1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Глава МИД ФРГ: Выборы на Украине должны состояться

Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер выступает посредником в украинском конфликте. Каковы его первоочередные задачи? Об этом глава МИД рассказал в интервью DW.

Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер

Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер

Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) в последние недели занимается челночной дипломатией в попытках урегулировать кризис на Украине. Почему так важны намеченные на 25 мая президентские выборы? Должны ли страны Запада повысить оборонные расходы в ответ на непредсказуемую политику России? На эти и другие вопросы Франк-Вальтер Штайнмайер отвечает в эксклюзивном интервью DW.

DW: В воскресенье, 25 мая, Украина выбирает президента. Состоятся ли выборы?

Франк-Вальтер Штайнмайер: Во всяком случае мы сделали для этого все возможное. Под "мы" я имею в виду не только немецких дипломатов, но и многих других. Важную роль в проведении выборов играет ОБСЕ. Я надеюсь, что большинство украинцев, в том числе и на востоке страны, будет иметь возможность проголосовать. <…>

- Может ли это стать поворотным пунктом?

Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер отвечает на вопросы обозревателя DW Дагмар Энгель

Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер отвечает на вопросы обозревателя DW Дагмар Энгель

- Я бы сказал, это в любом случае - игольное ушко. Сейчас в Киеве новое руководство, избранное парламентом. Многие на востоке Украины считают его незаконным. Вот этим критикам мы и говорим: именно поэтому вы и должны быть заинтересованы в том, чтобы выборы состоялись, и начался процесс легитимации. Следующими шагами могло бы стать реформирование конституции страны, а также парламентские выборы еще в этом году.

- Есть ли красная черта, за которой вновь должны последовать угрозы введения "третьей ступени" санкций Запада в отношении России?

- Это покажет время, в настоящий момент я об этом не думаю. Я концентрируюсь на том, чтобы выборы состоялись, чтобы как можно больше людей в них участвовали. Но и тогда останется множество проблем, в частности, подготовка новой конституции. Насколько децентрализованным должно в будущем стать управление государством - это спорный вопрос. Как будет распределена власть между президентом и правительством? Еще больший вызов - экономическая стабилизация страны, принятие нового закона о борьбе с коррупцией. Особенно важно создание органов правосудия, которые не зависели бы от правительства, а уж тем более - от отдельных лиц. Это - корень зла на Украине. <…>

- Вы говорите, что в последние недели и месяцы 24 часа в сутки уделяете этому конфликту, вы снова и снова летаете на Украину. Но в результате конфронтации все громче звучат требования: Запад должен повысить оборонные расходы, чтобы не нарушался баланс сил. Как вы к этому относитесь?

- Я также выступаю за то, чтобы использовать имеющиеся средства. Но одна из ошибок внешней политики и дипломатии заключается в переоценке этих средств. Если нам удастся урегулировать украинский кризис, то после этого мы не сможем просто вернуться в 80-е годы прошлого века и сказать: мы учли опыт украинского кризиса и, несмотря на бюджетные трудности, решили немножко довооружиться. <…>

- Исчерпала ли немецкая дипломатия все имеющиеся в ее распоряжении инструменты?

- Этого я не знаю. Конечно, есть среди них и такие, применять которые мне в данный момент совсем не хочется. Я считаю, что те, кто разглагольствует о военных ответах на украинский кризис, не просто ошибаются, они, по-моему, поступают безответственно. Это те самые инструменты, которые я в данный момент даже и показывать бы не стал.

- Расширим тему: в чем главная цель внешней политики Германии?

- Цель немецкой внешней политики в том, чтобы брать на себя ту часть ответственности, которую мы в состоянии вынести. Вот, исходя из актуальных дебатов, которые звучат и дома, и на международном уровне, я могу сказать, что от Германии ожидают от года к году все большего. Это объясняется нашей относительной экономической силой, тем, что мы сумели справиться с внутренними кризисами. Это связано и с тем, что Германия проводит относительно сбалансированную внешнюю политику. Мы стремимся не поддаваться эмоциям, а пытаемся решать проблемы на основе открытого анализа. Это помогает избежать стереотипов, не загонять самих себя в тупик.

- Итак, за рубежом от нас ожидают большего вмешательства. А если спросить самих немцев, то две трети говорят: больше терпения. <…> Как поступать в таком случае? Проводить политику, противоречащую воле собственного населения?

- Это просто невозможно. Но тут я вижу и педагогическую задачу, которую надо решать. Это задача всех сфер политики: убеждать людей. Показывать им: вот этого от нас ожидают, и мы в состоянии это выполнить. А тем, кто говорит, лучше не вмешиваться, нас это не касается, показывать: наша страна как, наверное, ни одна другая связана со всем миром. Это не только экономические связи, это и встречи с людьми, которые временно или постоянно здесь живут и учатся, это информация, которая стекается в Германию. Мы, наверное, самая интегрированная страна в мире. И такое представление, что мы якобы живем на острове, и до других нам дела нет, не совсем соответствует реальности. Вот объяснять все это и является задачей политики, от которой нельзя уклоняться. <…>