пиво и карнавал – неразделимы:

«Этот запрет ничего не даст! Ну, да в школах мы не будем. Но зато в городе! Мы пили, пьем и будем пить!»

В карнавальную субботу, к вечеру, улицы Кёльна наводняют ведьмы, черти, демоны, лешие и привидения. С горящими факелами, под бой барабанов и дикий вой колонны дьявольских отродий маршируют в направлении площади у церкви Святой Агнессы, где в средние века полыхали костры инквизиции.

Среди традиционных карнавальных костюмов много клоунов, монахов и служивого люда. Так шутники высмеивали прусских и французских солдат. В конце восемнадцатого века наполеоновские войска заняли левый берег Рейна. Оккупация продолжалась почти столетие. Карнавальные марши, пародируют военную муштру, а маршируют парадным строем в мини-юбчонках - стройные девушки – «функемарихен». Немало заядлых карнавалистов и среди кёльнских сексуальных меньшинств. У них есть даже собственное карнавальное общество «Розовые искорки»:

«Карнавалисты в Кёльне готовы на всё! И в первую очередь к любви! Кёльн – столица голубых Германии и поэтому на карнавале мы самые желанные гости!»

Это не преувеличение. По мнению местных геев и лесбиянок, гомосексуализм – такой же символ Кёльна, как и знаменитый собор. Если верить статистике, геев и лесбиянок в городе и окрестностях насчитывается от ста до двухсот тысяч. Ежегодно в первый уик-энд июля они выходят на парад в честь очередной годовщины «Кристофер стрит дей». Уличные бои на Кристоферстрит в нью-йоркском районе Гриничвилледж летом 68-го ознаменовали начало эмансипации секс-меньшинств. Собирает этот праздник не меньше народа, чем карнавал. Рассказывает «голубой» депутат горсовета Фолькер Булла:

«В Кёльне первые демонстрации геев и лесбиянок в защиту своих прав проходили еще в семидесятые годы. Это были очень политизированные мероприятия. В восьмидесятые наступило затишье. Нынешние парады, похожие на карнавальное шествие, мы проводим с 1991 года».

Кельн город интернациональный. Пятая часть населения – иностранцы. Ну, а если посчитать и тех, что уже получили германское гражданство, то – ещё больше. Самая многочисленная диаспора – турецкая. Много греков, итальянцев, поляков, арабов, выходцев из бывшей Югославии. Согласно различным источникам, более 30 тысяч жителей Кельна – русскоязычные. Среди них и немцы-переселенцы и еврейские иммигранты. Еврейской общине Кёльна примерно столько же лет, сколько и самому городу. На площади перед ратушей под стеклянным куполом можно увидеть раскопанную археологами купальню – «микву», в которой кёльнские евреи совершали ритуальные омовения почти тысячу лет назад.

В Кёльне жил и работал известный советский историк, писатель и диссидент Лев Зиновьевич Копелев. В торговом пассаже «Ноймаркт», по соседству с книжным магазином «Гонски», находится общественный центр «Форум Льва Копелева». Центр был основан родственниками, друзьями и коллегами уже после смерти Льва Зиновьевича. Задачу Форума можно определить одной единственной фразой: «наводить исторические, политические и культурные мосты между Восточной Европой и Германией при помощи народной дипломатии». То есть, поддерживать контакты между странами не только на уровне политиков, но и обычных граждан. Рассказывает бывший сотрудник Копелева в исследовательском проекте по истории российско-немецких отношений Карл- Хайнц Корн:

«Копелев работал тогда над пятью проектами одновременно и попросил меня о помощи. Я подумал, что потрачу на это парочку часов, а в итоге вышло - пятнадцать лет. При жизни Копелев никогда бы не допустил появления организации его имени, поскольку являлся противником любых проявлений культа личности. Однако мы – друзья и родственники, решили продолжить дело писателя-гуманиста».

Если старую часть Кельна можно без проблем обойти пешком, то для более обширной экскурсии целесообразно воспользоваться услугами велорикш, или записаться на велосипедную экскурсию. Такую возможность предоставляет пункт проката велосипедов «Рент-э-байк». На велопрогулке можно увидеть и мосты через Рейн, которых в городе семь, и всемирно известную шоколадную фабрику «Штольверк», и здание музея истории шоколада в стиле пост-модерн, рядом с которым так называемая «башня Малахова»:

”Малахова башня – часть прусских портовых укреплений девятнадцатого века. Названа она в честь известной битвы Крымской войны. В баше находится гидравлический насос, приводящий в движение мост к Музею истории шоколадного производства. Насос уникален тем, что это единственный в мире находящийся в эксплуатации подобный аппарат”.

Примечателен и Кёльнский зоопарк – один из старейших в Европе. Несмотря на бомбардировки Второй мировой, в парке сохранились исторические павильоны. Стилизованный под мавританский дворец слоновник был возведён в 1863 году. Чуть позже появились скалы в вольере морских львов. Так называемый «птичник», в котором теперь обитают обезьянки, построили сто лет назад, в стиле русской церкви. В те времена было модно сооружать зверинцы в экзотических архитектурных стилях. Рассказывает директор зоопарка Гюнтер Ногге:

«Кёльнский зоопарк был основан в 1860 году, как акционерное общество. Тогда это был обычный статус зоосадов, работавших в режиме самоокупаемости. Такая ситуация сохранялась до экономической депрессии двадцатых годов прошлого века. Ну, а затем город, скупил контрольный пакет акций. На городской дотации зоопарк находится и сегодня».

В зоопарке работают над проектами восстановления и сохранения редких животных, например, мадагаскарских лемуров и лошади Пржевальского, под эгидой кёльнцев ведутся проекты по защите исчезающих видов во Вьетнаме и Камеруне. Любимицей сотрудников и посетителей была самка белого аиста Рита. Появилась аистиха в Кёльнском зоопарке в 1963 году и прославилась тем, что любила загуливать с залётными самцами – был у неё постоянный бойфренд по кличке Ханзи. Аистиный роман был с продолжением и в середине восьмидесятых даже привёл к юридическому конфликту:

«Это смешная история. Аисты находятся под угрозой исчезновения, по крайней мере, у нас в Германии. Они занесены в красную книгу. Юридические проблемы возникли из-за того, что по мнению немецких бюрократов, залётные и местные птицы не имеют права на общее потомство. Впрочем, Ханси оказался неверным мужем. До потомства дело так и не дошло. А за Ритой стал приударять другой длиннокрылый донжуан. Он даже свил гнездо на дереве рядом с вольером и ждал, когда его возлюбленная вспорхнёт к нему. А та не может – крылья подрезаны. Ну, чудак ждал-ждал, а потом улетел не солоно хлебавши».