1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Глава БДИПЧ ОБСЕ в Турции о ситуации накануне референдума

Референдум о переходе Турции от парламентской к президентской республике завершится 16 апреля. Противников реформы власти преследуют, сообщил DW глава наблюдательной миссии ОБСЕ.

Директор Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) и глава наблюдательной миссии организации в Турции Михаэль Георг Линк (Michael Georg Link) в интервью DW рассказал о нарушениях и дискриминации, которые зафиксировали международные наблюдатели в преддверии референдума о переходе Турции к президентской республике.

DW: Сколько наблюдателей ОБСЕ в Турции сейчас и насколько свободно они могли в последние недели передвигаться по стране?

Михаэль Георг Линк: Приглашение было сделано Анкарой, никаких ограничений не было, наши наблюдатели имеют полную свободу передвижения, которая не нарушается. У нас двенадцать команд по два человека - это постоянные наблюдатели, размещенные во всех регионах Турции, включая юго-восток. Помимо этого, двенадцать опытнейших экспертов работают в столице. В день референдума к ним присоединится штаб из 32 парламентариев Совета Европы. Миссия не такая большая, но идентичная по числу участников миссиям, работавшим на трех предыдущих выборах. Мы сделали вывод, что такая численность позволяет представить репрезентативный отчет.

- Что вы можете сказать на данный момент? Насколько честной или нечестной была агитация перед референдумом?

- До настоящего момента мы видели как нарушения, так и дискриминацию. Последнее касается, например, освещения в СМИ. В нем явный перевес был на стороне выступающих за переход к президентской республике в медиа, близких к правящей Партии справедливости и развития.

Михаэль Линк

Михаэль Линк

Такие СМИ с большим отрывом преобладают как в телевизионной, так и в печатной сфере. Кроме того, мы видели нарушения прав противников президентской республики, например, при выдаче разрешений на массовые собрания в определенных местах. Нам известно и об отмене мероприятий оппозиции незадолго до их начала с вмешательством полиции, частично действовавшей произвольно. Однако об окончательных наблюдениях можно будет говорить 17 апреля.

- В чем именно выражались попытки запугать организаторов кампании против перехода к президентской республике?

- Многочисленные СМИ, поддерживавшие эту кампанию, были запрещены или закрыты. В других случаях нам известно о задержаниях журналистов. Кроме того, после попытки государственного переворота в июле, посредством массовых увольнений и уголовных преследований была создана атмосфера, четко дающая понять: кто не с нами, тот против нас.

Главная проблема заключается в том, что в январе правительство пообещало, что оба лагеря, выступающие за и против президентской республики, перед законом равны. Однако сегодня об этом уже забыли. Президент Турции в нарушение конституции пренебрегает своим нейтралитетом и проводит масштабную агитационную кампанию за переход к президентской республике. При этом ее противников изображают врагами народа. Власти оперируют не информацией, а инсинуациями и манипулируют настроениями.

- Какие региональные различия в беспрепятственности доступа к выборам вы увидели в Турции?

- Нам стало ясно, что в отличие от прежних лет, когда нарушения в основном были сосредоточены на курдских территориях на юго-востоке страны, на этот раз они распространятся по всей Турции в связи с продленным режимом чрезвычайного положения.

- Наблюдатели от ОБСЕ присутствовали на выборах в Турции последние три раза. Что за это время изменилось? Чем сегодняшняя ситуация отличается от того, что было в прошлые годы?

- В этот раз у нас, к сожалению, меньше местных наблюдателей, чем раньше. В прошлом такие наблюдатели были для нас важным ориентиром, хотя они и не входили в состав нашей миссии. Мы могли использовать их отчеты. Сейчас они гораздо менее активны. Их активность частично ограничена вследствие чрезвычайного положения. Кроме того, участие Партии демократии народов (HDP) в избирательной кампании в качестве противника конституционной реформы не официально, но де-факто затруднено, поскольку все ее руководство в тюрьме.

- В Германии проживает около 1,4 миллиона турок, которые могут голосовать на референдуме. Это значит, что их голоса могут быть решающими. Сможете ли вы на предстоящей неделе отчитаться о том, какую долю составили отданные в Германии голоса, и все ли было корректно при подсчете?

- К сожалению, мы ничего не можем сказать о выборах в Германии. Мы не следим за голосованием в находящихся там консульствах. Наблюдение за выборами за пределами страны, где они, собственно, проходят, не входит в практику ОБСЕ. Может быть, это будет возможно в будущем, в этом была бы потребность.

- В понедельник, то есть на следующий день после референдума, должен быть представлен заключительный отчет. Какими могут быть последствия для Турции после обнародования результатов наблюдений ОБСЕ? Что последует за отчетом?   

- Это важный вопрос. Мы, как наблюдатели, не являемся на выборах полицией. То есть мы не вмешиваемся, когда видим проблему, а сообщаем о ней. Мы не комментируем и не даем оценок. Речь не идет о том, чтобы показать большой палец вверх или вниз. Наша задача, напротив, состоит в том, чтобы с помощью наблюдения на месте предоставить другим - например, СМИ, международному сообществу или гражданскому обществу - необходимую информацию, чтобы сформировать независимую картину. Они, в свою очередь, должны на это отреагировать. Мы сами не делаем никаких политических выводов.

-  Что вышло из вашего предложения допустить наблюдателей на судебные процессы против предполагаемых участников июльского путча в Турции?

- Для этого, конечно, нужно официальное приглашение Турции. Мы предложили вести систематическое наблюдение на некоторых из этих процессов. Это означает систематически юридически наблюдать за ходом судебного разбирательства, начиная с предъявления обвинения до посещения в тюрьме, во время беседы с адвокатами и затем на самом процессе и во время вынесения приговора.

Мы уже делали это в других странах. Это одна из наших задач. К сожалению, Турция пока не приняла этого предложения. Но оно остается в силе, поскольку мы думаем, что за этими процессами, которые вызвали так много вопросов у международного сообщества, в любом случае следует наблюдать. Это необходимо, в том числе для того, чтобы дать возможность Турции доказать, что судопроизводство - как она сама это подчеркивает - соответствует букве закона. Наблюдение создает доверие.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:30

Турецкие курды против президента Эрдогана (12.04.2017)

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме