Гитлер и его художники | Читальный зал | DW | 21.03.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Читальный зал

Гитлер и его художники

13.04.2005

Сегодня я познакомлю вас с книгой «Художники Гитлера», которая вышла во франкфуртском издательстве «Insel Verlag». Сейчас, в преддверии 60-й годовщины окончания Второй мировой войны в Германии выходит очень много подобных книг. Они раскрывают механику «третьего рейха», показывают, как становились преступниками, казалось бы, вполне приличные люди, ослеплённые идеологией, как тоталитарное государство уничтожало, запугивало и покупало таланты. В сборнике «Художники Гитлера» идёт речь не только о живописцах, но и о представителях других видов искусства: о музыкантах, архитекторах, писателях, актёрах… Когда я читал о них, мне порою становилось страшновато: уж очень казались знакомыми некоторые творческие идеалы национал-социалистов и обласканные «третьим рейхом» носители этих идеалов. Гитлер тоже любил говорить о том, что искусство должно принадлежать народу, что оно должно быть доступно и понятно широким массам. Нацистские вожди тоже отдавали предпочтение монументальной архитектуре и монументальной пропаганде, ненавидели абстракционизм, запрещали, как запрещали и в Советском Союзе в сталинские времена, танцевать фокстрот. Кажется невероятным, но одна из передовых газетных статей Геббельса, направленная против композиторов-модернистов, называлась буквально «Сумбур вместо музыки», - как и печально известная статья 1936-го года в «Правде», в которой поносили Шостаковича. Впрочем, просто проводить однозначные параллели было бы некорректно. Ну, скажем, самым важным из искусств нацисты считали не кино, а архитектуру. С архитектуры мы и начнём рассказ о книге «Художники Гитлера».

Архитектура была «коньком» Гитлера. Как архитектор и художник он остался на любительском уровне, но именно его вкус определял внешний облик построек «третьего рейха». Даже после начала войны «фюрер» продолжал лично следить за ходом реконструкции Берлина и давать указания строителям. А в оккупированный вермахтом Париж он приезжал, прежде всего, для того, чтобы осмотреть здание «Гранд-опера», Триумфальную арку, Пантеон и Елисейские поля. Впрочем, архитектурный стиль «третьего рейха» - это типичный стиль любой диктатуры: колоссальные кубообразные здания, подавлявшие своей мощью, строгая иерархическая симметрия, гиперболические пропорции, «тяжёлый» строительный материал (особое предпочтение отдавалось граниту), колонны, арки, массивные балконы, орнаментальная лепнина, псевдо-античные скульптуры… Разве что фольклорное оформление, которое очень любил Гитлер, сочетание дорических и тевтонских элементов, да ещё обильная нацистская символика являлись специфически немецкими аспектами. Образцом этого стиля была, например, рейхсканцелярия в Берлине – главная резиденция Гитлера. Её разбомбили в 45-м, а из гранитных блоков построили после войны мемориальный комплекс в Трептов-парке с памятником советскому солдату. Здание рейхсканцелярии простояло всего несколько лет. А ведь Пауль Людвиг Троост – архитектор, формировавший неоклассический стиль «третьего рейха», - громко называл такие монументальные проекты «шедеврами, построенными на века». Дело Трооста, который умер в 1934 году, продолжил его молодой ученик – любимец Гитлера и будущий министр вооружений нацистской Германии Альберт Шпеер. Именно Шпееру поручил неудавшийся австрийский художник и архитектор, ставший «фюрером», осуществить грандиозную реконструкцию Берлина. Талантливый царедворец, Шпеер запланировал построить на главной площади будущей «столицы мира» триумфальную арку, эскиз которой набросал в двадцатых годах сам Гитлер. Она должна была быть чуть ли не в двадцать раз больше Триумфальной арки в Париже. Гигантоманией отличался весь проект. Так, под куполом нацистского Дворца съездов – «Народного дома» - предполагалось разместить разом 120 тысяч человек! К счастью, чудовищные эти планы не удалось осуществить. Впрочем, национал-социалисты успели снести множество старых кварталов, изуродовав столицу. Жестокая и бессмысленная «битва за Берлин» в последние недели войны довершила разрушение. Сегодня в Берлине осталось лишь несколько типичных образцов архитектуры «третьего рейха». Что касается Альберта Шпеера, то он, в конце концов, оказался среди главных нацистских преступников, которых судили в Нюрнберге, и стал единственным из обвиняемых, кто признал свою вину. Его приговорили к двадцати годам заключения, которые Шпеер отсидел, что называется, от звонка до звонка.

Об изобразительном искусстве «третьего рейха» некоторые наши слушатели, наверняка, имеют какое-то представление – по фильму Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм». Впрочем, Ромм показывал в своём фильме, в основном, живописные полотна с обнажённой натурой и скульптурные изображения опять же обнажённых и полуобнажённых мужчин и женщин. В искусстве нацистской Германии было, однако, ещё несколько «генеральных» направлений.

Одно из них – пейзажи с изображением чаще всего суровых горных ландшафтов. Другое – сцены из жизни счастливых немецких семей, как правило, крестьянских. На сотнях таких картин, написанных во времена нацистской Германии, мы видим представителей нескольких поколений, и каждому отведена своя роль: дедушка мудро усмехается в седые усы, бабушка хлопочет по хозяйству или что-то штопает, молодая мать с аккуратно уложенной вокруг головы косой усаживает детей за стол, за которым уже сидит пришедший с поля муж (светлые волосы, голубые глаза, высоко засученные рукава открывают загорелые, мускулистые руки)… Возможны были варианты: например, семья обедала не дома, а в поле, в страду, среди жирных колосьев и отдыхающих волов. В общем, идиллия. Но выполненная во вполне реалистическом стиле. Так сказать, национал-социалистический реализм.

В книге «Художники Гитлера» рассказывается не только об искусстве, которое нацисты привечали и щедро финансировали, но и о таком, которое они ненавидели, преследовали, уничтожали. Модернистское искусство Гитлер ещё в своей книге «Майн кампф» называл «плодом больного рассудка». Уже в 1933 году, спустя всего несколько месяцев после прихода нацистов к власти, они устроили первую выставку «Дегенеративное искусство». Из художественных музеев изымались работы знаменитых немецких экспрессионистов, представителей других современных направлений, картины Гогена, Ван Гога, Пикассо…

А вместо этого немецкому народу предлагалось любоваться упомянутыми выше обнажёнными женщинами и мужчинами, горными пейзажами, национал-социалистическими пасторалями, а также историческими полотнами, показывавшими чаще всего битвы древних германцев или, скажем, прусской армии, и картинами чисто идеологическими. Последние демонстрировали единство партии и народа (как, например, знаменитый триптих Ганса Шмитца-Виденбрюка «Рабочий, крестьянин, солдат») или иллюстрировали в романтически-приподнятом стиле военные подвиги вермахта на Восточном и Западном фронтах.

Из представителей изобразительного искусства самые завИдные (как казалось тогда) карьеры сделали в «третьем рейхе» забытые сегодня художник Вернер Пайнер и скульпторы Йозеф Торак и Арно Брекер. Пайнер, окончивший в 1919 году Дюссельдорфскую академию художеств, писал портреты, натюрморты и пейзажи, стилизованные под картины старых мастеров. Его весьма средние пейзажи с их застывшей, искусственной, линейной композицией и схематическими изображениями человеческих фигур стали считаться в середине тридцатых годов образцами проповедуемого национал-социалистами единства «крови и почвы». На короткое время Пайнер стал профессором Академии художеств, но разругался с её директором и при поддержке Геринга основал свою собственную. Она и носила имя Геринга. Первокурсники этой академии давали клятву верности «фюреру и рейху», а выпускники обещали быть «офицерами искусства», которые воспитывают своих учеников в «новом национальном духе».

С середины тридцатых годов Вернер Пайнер стал получать заказы на изготовление гобеленов для украшения различных учреждений «третьего рейха» и личных апартаментов его вождей. Альберт Шпеер, министр вооружений и главный архитектор нацистской Германии, поручил Пайнеру изготовить несколько громадных гобеленов для новой рейхсканцелярии. Общая тема – «судьбоносные сражения». В детали Шпеер не вдавался, но подчеркнул, что необходимо показать германских героев, решительно и мужественно борющихся против расово неполноценных славян. Заказчики остались довольны работой.

Именно гобелены, в изготовлении которых Вернер Пайнер достиг если не художественного, то, во всяком случае, технического совершенства, выручили его после войны. Как придворный художник нацистов Пайнер был арестован западными союзниками после разгрома Германии и пять месяцев провёл за решёткой. Потом его выпустили, но заниматься преподавательской работой комиссия по денацификации Пайнеру запретила, его скучные пейзажи и портреты никого не интересовали, вот он и занялся исключительно коврами и гобеленами. Этим и зарабатывал на жизнь вплоть до своей смерти в 84-м году. Основными его заказчиками стали немецкий концерн Герлинга, владелец которого был известен своими консервативными взглядами, и эфиопский император Хайле Селассие Первый.

Что касается скульпторов Торака и Брекера, то они прославились во времена «третьего рейха» своими гигантскими скульптурами. По словам Геббельса, эти скульптуры должны были передать «решительность, силу, превосходство, энергию и истинно германский дух». Во внутреннем дворе новой рейхсканцелярии Брекер поставил двух гигантских обнажённых мускулистых героев: одного с мечом, другого – с факелом. Тот, который с факелом, символизировал партию, с мечом – армию. Между прочим, Брекер помогал некоторым своим коллегам, которые преследовались режимом, и заступался за них. Поэтому он смог продолжить свою карьеру и после краха «третьего рейха». Впрочем, масштабы были уже скромнее, чаще всего – скульптурные бюсты известных современников: от Аденауэра до Сальвадора Дали, с которым Брекер близко дружил.

В одной передаче не расскажешь обо всех аспектах этой интересной темы. Правда, о каких-то художниках, музыкантах, актёрах уже шла речь в наших прежних передачах (например, о кинозвёздах Царе Леандер и Ольге Чеховой), поэтому я не буду сегодня подробно останавливаться на этом. Но знакомя вас с книгой об искусстве «третьего рейха» невозможно обойти молчанием кинематограф. Не только потому, что нацисты придавали ему очень большое значение, а Гитлер (как, кстати говоря, и Сталин) часто устраивал у себя в резиденции просмотры новых фильмов в «узком кругу». Важно обратить здесь внимание и на специфическое отличие одного диктатора от другого. Нацисты тоже снимали пропагандистские фильмы, такие как «Гитлерюнге Квекс» о судьбе подростка, погибшего от рук коммунистов, «Вечный жид» (эту псевдодокументальную антисемитскую ленту снял Фриц Хипплер) или «Триумф воли» (киноода Лени Рифеншталь, посвящённая нацизму и фюреру). Но всё же предпочтение отдавалось фильмам развлекательным. Почему?

В отличие от СССР сталинской эпохи, в «третьем рейхе» снималось гораздо меньше пропагандистских фильмов и намного больше – музыкальных комедий и мелодрам. Послевоенное поколение наших слушателей, наверняка, помнит «трофейные» немецкие фильмы, которые в великом множестве шли тогда на экранах советских кинотеатров, - такие, например, как «Девушка моей мечты» с Марикой Рёкк. Их показывали совершенно спокойно, потому что они были абсолютно аполитичными и часто действие происходило даже в каких-то абстрактных странах, вовсе не в Германии. Лозунг «Kraft durch Freude» - «Радость придаёт силы» - был одним из главных пропагандистских лозунгов и руководством к действию в национал-социалистической Германии. «Хорошее настроение – это стратегический ресурс», - любил говорить Геббельс. Чем тяжелее становилось положение на фронтах, тем оптимистичнее звучали песни из кинооперетт, которые исполняли Цара Леандер, Хайнц Рюман, Марика Рёкк, Розита Серрано… После Сталинграда по радио чуть ли не каждый день передавали фантастически популярные шлягеры Цары Леандер из фильма «Большая любовь» с многозначительными названиями «Мир от этого не рухнет» и «Я верю, чудо случится»:

Гитлер щедро награждал своих актёров. «Звёздам» платили огромные гонорары. Цара Леандер и Ханс Альберс получали до полумиллиона рейхсмарок за каждый фильм. В день рождения «фюрера», 20-го апреля, объявлялись имена лауреатов государственных премий и тех, кто удостоен звания «народного артиста». «Народной артисткой» стала, кстати, и одна из любимых актрис Гитлера Ольга Чехова – племянница знаменитого писателя и немка по матери, эмигрировавшая из России в Германию вскоре после революции. Многие из киноактёров получали в подарок от государства «ариизированные» особняки («ариизированные» - то есть конфискованные у депортированных в лагеря или изгнанных из страны евреев). Вожди «третьего рейха» всячески тешили тщеславие «звёзд» кино и тем, что часто приглашали их на официальные приёмы и «дружеские» вечера в неформальной обстановке.

Надо сказать, что нацисты, едва придя к власти, сразу занялись унификацией искусства. Была создана, например, так называемая «Имперская кинематографическая палата», сочетавшая в себе функции Госкомитета по кинематографии и Союза кинематографистов. Только те, кто был зарегистрирован в этой палате, имели право работать в области кино – даже монтажёром или звукооператором, не говоря уже о том, чтобы сниматься или снимать фильмы. Евреев не регистрировали, и они были отлучены от кино – так же, как и многих других профессий. Это привело к тому, что очень многие талантливые режиссёры и актёры эмигрировали из нацистской Германии (в первые годы после прихода нацистов к власти это ещё можно было сделать относительно спокойно). Назовём только некоторых. Это кинорежиссёры Фриц Ланг и Эрнст Любич, будущий постановщик гениальных комедий Билли Уайльдер (он снял, например, фильм «В джазе только девушки»), актёры Конрад Вейдт, Фриц Кортнер, писавшие для кино композиторы Курт Вайль и Ханс Эйслер… Среди них были не только евреи. Осталась в США Марлен Дитрих: она ненавидела нацистский режим и даже выступала во время войны перед американскими солдатами, воевавшими с Гитлером.

Конечно, немало хороших актёров осталось в Германии, да вот только картины, в которых они играли, чаще всего были весьма посредственными. За двенадцать лет «третьего рейха» там было снято без малого полторы тысячи фильмов. Абсолютное большинство их не стоит даже упоминания.