1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Годовщину Андижана вспоминают в Швеции

Представители узбекской оппозиции в Швеции заявили о намерении провести в Стокгольме акции протеста, посвященные трехлетней годовщине андижанских событий.

default

Обошедшие весь мир картины подавления волнений в Андижане в мае 2005 года

Представители узбекской оппозиции в Швеции заявили о намерении провести в Стокгольме акции протеста, посвященные трехлетней годовщине андижанских событий. Пикеты пройдут перед зданием шведского правительства и Министерства иностранных дел Швеции.

Случайный свидетель

"Кровопролитие в Андижане не должно быть забыто", считает один из организаторов предстоящих митингов, активист оппозиционной партии "Эрк" Дустназар Худойназаров.
Между тем, шведская журналистка Эллин Йонссон, ставшая три года назад свидетельницей андижанских событий, широко информировала в течение трех последних лет шведскую общественность о том, что произошло в этом городе.

Так уж случилось, что незадолго до тех роковых событий журналистка обучала на семинаре сотрудников ташкентской газеты "Даракчи", потом, узнав о напряженной ситуации, сложившейся вокруг судебного процесса над акромистами, репортёр шведского радио и телевидения отправилась в Андижан.


"Я случайно оказалась тогда в Узбекистане. Я работала обучающим консультантом в газете "Даракчи". И меня показывали потом по телевидению в Узбекистане как врага народа. А съемки делали в Киргизстане, в лагере беженцев".

"Информацию из Узбекистана получить сложно"

С тех пор Эллин Йонссон внимательно следит за развитием событий в Узбекистане. И наиболее тревожит журналистку ситуация со свободой слова в стране.

"В Узбекистане уже почти никого не осталось из журналистов. А те, кто остался, не могут работать. Потому что это очень опасно. Особенно после убийства журналиста Алишера Саипова стало очевидно, что нельзя ни писать, ни открыто выражать свою точку зрения. А потом, сейчас практически нет информации об Узбекистанe. И это влияет на отношение и политику Европейского Союза, да и вообще на отношение всего Запада к Узбекистану. Ситуация, как мне кажется, сложилась очень опасная, так как Узбекистан становится закрытой страной, а это ужасно, прежде всего, для самих жителей Узбекистана".

После Андижана шведы стали немного больше знать об Узбекистане


Шведское общество мало знает об Узбекистане, отмечает журналистка. Хотя после андижанских событий, когда в Швеции резко увеличилось количество узбекских беженцев, шведы имеют более обширное представление об этой стране:

"Об Узбекистане здесь знают плохо, но все же лучше, чем несколько лет назад. После андижанских событий люди стали знать больше, потому что больше беженцев стало прибывать оттуда. И теперь большинство знает, что там диктатура и что там сложно жить. Хотя большинство шведов всё же не могут показать на карте, где находится Узбекистан. Я часто выступаю на лекциях и рассказываю людям о том, что я видела в Андижане. Люди очень удивляются, они просто в ужасе".

А вот что рассказывает сотрудник департамента Восточной Европы и Центральной Азии Министерства иностранных дел Швеции Торгны Хиннему:

”Информации об Узбекистане очень мало. Это очень заметно для меня, потому что я был в этой стране ещё в семидесятых годах, и меня всегда интересовала узбекская культура, но в последние годы стало довольно сложно связываться с людьми в сфере культуры”.

Андижан негативно сказался и на культурном обмене


По его наблюдению, после андижанских событий Узбекистан стал более закрытым и для культурно-дипломатических связей между двумя странами:

"Я регулярно пытаюсь читать информацию из центрально-азиатских стран и из узбекских источников. Почти ничего нет интересного, это ужасно, что так мало информации об Узбекистане. А кроме того, что меня особенно удивило, так это то, что мне отказали в визе. Я в июне должен был ехать в Узбекистан. Так как у нас в Швеции организуют большой международный конгресс специалистов по Восточной Европе и Центральной Азии. И мы хотели встретиться с представителями университетов в Узбекистане, чтобы потом их пригласить на этот конгресс. Но нам просто не дали визу! Нам сказали, что сегодня невозможно иметь прямые контакты между нашими университетами. Это очень странно. Но это, безусловно, знак. И мне кажется, что это реакция после андижанских событий. Власти Узбекистана думают, что это как-то повлияет на узбекистанцев, они боятся, что люди могут получить "ненужные" идеи из-за рубежа".

Наталья Бушуева