1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Глава департамента люстрации о том, от кого избавляют власть на Украине

В интервью DW глава департамента по вопросам люстрации Украины Анастасия Задорожная рассказала, как идет процесс очищения власти в рамках принятого после событий на Майдане закона.

Анастасия Задорожная возглавила в апреле 2017 года Департамент по вопросам люстрации Минюста Украины. Ей 28 лет, она окончила Киевский национальный университет внутренних дел. Больше года проработала в структуре Минюста Украины главным специалистом отдела правового обеспечения и научно-аналитической работы.

В интервью DW главный люстратор страны рассказала, как ее ведомство проверяет кандидатов на государственные вакансии в рамках закона "Об очищении власти". Он был принят в октябре 2014 года и более известен как закон о люстрации, призванный не допустить к руководству страной лиц, причастных к нарушению прав человека в годы правления Виктора Януковича. 

DW: Из 10 лет, которые закон отводит на люстрацию чиновников на Украине, прошло уже два года. Каков результат работы вашего департамента?

Анастасия Задорожная: Люстрационная проверка в высших органах власти проводилась децентрализовано. Генпрокуратура, МВС, СБУ, Минобороны, суды, Минюст - все государственные органы и органы местного самоуправления должны были сами проверить своих сотрудников. Со дня вступления в силу закона "Об очищении власти" отводилось 10 дней на проверку личных дел сотрудников на соответствие критериям закона о люстрации (Запрет относительно чиновников, которые занимали должности не менее года в период между 25 февраля 2010 и 22 февраля 2014 года.- Ред.).

Анастасия Задорожная

Анастасия Задорожная

Кто подпадал под статью, тех увольняли. Иногда люди сами писали заявления об уходе. Потом эти госструктуры и органы самоуправления проводили еще свои внутренние проверки. И уже последней была инспекция результатов люстрации нашим департаментом. Могу сказать, что власть очищена почти на 98 процентов.

- Если дело сделано, то чем занимается ваш департамент сегодня?

- Конкурсные комиссии постоянно передают нам на рассмотрение личные дела кандидатов на разные государственные должности. Ведь закон должен работать, как фильтр. Допустим, кто-то был в 2010-2014 годах на должностях, которые по закону подлежат люстрации. Но еще до принятия закона об очищении власти этот человек уволился по собственному желанию.

Спустя несколько лет он решается стать госслужащим и подает документы. Конкурсная комиссия видит, что кандидат проверку не проходил, и с его согласия запускает этот процесс. Если запретов на занимаемую должность нет, его допускают к конкурсу. И таких документов много! Кроме этого, наш департамент ведет судебные производства, выступает третьей стороной в судах. Сегодня у нас свыше 50 дел, и большинство - это именно попытки восстановиться в должностях.

- Скольких госслужащих ваш департамент не допустил к должности после 2014 года?

- В начале работы департамента были определены приблизительно пять тысяч лиц, к которым должен быть применен запрет на занятие должностей. На сегодня в реестре 935 человек. Часть попала под автоматическую люстрацию, часть ушла по собственному желанию еще до ее начала. Хотя есть случаи, когда суды своими решениями выводили некоторые должности из-под действия статей закона, тогда чиновники сохраняли свои должности.

- Закон о люстрации не всегда срабатывает? Есть ли у вас такие примеры?

- Украинским активистам и борцам за очищение власти хорошо известна история люстрации Василия Паскала, заместителя министра внутренних дел Украины при режиме Януковича. Окружной административный суд города Киева постановил, что занимаемая им на то время должность не обозначена в нормах закона, поэтому запрет на нее не распространяется.

Мы подавали и апелляцию, и кассацию. Но они были отклонены. Дело закрыто. По факту человек, который должен был уйти из органов власти, отстоял право остаться на должности.

- Вы хотите сказать, что судьба чиновников в таких случаях только в руках судей?

- Речь о конкретных судьях и некоторых высших государственных должностях, которые пытаются отстоять. Дела чиновников рангом пониже продвигаются в судах более-менее быстро. Много примеров, когда суды заблокировали возврат на должности опорочивших себя служащих. Но нужна реформа судов. Она уже началась и началась с верхов. Сейчас идет отбор кандидатов в Верховный суд.

Контроль со стороны общественности ведет Общественный совет добропорядочности, который проверяет работу судей и дает свои заключения Высшей квалификационной комиссии. И пресса следит за ходом проверки. Возможно, это не очень быстрый процесс, но он идет, и я надеюсь на качественный отбор судей.

- Вы столкнулись на новой должности с трудностями, о которых не знали раньше? Какие самые большие достижения департамента?

- Пока каких-либо трудностей не возникает, давления я не чувствую. По поводу достижений? Возможно, это то, что в отношении некоторых личностей, желающих восстановиться в должностях после увольнения, мы все-таки были бдительны и не допустили этого.

Смотрите также: 

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме