1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Голландия учит ислам

27.12.2005

Сегодня мы снова поговорим об интеграции в странах Западной Европы. Связанные с ней проблемы встали на минувшей неделе с особенной остротой. Беспорядки в пригородах и городах-спутниках Парижа, где живут, в основном, выходцы из стран Северной и Центральной Африки, показали, как опасно закрывать глаза на то, как молодёжь становится всё более чужой в стране, в которой живёт.

Интеграция – это встречное движение. Не только государство должно всячески помогать тем, кому даёт приют, но и новые граждане этого государства должны знать его язык, традиции, законы. Знать и принимать. Ещё один важный аспект – исчезновение взаимных страхов, предубеждений, предрассудков. Именно такую цель поставил перед собой Амстердамский университет, открывший в этом учебном году отделение исламской теологии. О том, кто и чему учится на этом отделении, - наш первый сегодняшний репортаж.

Одна из причин радикализации молодых мусульман – экстремистские проповеди некоторых имамов. Этих имамов присылают в голландские мечети исламские общины из других стран, потому что своих в Нидерландах нет. Большинство таких мусульманских проповедников не имеют никакого представления о жизни в Западной Европе, о её традициях, принципах и свободах. Такими же чужаками воспитывают и верующих. Для того, чтобы как-то изменить ситуацию, с этой осени в Амстердамском университете открылось отделение исламской теологии.

34-летнему выходцу из Марокко приходится нелегко, хотя он вовсе не боится выступать в переполненной аудитории, тем более перед студентами, которые намного моложе его. Но сегодня – дело особое. Выступающий – мусульманин – должен познакомить молодых христиан с основами… христианской этики.

«Это тяжело, когда перед тобой столько христиан, а тебе, мусульманину, нужно рассказать о том, как ты и твои единоверцы понимают христианство. О своей религии мне говорить проще: тут у меня есть аргументы. А тут пришлось читать дополнительную литературу и посидеть в Интернете для того, чтобы серьёзно подготовиться к реферату».

Марокканец – один из сорока студентов, которые начали учёбу в Амстердамском университете по специальности «Исламская теология». Отделение впервые открылось в этом учебном году. Его выпускники получат степень бакалавра. В течение первых двух семестров слушатели «мусульманского» отделения учатся вместе со слушателями отделения христианской теологии. Они должны помочь друг другу в понимании особенностей своих религий. В третьем семестре «христиане» и «мусульмане» разделятся: начнётся специализация.

В Нидерландах уже давно шёл спор о целесообразности открытия кафедры исламской теологии. Смерть кинорежиссёра Тео Ван Гога, убитого мусульманским фанатиком в декабре прошлого года, и последовавшие за ней нападения на мечети и христианские церкви, убедили многих сомневавшихся голландцев – коренных жителей страны и выходцев из мусульманских стран – в том, что это необходимо. Заведующий новой кафедрой, профессор Хенк Фром, говорит об этом так:

«Потом стало ясно, что пришло время пробить эту идею. Правительство вело долгие переговоры с представителями мусульманской общины, но они так и не смогли договориться. Сейчас дело, наконец, сдвинулось с мёртвой точки. Очень важно, что мусульмане получили возможность учиться у нас богословию и профессионально заниматься вопросами веры».

Студенты изучают не только историю своей религии, исламское право (шариат) и Коран. В ходе учёбы они знакомятся также с другими религиозными конфессиями и с другими культурами.

«Треть всего учебного курса слушатели посещают лекции и семинары вместе с другими студентами. Они изучают, например, философию религии, участвуют в коллоквиуме «Вера и наука», постигают основы буддизма… Знакомство с чужим опытом, другими мировоззрениями играет очень важную роль. Разумеется, в программу входят также христианская этика, взаимосвязь религии и политики, прошлое и настоящее секуляризации».

Желающих записаться на отделение исламской теологии (именно записаться, так как вступительных экзаменов в голландских университетах нет) было около 180 человек. Из них по конкурсу аттестатов и по итогам собеседований отобрали сорок. Большинство из них – марокканского и египетского происхождения, но родились и выросли они уже в Нидерландах.

После окончания учёбы им предстоит работать, прежде всего, в больницах и тюрьмах, своеобразными духовниками мусульман, их доверенными лицами.

Что касается нидерландских мечетей, то сегодня практически никто из их семидесяти имамов не говорит на языке страны, в которой живёт его паства и в которой сейчас живёт он сам. Смогут ли проповедовать в мечетях выпускники университетского отделения исламской теологии, - этот вопрос пока не решён. Да и решать его будет не государство, а сами мусульманские общины.

Но независимо от того, где именно будут работать выпускники, им предстоит играть роль посредников между мусульманами и христианами, разрушая стереотипы и предубеждения:

«Я решил пойти на это отделение, потому что в Европе господствует критическое отношение к исламу и у людей искаженные представления о нашей религии. Мне хочется найти весомые аргументы для того, чтобы показать: мусульманство – это добро, а не то, что они думают. Кроме того, я хочу понять образ мышления христиан, чтобы лучше дискутировать с ними…»

Это говорит ещё один студент, тоже марокканского происхождения. Между прочим, отношение друзей и родных к его учёбе в Амстердамском университете неоднозначное. Большинство одобряет его выбор. Но находятся и такие, кто осуждает парня:

«Они говорят: наш путь – истинный! Зачем же тебе знать, какой выбрала другая сторона?!»

Общая продолжительность учёбы – три года. Преподавание ведётся на голландском языке. Но на некоторых занятиях приходится переходить на арабский, чтобы понять и объяснить терминологию.

Интеграция – не всегда проблема политическая, ментальная или языковая. Есть множество других уровней. О том, как решаются мультикультурные проблемы на уровне музыкальном, рассказывает следующий репортаж.

Эмигранты стараются на новом месте по понятным причинам держаться вместе, объединиться во всевозможные клубы и кружки по интересам. Наверное, очень хорошо укрепляет чувство общности музыка, потому что чаще всего на новой родине иностранцы создают музыкальные коллективы, в которых исполняют песни на родном языке. Не составляют здесь исключение и турки, итальянцы, российские немцы, приезжающие в Германию. Дортмундская группа «Ethnoah» отличается же тем, что здесь играют не выходцы какой-то одной страны, а представители сразу 12 национальностей. И каждый из музыкантов привносит в творчество группы что-то свое. Так возникают необычные мелодии в стиле World-Music. Надежда Баева побывала на репетиции группы «Ethnoah».

Пятница. Девять вечера. Дортмундский культурный центр Dietrich-Keuning-Haus. В маленьком зале для репетиций – вавилонское смешение языков, национальностей, музыкальных инструментов, фольклора... Еще бы! Ведь в группе Ethnoah играют 15 музыкантов из двенадцати разных стран: Турции, Казахстана, Марокко, Македонии, Вьетнама... Вместе они делают современную этническую музыку – World-Music.

Рассказывает солистка группы – и надо добавить единственная женщина в группе – российская немка Маргарита Кирхмайер:

«Это симбиоз из музыки различных культур, каких-то музыкальных традиций, плюс какие-то вненациональные элементы из различных музыкальных жанров, в том числе элементы джаза, рэпа, даже хип-хоп где-то проскальзывает. В общем, это такой симбиоз, и получается интересный результат».

В репертуаре группы Ethnoah – песни на девяти языках: в том числе на русском, украинском, турецком, греческом и даже на иврите. Музыканты играют на 20 музыкальных инструментах: здесь и экзотические – сас, дарбука, хомус, и всем известные электрогитара, флейта, саксофон. Рассказывает музыкальный руководитель группы Джесми Актуран, курд по национальности:

«Мы изобретаем новый и своеобразный музыкальный стиль, ведь мы открыты для самых разных направлений. Каждой идее и каждому фольклорному стилю найдется у нас место. Наши поклонники часто говорят нам на концертах, что музыка «Ethnoah» – самое то, что им нужно, в ней смешано столько разных культур, но самобытность фольклора при этом не теряется».

Несмотря на эту, казалось бы, несовместимость стилей, фольклорных направлений и инструментов, музыка получается такая, что заводит каждого. А ведь все участники группы – музыканты-любители. Они работают учителями, программистами, руководят собственными фирмами или ... сидят на пособии по безработице.

Неологизм «Ethnoah» можно перевести как «интернациональный музыкальный ковчег». Группа появилась в Дортмунде два года назад. Она была создана в рамках проекта, направленного против ксенофобии и расизма. Джесми Актуран продолжает:

«Потом мы вдруг поняли, что получилась очень хорошая команда, настоящая семья. И мы стали играть дальше, уже для себя и постепенно вышли на сцену. Но наша цель осталась та же – показать многообразие музыки, которая к тому же объединяет столько разных этносов».

«Мирное сосуществование разных народов возможно!» – с этим девизом группа Ethnoah почти каждую неделю выходит на разные сцены Северного Рейна-Вестфалии. «И наш дружный коллектив – живой тому пример», – говорит Доган Бичер, турецкий участник группы:

«Все люди одинаковы, независимо от того, как они выглядят и на каком языке говорят. Мир – это одно целое», – именно это я хочу донести через свою музыку. Посмотрите на нас, и вы увидите, что разные народы могут ужиться друг с другом, если они того хотят».

Того же мнения и певица Маргарита Кирхмайер:

«Вообще, удивительно, в одном коллективе сосуществуют такие разные представители враждующих иногда народов, а мы сосуществуем приятно, интересно, весело и хорошо. Конечно, было бы утопией думать, что у нас вообще не бывает конфликтов. Но они возникают, как правило, не на национальной почве, а если не сошлись характером или не допоняли друг друга».