1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Глава ведомства по охране конституции: Мы должны лучше бороться со шпионажем

DW расспросила главу Федерального ведомства по охране конституции Ханса-Георга Масена о скандале с прослушкой со стороны АНБ, разоблачениях Эдварда Сноудена и борьбе со шпионажем.

Страсти в Германии вокруг скандала со шпионажем Агентства национальной безопасности (АНБ) США несколько улеглись, но вопросов до сих пор остается больше, чем ответов. Глава Федерального ведомства по охране конституции Ханс-Георг Масен (Hans-Georg Maaßen) рассказал в интервью DW о том, как предотвратить аналогичные случаи в будущем и чем бизнес может помочь спецслужбам.

DW: Господин Масен, Федеральное ведомство по охране конституции отвечает в том числе за контрразведку, но вы ничего не знали о деятельности АНБ и британских спецслужб. Как это могло произойти?

Ханс-Георг Масен

Ханс-Георг Масен

Ханс-Георг Масен: В первую очередь нужно отметить, что мы еще не знаем, что произошло. Это еще необходимо тщательно прояснить. Мы знакомы с некоторыми документами, обнародованными господином Сноуденом. Они будут обработаны. Но то, что мы видели, касается прежде всего территории Соединенных Штатов и Великобритании. Это подпадает под действие американского права, и мы как немецкое ведомство, занимающееся контрразведкой, ничего не можем сделать.

- Но говорят, что во Франкфурте прослушка велась через подключение к кабелю, по которому передавались данные. Это неверно?

- Сразу после того как господин Сноуден обнародовал документы, мы провели специальную оценку, проверили все содержащиеся в них выводы и обвинения, в том числе ситуацию с прослушкой с помощью подключения к кабелю. У нас нет свидетельств, что это в Германии действительно происходило.

- Вы вызвали всеобщее возмущение, когда подвергли сомнению достоверность разоблачений Сноудена. Почему, на ваш взгляд, он не заслуживает доверия?

- Я не говорил, что считаю его высказывания недостойными доверия. Я сказал, что для меня он - неоднозначная личность, поскольку остается очень много непонятного. Почему господин Сноуден обнародовал эти документы? Какова была его мотивация? Почему он отправился именно в Россию? Что у него еще есть? Все эти вопросы мне не до конца ясны. Думаю, необходимо еще многое прояснить, чтобы мы могли составить полное представление о личности Эдварда Сноудена, а также о ситуации в целом.

- Германия и США должны были подписать антишпионское соглашение, но этого, похоже, так и не произойдет. Какие средства давления есть у Германии, чтобы в будущем избежать ситуаций, аналогичных шпионскому скандалу?

- Я считаю, что оказание давления на партнеров не является лучшим средством. В сущности, эффективнее всего обсуждать сферы, где остаются проблемы, и добиваться того, чтобы партнеры верно понимали наши запросы и нашу ситуацию. Думаю, в США это уже тоже поняли. Американцам, видимо, потребовалось много времени, чтобы осознать, насколько это нас задело и насколько возмущена немецкая общественность. Что нам тут, в Германии, требуется, так это не только показывать на Америку, но и лучше выстраивать свою работу. Мы должны лучше бороться со шпионажем и быть бдительнее в вопросах коммуникации.

В Германии безопасность в сфере телекоммуникаций - не первостепенная тема. Возможно, положительная сторона в деле Сноудена в том и состоит, что в Германии поймут необходимость соблюдать бдительность при общении. Мы должны просто усовершенствовать превентивную тактику. Это отчетливо оговаривается в коалиционном договоре (нового правительства ФРГ. - Ред.): необходимо усилить контрразведывательную деятельность. Я исхожу из того, что это четкий посыл, и ожидаю, что он будет реализован в ближайшие четыре года.

- По словам Эдварда Сноудена, США занимались промышленным шпионажем, в том числе в Германии. Ущерб немецкой экономике от шпионажа оценивается в 50 млрд евро в год. В то же время вы говорили, что считаете ошибочным утверждение, что американцы шпионили за немецкими компаниями. Что вы на это скажете?

- Здесь нет никакого противоречия. Не думаю, что американцы, АНБ стали бы шпионить по заданию и для какой-нибудь компании из США. Но мне хорошо известно, что для защиты национальных интересов американские спецслужбы следят за иностранными предприятиями.

Например, в сфере распространения оружия. Время от времени мы также получаем от американских служб сигналы о том, что немецкие предприятия экспортируют запрещенные товары, например, в Иран или в Северную Корею. Это свидетельствует о том, что американские госорганы занимаются и иностранными предприятиями.

- А каким образом государственные ведомства и фирмы могут защитить себя?

- Думаю, мы на правильном пути. Мы провели ряд совещаний. Что нам действительно нужно, это интенсивные действия по укреплению доверия, которые позволили бы бизнесу воспринимать государство и службы, отвечающие за его безопасность, как партнеров. Мы можем поделиться с бизнесом некоторым опытом в борьбе со шпионажем, но взамен ожидаем от них информацию об атаках на них, о промышленном шпионаже. Я понимаю этот процесс, который уже запущен, как обмен информацией и надеюсь, что мы в ближайшие месяцы продвинемся намного дальше.

- Что вы думаете о том, что специально созданная парламентская комиссия занимается расследованием дела о шпионаже со стороны АНБ?

- Я считаю очень важным то, что информация, которая уже была частично обнародована господином Сноуденом, подвергается тщательному анализу. Но сомневаюсь, что комиссии бундестага удастся достичь поставленной цели, поскольку у нее нет доступа к данным, которые находятся в США или содержатся в американских документах. Предоставлять документы парламентской комиссии обязаны только немецкие госорганы. А их сотрудники обязаны являться по вызову комиссии. Поэтому я все же сомневаюсь в ее успехе.

Смотреть видео 02:05

Промышленный шпионаж: прослушка - это очень просто

Аудио- и видеофайлы по теме