1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Глобальное потепление и его последствия

16.04.2007

Учёные и политики ещё продолжали бурно обсуждать первую часть отчёта о глобальном изменении климата Земли, которую специальный Совет ООН представил в начале февраля в Париже,

а тем временем уже была завершена работа над второй частью отчёта. Её утверждение и презентация прошли в Брюсселе в Страстную пятницу, и создаётся ощущение, что этот скорбный день был выбран неслучайно – столь мрачную картину будущего нашей планеты нарисовали эксперты из 124-х стран мира. Если в первой части отчёта речь шла об общих тенденциях в изменении климата Земли и об их причинах, то вторая часть анализирует последствия этих изменений для населения планеты и всей её экосистемы. Запланирована и третья часть – в ней будут даны конкретные рекомендации политикам и руководителям государств. Если попытаться вкратце суммировать смысл второй части отчёта, то он таков: хотя набирающее обороты глобальное потепление так или иначе затронет все без исключения страны и континенты, есть четыре региона, по которым изменение климата ударит больнее всего. Это густонаселённое побережье Азии в устьях крупных рек, где ожидаются катастрофические наводнения; это засушливые регионы Африки, где жара и нехватка воды сделают жизнь практически невозможной; это Арктика; и это множество мелких островов в Тихом океане, которые могут просто исчезнуть в морской пучине вследствие повышения уровня мирового океана. Согласно прогнозам ведущих экспертов, уже через 70 лет более 3-х миллиардов человек на Земле будут испытывать нехватку питьевой воды, 600 миллионов – острую нехватку продовольствия. Глобальное повышение среднегодовых температур всего на 2,5 градуса к концу столетия поставит на грань вымирания треть всех существующих сегодня видов животных и растений. Предотвратить изменение климата человечество не в силах: всё, что оно ещё может предпринять, это постараться, во-первых, уменьшить его масштабы, а во-вторых, как можно лучше к приспособиться к неизбежному. Впрочем, председатель Совета ООН по изменению климата – индийский инженер и эколог Раджендра Пачаури (Rajendra Pachauri) – указал и на такой аспект проблемы:

Беднейшие из бедных этого мира, включая даже бедные слои населения в процветающих странах, – вот по кому глобальные изменения климата ударят больнее всего. Об этом не следует забывать, потому что бедные люди наиболее уязвимы, они практически не имеют никакой возможности приспособиться или подготовиться к надвигающимся драматическим изменениям окружающей среды.

Но и промышленно-развитые страны Запада в целом не минует чаша сия. Например, эксперты прогнозируют всё более жаркие и засушливые лета в крупных мегаполисах США вроде Чикаго, дефицит пресной воды на западном побережье страны, значительно более частые и ещё более разрушительные, чем пресловутая Катрина, ураганы на юго-востоке США, лесные пожары в США и в Мексике.

Не столь однозначно выглядят прогнозы в отношении Европы. Северной части континента глобальное потепление может даже дать определённые преимущества, если иметь в виду сельское и лесное хозяйство, а также гидроэнергетику. Но центральная и особенно южная Европа от изменения климата пострадают. В средиземноморском регионе – во Франции, Италии, Испании, – обострится ощущаемый уже сегодня дефицит пресной воды, усилятся засухи и лесные пожары.

Впрочем, говорить о последствиях изменения климата в будущем времени неверно: они, хоть пока и не в столь драматической форме, ощущаются уже сегодня. В частности, наглядные свидетельства процесса глобального потепления из года в год наблюдают – хотя, возможно, и не отдают себе в этом отчёта, – европейские грибники. Они всё чаще сталкиваются с тем, что привычные, прекрасно им знакомые виды грибов вдруг появляются в лесу в, казалось бы, совершенно неурочное время. Британские экологи опубликовали на днях в журнале «Science» статью, в которой подвели под эти случайные бытовые наблюдения прочную научную основу. Впрочем, заложил эту самую бесценную базу данных, которой теперь воспользовались учёные, тоже грибник-любитель, каменщик по профессии, Эдуард Гендж (Edward Gange). С 1950-го года регулярно собирая грибы в одном и том же лесу в окрестностях города Солсбери, он скрупулёзно записывал на карточках, когда какой вид гриба впервые в данном сезоне появлялся и как долго его ещё можно было здесь встретить. Эти записи и стали основой для анализа, выполненного его сыном Аланом (Alan) Генджем, экологом Королевского колледжа Холлоуэй при Лондонском университете. Алан говорит:

Отец вышел на пенсию 12 лет назад, купил себе компьютер и перенёс в него всю свою картотеку. Этот массив данных составил 52 тысячи карточек. Когда он рассказал мне об этом, я сразу понял, какой фантастический, поистине бесценный источник информации оказался в моём распоряжении. Ведь эти данные позволяют судить о том, как глобальное изменение климата влияет на природу осенью. До сих пор все наблюдения и исследования такого рода концентрировались на весне: когда какие птицы начинают вить гнёзда, когда какие растения начинают цвести.

Большая часть жизненного цикла грибов проходит под землёй и скрыта от глаз человека. Грибы существуют там в виде широкой сети тонких длинных ветвящихся нитей – так называемых гиф, – образующих грибницу – так называемый мицелий. При наступлении тёплой и влажной погоды мицелий образует надземные спороносные плодовые тела, которые, собственно, и принято в обиходе называть грибами. А наступление холодов завершает сезон вегетации. Понятно, что изменение климата не может не повлиять на это цикл. И действительно, данные Алана Генджа, основанные на картотеке отца и на собственных наблюдениях, свидетельствуют о том, что более чем 70 процентов наиболее распространённых в Великобритании грибов ведут себя сегодня совсем не так, как 10, 20, а тем более 30 или 40 лет назад:

Прежде всего, продолжительность грибного сезона с 1950-го года более чем удвоилась. В 50-е годы грибной сезон длился в среднем 32 дня. Он начинался в первых числах сентября и завершался в начале октября. Сегодня грибной сезон начинается гораздо раньше и длится в среднем 75 дней.

Иными словами, многие виды грибов, которые в середине прошлого века появлялись в лесу лишь в сентябре, сегодня можно встретить уже в августе, а то и в июле. А виды, в 50-е годы исчезавшие в октябре, сегодня нередко дотягивают до Рождества – например, мухоморы. Алан Гендж продолжает:

Второе явление ещё необычнее: многие грибы теперь плодоносят два раза в год. Виды, которые обычно появляются в октябре, мы теперь часто обнаруживаем также в апреле и мае. Ничего подобного раньше не наблюдалось.

Это относится как к съедобным грибам – скажем, лисичкам или опятам, – так и к несъедобным – таким, например, как свинушка или ложный валуй. Сегодня в Великобритании грибной сезон имеет два перерыва – летний и зимний. Летом слишком сухо, зимой слишком холодно. Но если в процессе глобального изменения климата средние температуры в январе и феврале будут и далее повышаться, то наступит время, когда грибы в британских лесах можно будет собирать чуть ли не круглый год. А это, в свою очередь, вызовет далеко идущие последствия. Алан Гендж говорит:

Если сегодня грибы образуют плодовые тела дважды в год, это не может не отражаться на всей экосистеме леса. Грибы не содержат хлорофилла, не могут усваивать углекислоту из воздуха и питаются за счёт готового органического вещества, содержащегося в почве или ином субстрате. То есть они либо живут за счёт разложения отмерших растительных остатков – опавших листьев, хвои, веток и т.п., – либо вступают в симбиоз с деревьями и получают питательные вещества не только из лесной подстилки, но и из корней древесных пород. Таким образом, если грибы плодоносят сегодня дважды в году, то им нужно вдвое больше питательных веществ для формирования плодовых тел. То есть в наши дни грибы разлагают двое больше биомассы, чем ещё 50 лет назад.

Пока это фактор для экосистемы леса скорее положительный. Ведь грибы-сапротрофы обеспечивают своего рода утилизацию лесных отходов, грибы-симбионты снабжают деревья питательными веществами:

Это означает, что сегодня деревья получают больше питательных веществ, чем прежде, и это способствует их росту. Однако через 50 или 100 лет, если потепление будет продолжаться и процессы вегетации ускоряться, это может дать в конечном итоге и негативный эффект, поскольку вся экосистема выйдет из равновесия.

Пока же Алан Гендж даёт грибникам – если не всем, то уж по крайней мере британским, – практический совет:

Если вы собираетесь в лес по грибы, отправляйтесь туда уже в июле, а не дожидайтесь сентября.

Ещё одно последствие глобального потепления, наблюдаемое уже сегодня, но имеющее, в отличие от ускорения грибного цикла развития, безусловно негативный характер, – это широкое распространение клещей, а значит, и переносимых ими опасных инфекционных заболеваний – так называемого весенне-летнего менингоэнцефалита и клещевого боррелиоза, именуемого также болезнью Лайма. Этой проблеме даже был посвящён прошедший недавно в Йене специальный симпозиум. Приведённые на симпозиуме факты не могут не вызывать тревогу. Похоже, что весенне-летний менингоэнцефалит, как именуется переносимая клещом форма воспаления головного мозга и его оболочек, уже не в полной мере соответствует этому своему названию, поскольку сегодня он всё чаще встречается задолго до наступления календарной весны. Доктор Йохен Зюс (Jochen Süß), научный сотрудник Федерального исследовательского института ветеринарии в Йене, говорит:

Чешские коллеги зарегистрировали в 2006-м году свыше тысячи случаев заболевания клещевым менингоэнцефалитом. Удивительно то, что почти половина этого количества пришлась на последнюю треть года. А ведь это те месяцы, когда у нас обычно регистрируется лишь несколько единичных случаев заболевания. По крайней мере, так было до сих пор.

Теперь, судя по всему, ситуация кардинально изменится – и, как несложно догадаться, отнюдь не в лучшую сторону. В нынешнем году в окрестностях Берлина клещи сохраняли активность даже с октября по январь, хотя в эти месяцы им уж точно положено пребывать в зимнем оцепенении. Наиболее распространённый в Германии вид клеща – клещ собачий (Ixodes ricinus) – выходит из спячки, когда температура почвы достигает 7 градусов Цельсия, а влажность воздуха превышает 85 процентов. После этого он отправляется на охоту – вернее, на поиск подходящего хозяина. В последние десятилетия ареал обитания клеща постоянно расширялся на север, охватывая всё новые регионы. Профессор Фридрих Вильгельм Герстенгарбе (Friedrich Wilhelm Gerstengarbe), научный сотрудник Института по изучению последствий изменения климата в Потсдаме, поясняет:

Активное распространение клещей началось около 30-ти лет назад, и в то же время на протяжении вот уже 30-ти лет мы наблюдаем значительный рост среднегодовых температур. Эти процессы идут строго синхронно, то есть тут можно говорить об очень высокой степени корреляции.

На симпозиуме в Йене климатологи, метеорологи, врачи-эпидемиологи и арахнологи, то есть специалисты, изучающие паукообразных, к каковым относятся и клещи, обсуждали возможности более тесного сотрудничества с тем, чтобы найти способы надёжного прогнозирования распространения клеща и переносимых им заболеваний. Профессор Герстенгарбе поясняет:

Ну если, скажем, в Бранденбурге этим летом имела бы место очень сухая погода, то вероятность укуса клеща была бы крайне невелика. Зато она была бы гораздо выше весной, когда там выпадает много осадков. На юго-западе Германии за последние 50 лет среднегодовое количество осадков увеличилось на 300-400 миллиметров. Естественно, это сказывается и на поведении клещей. Там влажность постоянно превышает 85 процентов, так что едва начинает расти температура, сразу резко увеличивается и заболеваемость весенне-летним менингоэнцефалитом. И вот теперь эта описанная мною ситуация, типичная для юго-западных регионов страны, начинает под воздействием глобального изменения климата смещаться на север. И перед нами встаёт вопрос: как поведёт себя клещ? Увеличится численность его популяции или нет? Будет клещ мигрировать на север или не будет, а если будет, то насколько быстро?

В Германии соответствующей статистики не ведётся. Но печальный опыт других стран не даёт оснований сомневаться: клещ мигрирует. В Швеции он уже проник с южного побережья в центральные районы страны; в Норвегии его ещё недавно вообще не было, а сегодня он уже есть; а финские учёные даже обнаружили первые экземпляры всего в 200 километрах от полярного круга. Вряд ли клещ поведёт себя в Германии иначе. Поэтому медики бьют тревогу уже сегодня: та самая популяция из юго-западных районов страны, которая, согласно прогнозам климатологов, может захватить чуть ли не всю территорию Германии, является переносчиком обеих инфекций. Впрочем, не каждый укус клеща автоматически означает заражение. По оценкам эпидемиологов – правда, довольно приблизительным, – переносчиком вируса весенне-летнего менингоэнцефалита являются лишь от одного до пяти процентов клещей. Доля клещей, инфицированных спирохетами, вызывающими у человека боррелиоз, значительно выше: она составляет от 5-ти до 50-ти процентов, зато между укусом клеща и проникновением бактерий в кровь проходит не менее 12-ти часов, что даёт возможность принять необходимые меры. И всё же в Германии боррелиозом болеют около 50-ти тысяч человек, а уровень заболеваемости весенне-летним менингоэнцефалитом за последние 2 года удвоился и превысил 500 случаев в год. Доктор Зюс поясняет:

Когда известно, какие регионы подвержены наибольшему риску, то, понаблюдав за погодой в зимний период, можно заранее выдать довольно точный прогноз и обратиться к населению тех районов, где ожидается нашествие клещей, с призывом сделать прививку против весенне-летнего менингоэнцефалита. Примерно так осуществляется сегодня вакцинация против гриппа. Такие же кампании мы должны проводить и в отношении заболеваний, переносимых клещами.

Правда, прививка имеется только против менигоэнцефалита, но ведь и это немало. А с учётом беспрецедентно мягкой погоды минувшей зимой и уже очень жаркой весны призыв к бдительности в отношении клещей прозвучал бы в нынешнем году как нельзя более кстати.