1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Глава МИД Украины: "После "оранжевой революции" у нас появилась внешняя политика"

О политических итогах первого "оранжевого" года, о достижениях и рисках, о контактах с НАТО и ЕС – в эксклюзивном интервью DW-WORLD.DE с министром иностранных дел Украины Борисом Тарасюком.

default

Министр иностранных дел Украины Борис Тарасюк

4 мая в Вильнюсе состоялась встреча глав государств Украины, Польши, Грузии, стран Балтии, на которой присутствовал и вице-президент США.

- Господин министр, что это за новая структура образуется на пространстве между ЕС и Россией, Кавказом и Европой?

- Вильнюсская конференция или форум – это продолжение того процесса, который был инициирован президентами Ющенко и Саакашвили в августе 2005 года. В результате этой инициативы возникла идея создания "Сообщества демократического выбора", которая была реализована на киевском форуме в декабре прошлого года. Тогда на этом форуме впервые собрались девять президентов и высокие представители 23-х стран, которые представляли три основных региона Европы: Балтийский, Черноморский и Каспийский регионы.

- Была ли попытка на форуме разработать единую внешнюю политику этих государств, например, в вопросах энергетики или по отношению к России?

- Нельзя сказать, что мы являемся свидетелями создания некой международной организации. В Вильнюсе собрались главы государств, представители неправительственных организаций, которые обсудили общие для государств и народов этого региона вопросы: демократии, стабильности и процветания.

Никто не ставил задачу создать "жесткое" объединение стран. Это весьма демократичная форма конференций, позволяющая участникам высказать свое мнение о том, как происходят процессы демократии, решаются замороженные конфликты.

Мне доводилось слышать комментарии, особенно с российской стороны, в которых речь шла чуть ли не о заговоре против России. Это чушь. На форум в Киев, например, был приглашен президент Путин. Почему российская сторона уклонилась от участия – это уже не нам судить. В Вильнюсе также все обратили внимание на отсутствие представителя России.

- В Вильнюсе жестко критиковалась позиция России в энергетической сфере. Жесткая критика прозвучала и со стороны США…

- Обеспокоенность тем, что поставки энергии, будь-то газ, нефть или электроэнергия, могут быть использованы как инструмент давления, объединило все страны, всех потребителей энергии...

- После "оранжевой революции" Украина начала играть особую роль в Восточной Европе. В чем вы видите геополитическую роль страны сегодня?

- "Оранжевая революция" стала мощным стимулом внутриполитических преобразований, изменения качества гражданского общества в Украине, потому естественно, что идеалы и ценности "оранжевой революции" не могли не повлиять на изменения во внешней политике.

Достаточно было внести некоторые коррективы в тот внешнеполитический курс, который лишь декларировался прежней властью, чтобы страна предстала перед Европой и миром как совершенно иной партнер. Фактически за год с небольшим Украина постепенно приобретала черты регионального лидера с понятной активной внешнеполитической региональной политикой. Результаты этой политики – успешное проведение форума Сообщества демократического выбора, оживление и трансформация ГУАМ, которое во время саммита в Киеве 22-23 мая будет преобразовано в полноценную международную региональную организацию.

Именно благодаря активности новой власти удалось вывести из застоя процесс приднестровского урегулирования, активизировать переговорный процесс и, более того, представить его участникам план, который впервые был принят всеми участниками переговоров, в том числе и конфликтующими сторонами. Этот план, как вы знаете, называется план Ющенко. Кроме того, нам удалось привлечь к этому процессу таких глобальных игроков, как ЕС и США.

Предыдущая власть лишь декларировала, что мы - за европейскую и евроатлантическую интеграцию, и повторяла это как заклинание. Новая власть перевела эти декларации в конкретные действия.

За прошедший год нам удалось сделать больше в отношениях с ЕС, нежели за все предыдущие годы. Нам удалось положить начало решению проблем, которые годами не решались: рыночный статус, начало переговоров относительно упрощения визового режима. Мы вплотную подошли к вопросу о начале переговоров относительно нового рамочного соглашения, которое должно вступить в силу в начале 2008 года.

Мы вплотную подошли к вопросу переговоров о зоне свободной торговли – то, над чем мы бьемся в отношениях с Россией с 1993-го, а в рамках СНГ - с 1994 года.

То же самое и в отношениях с НАТО. В прошлом году нам удалось перевести наши отношения на новый уровень. Так называемый интенсифицированный диалог по вопросам членства, через который прошли все новые страны-члены НАТО. В этом году мы ожидаем, что Украина будет приглашена к переговорам в новом, более высоком формате.

- Когда Украина сможет вступить в НАТО и ЕС?

- В случае, если в альянсе будут развиваться нынешние тенденции, то могу прогнозировать, что в 2008 году Украина может быть приглашена к переговорам относительно членства в НАТО.

Но если НАТО всегда демонстрировала политику открытых дверей, то относительно ЕС ситуация несколько иная. Официально никто двери в ЕС перед Украиной не закрывал, но в то же время отсутствует политическая воля назвать вещи своими именами. Сказать: да, Украина имеет право в соответствии с Амстердамским договором стать членом ЕС при условии выполнения критериев.

Тем не менее, у нас достает политической воли, во-первых, для того, чтобы выполнять существующие обязательства и договоренности - как то план действий "Украина-ЕС", рассчитанный на 3 года. Мы активно работаем над выполнением этого плана. Предыдущий саммит "Украина-ЕС", который проходил в Киеве 1 декабря, констатировал, что наши партнеры в ЕС весьма позитивно оценивают прогресс выполнения этого плана действий.

То есть, если все будет идти в этом направлении, то я думаю, что к 2008 году мы должны выйти на новый правовой документ, который будет регулировать наши отношения вместо нынешнего соглашения о партнерстве и сотрудничестве. В нашем случае это будет соглашение об ассоциации с перспективой членства. И если это так и произойдет, то я прогнозирую, что к середине 2015 года Украина может рассчитывать на вступление в ЕС.

- Вернемся к такой организации как СНГ. Насколько, по вашему мнению, организация изживает себя, и планирует ли Украина уходить из Содружества?

- Я начну со второй части вопроса. У нас нет планов выхода из СНГ. Другое дело, что Украина, как и многие другие государства-участники СНГ, недовольна тем, как развивается организация в ее нынешних рамках.

Фактически СНГ превратилось в эдакий комбинат по производству решений, которые никто не выполняет. Собственно говоря, мы с самого начала не видели в СНГ какой-то креативной роли, кроме как механизма, который бы помог смягчить процесс развода, ну и как механизм для создания содействия развития двусторонних отношений.

А когда начали развивать двусторонние отношения, появились различные интересы. Появились интересы у одной группы стран, которых объединяет региональная принадлежность, как среднеазиатское экономическое сообщество; появились интересы создания таможенного союза, не вышло ничего из этого союза - возникла идея создать так называемый ЕврАзЕс. Из последнего тоже ничего не вышло, и теперь возникла идея ЕЭП. По тем сигналам, которые мы слышали из Москвы, в России, очевидно, не заинтересованы, чтобы из этой идеи что-то вышло.

- Сегодня многие говорят о важной энергетической роли Украины для ЕС. Украина может предложить какие-то инициативы ЕС в энергетической сфере?

- В последнее время существует такой стереотип: есть Россия как игрок в энергетической сфере и есть ЕС как потребитель. При этом забывают о том, что более 80% российского экспорта газа в страны ЕС проходит через территорию Украины. То есть Украина является фактически монополистом в поставке российского газа. Даже с учетом будущего создания Северо-Европейского газопровода (СЕГ), Украина останется монополистом. СЕГ добавит 25, ну, может, 27 миллиардов кубометров ежегодно, а потребность Евросоюза ежегодно возрастает на 20 миллиардов.

Возможности же украинской газотранспортной системы - 150 миллиардов, то есть никто не обойдется без Украины как неотъемлемой составляющей части энергоносителей из России и средней Азии в ЕС. Поэтому Украина является неотъемлемым компонентом в единой энергетической системе ЕС.

После газового кризиса в январе этого года наши контакты с ЕС стали более интенсивными. В результате мы реализуем наши двусторонние договоренности, которые кстати были подписаны 1 декабря здесь, в Киеве, относительно сотрудничества в энергетической области, и мы сейчас находимся на этапе реализации различных проектов.

Украина, например, предлагает ЕС альтернативный маршрут поставок нефти из Каспийского региона путем предложения построенного нами нефтепровода "Одесса – Броды", и этот проект находится на стадии реализации, и ЕС проявляет большой интерес к этому. Украина готова сотрудничать в поставках среднеазиатского газа в Европу альтернативным маршрутом.

- Минуя Россию?

- Это также возможно. Когда у нас зазвучали критические голоса относительно планов строительства Россией газопровода на севере, я лично не увидел в этом трагедии, это - право России. Почему нет, если есть лишние деньги и если страны-потребители этого хотят. И в России никто не должен видеть трагедию в том, что кто-то старается построить газопровод в обход России.

- Вы такие проекты уже рассматриваете?

- Пока что в теории. Кроме того, мы сейчас начинаем этап переговоров относительно объединения нашей энергетической системы с европейской энергосистемой. Это те предложения, которые Украина может или уже реализовала в отношениях с ЕС.

- Президент Польши Качиньский предложил странам ЕС создать так называемое "энергетическое НАТО", как вы относитесь к такой идее?

- Я не знаю, получит ли эта идея реализацию в таком названии, но она, в принципе, весьма перспективна. Ведь ее суть состоит в том, чтобы объединить усилия стран ЕС и Северной Америки в реализации масштабных энергетических проектов для потребностей Европы. Я вижу в этом только позитив.

Беседовал Сергей Морозов,
шеф-редактор информационного агентства
ИА ''Национальные интересы'' специально для DW-WORLD.DE

Контекст