1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

Главная гостья Франкфуртской книжной ярмарки - Литва

16.10.2002

Главной страной или «главной гостьей» Франкфуртской книжной ярмарки стала на этот раз Литва. То есть литовскую литературу и литовских писателей представляют здесь особенно широко и специально к ярмарке немецкие издательства выпустили несколько новых книг, переведённых с литовского. Это, например, сборник рассказов Ричардаса Гавелиса «Голубь мира», романы Юрги Иванаускайте «Ведьма дождя», и Юргиса Кунчинаса «Передвижные рентгеновские кабинеты», Ицхокаса Мераса «Ничья на несколько секунд», сборник новелл молодых писателей Литвы, поэтическая антология, в которую вошли стихи четырнадцати литовских поэтов… Вообще программа презентации Литвы на Франкфуртской ярмарке приятно удивляет своим размахом. Очень современный по своему дизайну стенд – большой, светлый, хорошо продуманный и с хорошим вкусом оформленный – это не просто выставка достижений литературного хозяйства. Здесь и по соседству каждый день будут проходить встречи с писателями, различные дискуссии (например, о корнях многокультурности Литвы, о её связях с другими странами Балтии, с Германией и Россией, о наследии литваков – литовских евреев). Открыты выставки изобразительного искусства и фотографии, пройдут гастрольные спектакли одного из вильнюсских театров… А фестиваль литовского кино, начавшийся ещё в середине сентября, продлится до конца октября. Любители современного джаза насладились великолепным трио Ганелин – Тарасов – Чекасин. Между прочим, только перкуссионист Владимир Тарасов живёт сейчас в Вильнюсе. Ганелин приехал из Израиля, а Чекасин – из Баварии. Обратите внимание. Франкфуртская книжная ярмарка – событие очень большого значения, причем не только культурного, но и общественного. Так вот: литовское правительство пригласило участвовать в открытии рамочной культурной программы нелитовцев, из которых к тому же двое – Ганелин и Чекасин – живут не в Литве. Это к разговорам о «русофобии» литовских властей. Проблемы в связи с презентацией возникли по другому поводу: а какую литературу представлять? Часть литовских политиков считает, что всю литературу советского периода как отравленную идеологией и соцреализмом надо отправить на свалку истории и во Франкфурте ей не место. Отчасти такая точка зрения (мною несколько утрированная) нашла отражение в литовской презентации на ярмарке.

Триединая литовская литература

Одна из главных сложностей, с которой столкнулись организаторы презентации Литвы на Франкфуртской книжной ярмарке, – неоднородность литовской литературы ХХ века, фактически наличие трех разных литератур: советской, эмигрантской и новой литературы независимой Литвы. Однако Раза Кичайте, руководившая подготовкой к ярмарке с литовской стороны, утверждает, что представить литовскую литературу как единое целое не составило организаторам большого труда:

«Независимо от времени, когда были созданы те или иные произведения: до 1940 года, в советское время в самой Литве и в эмиграции, или же в годы независимости - их объединяет тот факт, что это – литовская литература, написанная литовскими писателями для литовцев. Из этого мы и исходили, разрабатывая концепцию презентации».

На литовском стенде вы не встретите «классических» произведений советского периода, продолжает Раза Кичайте:

«Отличительной чертой советской литературы в Литве было сильное влияние пропаганды режима. Эта литература не была свободной. Тогда была написана масса книг, не представляющих никакой художественной ценности и благополучно забытых сегодня. В то же время существовала и литература в эмиграции. Это была сильная поэзия и проза свободных от цензуры авторов».

Но некоторые произведения советского периода увидели свет только после обретения Литвой независимости. Вппрочем, организаторы презентации Литвы на Франкфуртской ярмарке намеренно отказались от деления авторов и их произведений на исторические периоды и политические пристрастия. Не представлен здесь отдельно и феномен русскоязычной литовской литературы:

«Насколько мне известно, в Литве не писали по-русски. Литовская литература – романы, рассказы, стихи – переводилась на русский язык, но создавались эти произведения на литовском языке. Единственное исключение составляет писатель Григорий Канович».

Писатель, поэт, драматург и переводчик Канович дебютировал в 1955 году сборником стихов на русском языке. В 1964 году вышла в свет его первая книга, написанная по-литовски. Бывший председатель еврейской общины Литвы и член правления «Саюдиса» Григорий Канович переводил произведения своих коллег с литовского на русский язык. В настоящее время он живет и работает в Тель-Авиве и пишет по-русски. Вниманию посетителей ярмарки предлагаются три романа Кановича, вышедшие в издательстве «Aufbau-Verlag» на немецком языке. Кроме их автора, во Франкфурте будут представлять свои книги многие известные литовские писатели и поэты:

«На ярмарку во Франкфурт приехали, среди прочих, такие знаменитости, как Томас Венцлова, новая звезда на литературном небосклоне Литвы Рената Шерелите, а также писатель Ицхокас Мерас».

Интересно отметить, что все представленные во Франкфурте произведения отбирались для участия в ярмарке вовсе не в Литве, рассказывает Раза Кичайте:

«Отбор произведений для перевода и публикации к франкфуртской книжной ярмарке осуществляли немецкие издательства. Критерием отбора был потенциальный интерес немецкого читателя к этим книгам и их возможный коммерческий успех в Германии. Практически всё, что представлено здесь, было переведено специально для ярмарки, в общей сложности, более 20 книг».

Одно хочется мне добавить. Всё–таки вот так разом перечёркивать весь советский период как литературно несостоятельный для Литвы я бы не стал. Ведь и, скажем, Сигитас Геда – звезда литовской поэзии – прославился ещё в советские времена. А недавно скончавшийся Ричардас Гавелис, чей роман «Вильнюсский покер» считается «программным» произведением постсоветской литовской литературы, написал и напечатал в семидесятые годы много прекрасных рассказов. Да и «Вильнюсский покер» писался в доперестроечные времена. Впрочем, к чести организаторов презентации Литвы на книжной ярмарке нужно сказать, что посетителю, так сказать, предоставлена возможность выбирать между разными точками зрения на роль, значение советского периода в истории литовской литературы. Так, например, на интернетовском сайте Франкфуртской ярмарки в «постановочной» статье Лаймантаса Йонушиса о новой литовской прозе сказано: «В семидесятые и восьмидесятые годы появилось множество поразительных, богатых фантазией и в тех условиях просто выдающихся романов… С высоты сегодняшних дней кажется удивительным, как эти произведения ухитрилась пропустить советская цензура».

Но мы сегодня, наверное, слишком много внимания уделили окололитературным аспектам. Это понятно: в первый день работы Франкфуртской книжной ярмарки в своём репортаже я хотел прежде всего познакомить вас с тем, как она проходит, с какими–то её основными тенденциями, с главной её страной… А вот, собственно, о книгах, представленных здесь, расскажу во второй передаче, посвящённой этой крупнейшей в мире книжной ярмарке, в следующем выпуске «Читального зала». Он выйдет в эфир ровно через неделю – в то же время и на тех же волнах.