1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Глобализация и те, кто от нее выиграл

30.01.2008

Сегодня мы поговорим о глобализации в самых разных ее проявлениях. Вы познакомитесь с индексом глобализации, который ежегодно подсчитывают швейцарские ученые, и узнаете, какие страны в наибольшей степени вписались с сегодняшний глобализированный мир - и какое место в этом рейтинге занимают Германия, Россиия и Эстония. А затем мы заглянем в крупнейший немецкий морской порт в Гамбурге и крупнейший в Европе речной порт в Дуйсбурге – и посмотрим, в какой мере именно они выиграли от глобализации.

Мы живем в эпоху глобализации – с этим тезисом никто, пожалуй, спорить не будет. Но в какой мере те или иный страны затронуты этим явлением, в какой мере они вовлечены в данный процесс? Ответ на этот вопрос ежегодно дают швейцарские ученые, которые разработали и старательно подсчитывают индекс глобализации. Так кто же лидирует в швейцарском рейтинге – и что такое лидерство, собственно, означает? Это выясняла Марина Борисова.

«Бельгия с середины 80-х годов является лидером. На втором месте с 2001 года находится Австрия. Далее в списке самых глобализированных стран мира – Швеция, Швейцария, Дания и Нидерланды», - говорит Аксель Дреер, аналитик Цюрихского государственного технического университета (ETH). Вместе с коллегами он составляет индекс глобализации. В его основе 24 параметра. Тесту на глобализацию подвергаются 122 страны. Отсчет ведется с 70-х годов.

Как отмечает швейцарский ученый: «Мы решили не ограничиваться исключительно экономическими аспектами глобализации и расширили сферу исследования, введя социальные и политические компоненты. Среди экономических критериев мы берем, например, показатели внешней торговли, валовой внутренний продукт, динамику прямых иностранных инвестиций».

Субиндекс «политической глобализированности» учитывает: «Число посольств в данной стране, членство в международных организациях, взаимодействие с ООН». И, наконец: «Социальная глобализированность. Тут главная задача – измерить, насколько тесно жители данной страны связаны с окружающим миром».

Индекс социальной глобализированности учитывает развитие международного туризма, трансфер идей и информации, мобильность населения.

На протяжении трех десятилетий наиболее высокую степень глобализированности демонстрировали индустриально развитые страны с высоким уровнем доходов населения. Однако в настоящий момент в списке цюрихского института наблюдаются заметные изменения. По словам Акселя Дреера, «как раз за последние два года в индустриальных странах рост индекса глобализированности замедлился, а в некоторых так вообще наступила стагнация».

Так, Канада по сравнению с прошлым годом спустилась на девять строчек в общем рейтинге. Во Франции и Финляндии положительная динамика также обернулась вспять. Крупнейшая же экономика Европы – Германия – находится на 11 месте.

А роль мотора глобализации взяли на себя быстроразвивающиеся экономики: «Именно они теперь определяют динамику. Именно благодаря им глобализация и продолжается».

В группе BRIC, которая объединяет наиболее крупные страны с высокими показателями экономического роста, лидирует Россия – у нее 33 место. Китай уступает ей десять позиций. Однако стоит отметить, что по показателю экономической глобализированности КНР выигрывает у России восемь ступеней. Бразилия и Индия в общем рейтинге занимают соответственно 52 и 81 места.

Эксперт Цюрихского государственного технического университета (ETH) особо указывает на тот факт, что с 2001 года наблюдается стагнация в индексе социальной глобализированности. А ведь этот показатель измеряет, в частности, интенсивность информационных потоков. Неужели перестали поступать импульсы от новой экономики, в основе которой компьютерные технологии и Интернет?

«Здесь нет никакого противоречия. Мы, действительно, живём в информационном обществе. Широкое распространение Интернета, высокая мобильность населения…. Просто особенно богатые страны к настоящему моменту достигли такого уровня развития, что говорить о новом взлёте просто не приходится».

И никаких перспектив дальнейшего роста в этой сфере?

«Возможно, в будущем, если появятся новые технологии, будут сделаны и новые открытия. Однако мне с трудом верится, что, например, дальнейший бурный рост числа пользователей Интернета в Австрии, Швейцарии и Франции еще возможен».

По просьбе нашей радиостанции Аксель Дреер даёт более детальный анализ тому 33 месту, которое в общем индексе швейцарского института занимает в этом году Россия.: « Самые низкие позиции у России по показателю экономической глобализированности – 72 место. По социальному показателю Россия на 39 месте. А вот по индексу политической глобализированности Россия в тройке лидеров».

Перед ней только Франция и Соединенные Штаты Америки. Аксель Дреер особо подчеркивает: «Мы не занимаемся измерением того, насколько близки друг другу страны по политическим взглядам. Речь идёт только об их активности в мировой политике, деятельности посольств, о членстве в международных организациях».

Многие рейтинги рассчитываются для того, чтобы оценить конкурентоспособность тех или иных стран. Однако мой собеседник в Цюрихе указывают на коренное отличие индекса глобализированности: «Он не позволяет оценить конкурентоспособность страны. Мы просто видим, что по показателю экономической глобализированности лидируют Сингапур, Люксембург и Бельгия. В первой пятерке оказалась и Эстония».

Аксель Дреер обращает здесь внимание на два аспекта: «Во-первых, глобализация – это совсем не обязательно позитивное явление. Мы провели массу исследований, чтобы выявить ее последствия. И выяснили, что чем выше степень экономической глобализированности, тем меньше преимуществ у национальных производителей на своем внутреннем рынке и, тем слабее, например, позиции профсоюзов. Средние темпы экономического роста, конечно, повышаются, однако усиливается и имущественное неравенство. Поэтому нельзя априори утверждать, что для страны хорошо занимать верхние позиции в нашем рейтинге».

«Во-вторых, если посмотреть на страны, которые занимают верхние позиции, то сразу видно, что речь идёт об экономиках, в которых производство меньше всего ориентировано на внутреннее потребление. А вот у Соединенных Штатов доходы от внешней торговли достаточно скромные, так как большая часть товаров и услуг потребляется внутри страны. Это не хорошо и не плохо. Это просто характерная черта данного государства. В Эстонии же совсем другая ситуация».

Вопрос, который напрашивается сам собой: как позиции страны в индексе глобализированности отражаются на ее имидже?

«Мы видим, что повышение рейтинга оценивается в средствах массовой информации весьма позитивно. И это не перестает нас удивлять. Ведь сами мы не делаем из этого ни положительных, ни отрицательных выводов. Для нас наш индекс – это просто нейтральный инструмент для измерения степени глобализированности. Однако страны, особенно лидирующие, использует результаты наших подсчетов в целях маркетинга. Мол, в этом году мы обошли такие-то страны, мы улучшили свои показатели по таким-то позициям. При снижении реакция, соответственно, негативная. На самом же деле, это вовсе не обязательно свидетельствует об отрицательных тенденциях».

Подводя итоги, Аксель Дреер, аналитик Цюрихского государственного технического университета (ETH), говорит: « Думаю, не надо упускать из виду тот факт, что в целом глобализация – положительное явление. И с этим утверждением согласится большинство экономистов. Однако в процессе глобализации появляются как победители, так и проигравшие. Да и среди победителей лавры распределяются неравномерно. Совершенно естественно, что у глобализации есть противники. Если жить в стране с высокими средними доходами, но при этом иметь достаточно скромный заработок и плохое образование, то, конечно, можно считать себя жертвой глобализации».

Мы сегодня говорим не о жертвах глобализации, а о тех, кто от нее выиграл. И в Германии таковых много, очень много – это и конкретные люди, будь-то бизнесмены или квалифицированные работники, это и многочисленные предприятия, особенно те, которые работают на экспорт. А еще благодаря глобализации подлинный бум переживают сейчас немецкие порты – и морские, и речные.

Город Гамбург и, в первую очередь, Гамбургский порт от глобализации явно выиграли. Мы зарабатываем и на росте импорта, и на увеличении экспорта. Причем важную роль сыграли традиционные связи Гамбурга с Юго-Восточной Азией и особенно с Китаем. Мы стали одним из важных перевалочных пунктов в глобальной торговле.

…говорит Кристиана Курт, пресс-секретарь управляющей компании Гамбургского порта. За последние шесть лет оборот контейнеров в этом старом ганзейском порте, постоянно обновляющемся и расширяющемся, увеличился вдвое. Так что по числу разгруженных и загруженных контейнеров Гамбург прочно занимает сейчас второе место в Европе после голландского Роттердама. Правда, если брать перевалку грузов в целом, то тут Гамбург уступает еще и бельгийскому Антверпену. В любом случае, глобализация, давшая мощный импульс мировой торговле и морским перевозкам, обеспечила Гамбургу подлинный бум. Однако бурное развитие судоходства таит в себе и определенную опасность – контейнеровозы в эпоху глобализации становятся все крупнее и крупнее, а глубина Эльбы на том отрезке, который соединяет город с Северным морем, составляет всего 14 с половиной метров. Кристиана Курт утверждает, что данное обстоятельство не приведет к тому, что Гамбург впредь будут обходить стороной самые современные грузовые суда.

Прогнозы и конкретные планы судостроителей показывают, что осадка судов не будет все больше и больше увеличиваться. Потому что и в других портах на нашей планете – Гамбург тут не исключение – имеются ограничения по максимальной осадке судов. К тому же суда, достигнув определенных размеров, просто утрачивают маневренность. Поэтому мы настроены весьма оптимистично и считаем, что Гамбургский порт хорошо подготовлен к появлению нового поколения судов.

С такой оценкой не согласен Хельмут Вернер, исполнительный директор компании, которая сооружает в Вильгельмсхафене, на самом берегу Северного моря, новый немецкий глубоководный порт.

Мы все просто поражены тем, какой рывок сделало судостроение буквально за каких-то три последних года. Уже сейчас в эксплуатации находятся суда длиною почти в 400 метров. Судно таких размеров при заходе в Эльбу непременно столкнется с проблемами.

Кристиана Курт, пресс-секретарь управляющей компании Гамбургского порта, тем не менее убеждена, что новый порт никакой угрозы не составляет – ведь глобализация-то продолжается:

На наш взгляд, никакой конкурентной ситуации у нас здесь, в Германии, в этой области нет. Так что вопрос о том, будет ли порт Яде-Везер вытеснять Гамбург с рынка или нет, просто не стоит. Мы считаем, что в условиях быстро развивающейся мировой торговли Германии будут очень нужны все ее порты.

В том числе и речные. Именно в Германии находится крупнейший речной порт Европы. Расположен он на берегу Рейна в Дуйсбурге. Рядом – Рурская область, и когда-то через этот порт шли в основном уголь и сталь. Потом начался период упадка, и лишь благодаря глобализации у Дуйсбургского порта началась новая жизнь: теперь сюда вверх по Рейну из Роттердама в огромных количествах везут дальневосточную, китайскую продукцию, а отсюда отправляют металлы, станки или, например, вино:

Еще в конце 90-х годов порт в Дуйсбурге был в весьма плохом состоянии. С тех пор мы увеличили оборот в пять раз, а прибыль – в двадцать раз.

И что тоже очень важно: число работников, связанных с портом и с обслуживающими его транспортными предприятиями, выросло с 24 тысяч до 36 тысяч. Мне кажется, по данному показателю мы тоже абсолютные лидеры в Европе.

… рассказывает Эрих Штааке, председатель правления акционерного общества «Дуйсбургский порт. А начальник терминала Петер Штамм добавляет:

Мы будем дополнительно нанимать людей, потому что и так уже работаем здесь в три смены и по выходным.