1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Гора преткновения": пограничный спор Киргизии и Узбекистана

Из-за горы Унгар-Тоо обострился пограничный спор между Киргизией и Узбекистаном. DW выясняла, как могут развиваться события вокруг других спорных участков после смерти Каримова.

Забор вдоль автомобильной трассы разделяет границу Киргизии и Узбекистана

Участок границы Киргизии и Узбекистана

На киргизско-узбекской границе, где существует 58 спорных участков, вновь возникла напряженная ситуация. 22 августа узбекский десант высадился на одном из них - горе Унгар-Тоо и задержал четырех граждан Киргизии - сотрудников радиорелейной станции. Задержанных освободили только в пятницу, 9 сентября. Это лишь один пример, указывающий на то, что за 25 лет после обретения независимости пограничные споры двух государств так и не были решены. Как могут развиваться события вокруг спорных участков теперь, после смерти президента Узбекистана Ислама Каримова? Мнения экспертов по этому поводу разделились.

"Гора преткновения" и рычаги давления

Действия Узбекистана по установке контроля над горой можно оценить как демонстрационный жест: он хочет категорически оставить гору за собой, считает узбекский политолог Юрий Черногаев. "Так как на ней находится много передающих антенн, это стратегическая точка. Тот, кто владеет горой, владеет информационным пространством в радиусе нескольких километров", - поясняет он.

Другого мнения придерживается киргизский политолог и обозреватель по Центральной Азии Аслан Мамат. "Этот шаг Ташкента можно объяснить тем, что он потерял свои основные рычаги давления на Киргизию и сейчас пытается найти новые", - считает он. По словам политолога, ранее при любых спорах Узбекистан перекрывал Киргизии газ, но сейчас этот метод уже не работает - сосед решил вопрос с поставками газа и построил ЛЭП "Датка"- "Кемин" для транзита электроэнергии в обход Узбекистана.

Как считает Аслан Мамат, главный камень преткновения в споре между Киргизией и Узбекистаном - это даже не гора, а контроль над водохранилищем, которое находится на киргизской территории. С прошлого года Киргизия начала забирать на свой баланс ирригационные системы и заявила права на Орто-Токойское водохранилище, построенное в советское время для орошения узбекских полей.

Два солдата на пограничном посту Узбекистана

Военнослужащие Узбекистана

Действительно, у Ташкента стало меньше рычагов давления, поскольку Бишкек развивает альтернативную инфраструктуру, сказал в интервью DW британский эксперт, преподаватель политической географии Университета Ньюкасла Ник Мегоран. "Но в любом случае, страны могут решить спор только взаимными убеждениями и учитывая интересы людей", - подчеркнул он.

В настоящее время в Узбекистане происходит транзит власти. Многие ожидают от нового руководства принципиальной позиции по спорным территориальным вопросам. "Если такие конфликты станут запланированными действиями Ташкента, то ситуация повышает риск открытого конфликта между двумя странами", - считает Аслан Мамат.

Политолог Юрий Черногаев, напротив, высказывает мнение, что скорее всего, к власти в Узбекистане уже на длительное время пришел Шавкат Мирзиёев (ныне и.о президента. - Ред), считающийся хозяйственником, и пограничные вопросы будут улажены.

Как появилась зона напряжения

Нерешенные вопросы границ привлекли внимание в 1999-2000 годах во время "баткенских событий", когда в Киргизию из Таджикистана проникли боевики запрещенного радикального движения "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ). Опасаясь угроз извне, Узбекистан начал изолироваться, возвел блокпосты и заминировал свою границу противопехотными минами.

Тогдашний глава Узбекистана Ислам Каримов хотел полного контроля над страной, усиление границ для него было приоритетно. Киргизия, напротив, была менее озабочена вопросами пограничного контроля и позиционировала себя открытой страной для разных наций, считает британский эксперт Мегоран. "Политика Узбекистана была иной: даже узбеков, живущих на территории соседних стран, они воспринимали как потенциальную угрозу, считая их более демократичными", - отметил он.

Мужчина измеряет в канале уровень воды

Ирригационный канал в Ферганской долине

Как подчеркивает политолог Мамат, сейчас вопрос границ между Узбекистаном и Киргизией осложнен тем, что две страны используют разные карты, оставленные еще советскими комиссиями, и выгодные каждой из них лично. "Например, Киргизия использует карты 1950-х годов, а Узбекистан - карты 1920-х годов. В 1991 году cобретением независимости за одну ночь административные и плохо обозначенные границы вдруг стали международными. Границы стран идут через улицы, дома и даже огороды, разделяя семьи. Река может проходить через территорию Киргизии, заходить на территорию узбекского села и снова выходить на территорию Киргизии. Это лоскут территорий, которые ничем не обозначены", - комментирует он.

Осложняет вопросы демаркации и тот факт, что у стран не было никакого опыта в решении пограничных споров и соответствующих госструктур, считает британский ученый Мегоран. "После создания погранслужб, странам пришлось обращаться за опытом к Турции и России. Двусторонняя комиссия по делимитации не формировалась вплоть до 2000 года", - сказал он.

У соседей получилось

Если с Узбекистаном и Таджикистаном у Киргизии постоянно происходят пограничные столкновения, то с Казахстаном решить территориальные споры удалось. "На севере граница была более-менее четко выделена, там не приходилось делить одно село. А граница с Узбекистаном пролегает в Ферганской долине - одной из самых плотно населенных территорий на земле, где огромные проблемы с доступом к питьевой и поливной воде и мало земли. Поэтому конкуренция за ресурсы очень большая", - поясняет политолог Мамат.

Узбекистан и Таджикистан, также имеющие сложно очерчиваемые границы, практически урегулировали споры, однако Киргизия по их пути пойти не решается из-за угроз социального взрыва. "Эти две авторитарные страны пришли к компромиссу: они менялись территориями. В одном месте таджикская сторона уступала свою территорию, а в другом месте они забирали узбекскую территорию. Киргизия попыталась поступить аналогично, но сразу столкнулась с проблемой: если в одном месте нужно было ради компромисса отдать спорную территорию, сразу начинались протесты. Когда людям объясняли, что в обмен мы получим даже больше земли, но в другом районе, то местное население говорило, что им это не нужно", - добавил собеседник DW.

Теоретически, как считает политолог, бывший глава Узбекистана Ислам Каримов и киргизские власти могли решить проблему границ. "Но я говорю именно теоретически, так как это двусторонний процесс. Если спросить, какая сторона была меньше готова к компромиссам, то я считаю, что скорее это киргизская сторона. В Киргизии центральное правительство более слабое, как только принимается какое-либо решение по границе, сразу же находятся местные элиты, ставящие его под сомнение. В Киргизии более сильная оппозиция и любое решение по демаркации выносится на национальный уровень", - сказал Аслан Мамат.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:18

Путь Каримова: манипуляция выборами и насилие (02.09.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме