1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Глава Института имени Гёте: Немецкий язык не нуждается в защите

О языковом многообразии, влиянии глобализации и миграции на лингвистическую ситуацию в Германии в интервью Deutsche Welle рассказывает президент Института имени Гёте Клаус-Дитер Леман.

Президент Института имени Гёте Клаус-Дитер Леман

Президент Института имени Гёте Клаус-Дитер Леман

Президент Института имени Гёте (Goethe-Institut) Клаус-Дитер Леман (Klaus-Dieter Lehmann), побывавший в Минске на открытии нового офиса института в белорусской столице, в интервью Deutsche Welle объяснил, почему немецкий язык не нуждается в защите, а его носители представляют экономику, науку и культуру не только Германии.

Deutsche Welle: Во многие университеты Германии сегодня приезжают учиться или работать, в том числе и из Беларуси, специалисты без знания немецкого языка. Они учат язык уже в Германии, при этом утверждая, что для работы и общения с коллегами вполне достаточно английского. Нужно ли, на ваш взгляд, в такой ситуации каким-то образом защищать немецкий язык?

Президент Института имени Гёте Клаус-Дитер Леман на открытии нового офиса института в Минске

Президент Института имени Гёте Клаус-Дитер Леман на открытии нового офиса института в Минске

Клаус-Дитер Леман: Нет, потому что Германия сегодня – страна, в которую мигрирует много людей. Длительное время мы не обращали на это внимание и не принимали никаких мер в связи с этим. Но потом мы поняли, что язык – ключ к интеграции этих людей в немецкое общество.

И поэтому Институт имени Гёте все большее внимание начал уделять таким темам как миграция, а также интеграция мигрантов в немецкое общество. И благодаря этому мы, например, владеем не только знаниями о немецком языке, но также знаниями о тех других культурах, которые представляют мигранты. Мы видим, какие интеграционные модели действуют сегодня в обществе.

Сегодня немецкий язык не нуждается в какой-то защите. Наоборот, он развивается и является живым языком. Мы очень рады тому, что лицо немецкой культуры сегодня представляют выходцы из мигрантской среды. Например, в немецком кинематографе это режиссер Фатих Акин (Fatih Akin), в литературе - писатель (Feridin Zaimoglu). И нас это радует.

Кроме того, нужно понимать, почему люди хотят изучать немецкий язык. Здесь есть несколько аспектов. Во-первых, немецкий сегодня – это язык экономики. Немецкие фирмы активно работают за рубежом. Во-вторых, немецкий – язык науки. Прежде всего, если мы говорим о философии, лингвистике, литературе. Кроме того, нужно иметь ввиду, что представительства немецких фирм за рубежом и совместные предприятия желают брать на работу людей, владеющих немецким, потому что это показатель своего рода корпоративной культуры.

- Что больше влияет на лингвистическую ситуацию в Германии – процессы глобализации и связанное с этим стремительное распространение английского языка или языковое многообразие, являющееся следствием значительных потоков мигрантов? Каким Вам видится лингвистическое будущее?

- Я думаю, что английский будет сохранять свои позиции. Прежде всего, в таких странах как Китай и Индия. И, конечно же, это правильно, что все большее значение будут приобретать другие языки с учетом числа их носителей. Но, скорее всего, китайский язык, наравне с французским, немецким или португальским будет оставаться вторым основным языком наряду с английским.

Очень хорошо, что есть такой английский, которым могут пользоваться все, и который является своего рода латынью, если проводить параллель со средневековой Европой. Он стал таковым, потому что это очень простой инструмент. Но, на мой взгляд, кроме этого простого инструмента, нужно владеть языком, который является для вас языком культуры.

Сравнивая значение английского с каким-либо другим европейским языком, я бы провел параллель с мостом. Например, для меня английский язык – очень простое техническое сооружение, которое ведет самым коротким путем из пункта А в пункт Б. Какой-либо другой язык я бы сравнил, скорее, с паромом, который движется по этому культурному полю, в этой культурной среде и с которого можно обозревать всю эту культурную среду. Я считаю очень важной культурную составляющую языка.

- А есть ли шанс у какого-то европейского языка приблизиться к такой роли парома?

- Если посмотрим на цифры, то, например, в Германии сто миллионов человек являются носителями немецкого языка, и примерно столько же тех, кто владеет иностранными языками. Но я все-таки думаю, что для любого человека возможность самовыражения очень тесно связана с его родным языком.

Я считаю, что любая страна поступает очень хорошо, развивая свой язык, и наравне с другими языками старается также придавать ему особое значение. Например, русский язык больше не является языком мирового значения, но он остается важным языком культуры, он питается из своей среды. Это живая субстанция, которую нельзя сравнить просто со средством технического общения. Я бы сказал, что есть как бы два класса языков. Есть язык, который является средством сообщения, а есть язык, который является средством понимания. И это разные вещи.

Автор: Елена Данейко, Минск
Редактор: Владимир Дорохов

Контекст