1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Cool

Гитаркин и Костров из группы «Нож для фрау Мюллер» о музыке, кино и любимых игрушках

06.04.2003

Концерт питерской группы «Нож для фрау Мюллер» состоялся в Кёльне всего лишь за несколько часов до начала войны в Ираке. Почти полторы сотни человек смогли оторваться в этот вечер от телевизоров и радиоприемников и явились в зал протестантской церкви Христа Спасителя, приспособленный для музыкальных и художественных мероприятий. «Ножи» выступали в составе двух Олегов. Идейный вдохновитель и бессменный участник проекта с 1991-го года (по другим данным аж с 1989-го) – Олег Гитаркин и примкнувший где-то в середине 90-х – Олег Костров. В Кёльн с ребятами приехала Лидия Кавина – виртуоз игры на терменвоксе. Кто не знает – терменвокс это – первый российский бесконтактный электромузыкальный инструмент. Напоминает ящик с металлической антенной. Играть можно любую музыку. Изобрел терменвокс талантливый физик Лев Термен. Впоследствии изобретателю крупно не повезло – чекисты заслали его шпионом в Америку, а потом заставили вернуться в Россию, и - прямиком в лагеря. Но и там Лев Термен сделал не мало полезных изобретений. Музыкант – в данном случае внучка изобретателя – Лидия Кавина – водила руками вдоль антенны инструмента. Словно из воздуха, рождались ангельские трели, живо напоминавшие музыкальное сопровождение старых научно-фантастических фильмов. Терменвокс словно специально придуман для музыкальных ретро-миниатюр в духе «Ножа для фрау Мюллер». Гитаркин и Костров, даром что молоды, подозрительно хорошо ориентируются в культурных архивах послевоенных десятилетий. Но ретро-попсой культурные пристрастия самих музыкантов, наверняка, не ограничиваются?

Костров:

«Я очень люблю классическую музыку. Мой любимый композитор Рахманинов. Особенно люблю первую симфонию Рахманинова. И ещё - французский композитор Эрик Сати. Он сейчас в моде, его часто цитируют. Характерная задача для той школы музыки – написать как можно более попсовую мелодию, используя как можно меньше нот...»

Гитаркин:

«Я переслушал очень много музыки и смело бы мог сказать, что я, в некотором роде, меломан, но сейчас я вернулся к музыке, которую слушал, когда мне было 17-20 лет. То есть, сейчас я больше всего слушаю сайкобилли и панк-гараж. Я перестал воспринимать любую другую музыку. Ну ещё мне нравятся Чэт Бекер и несколько исполнителей, ретро, 50-60ых годов. Что касается мультиков, мой любимый – «Кот Феликс».

К.: А мои любимые мультфильмы – «Лёлик и Болек» и про крота... Я использовал оттуда разные фрагменты, то есть, это вдохновляло меня на творчество...»

На рубеже 90-х северная столица слыла крайне авангардным местом. Олег Гитаркин одним из первых в России стал производить новомодную техногенную музыку с помощью компьютера. И сегодня, по мнению обоих Олегов, несмотря на кризисные тенденции и заметный отток населения – за рубеж и в Москву, Петербург остаётся центром эксперимента. Причём, бесспорной, по мнению Гитаркина, вершиной российской авангардной культуры является творчество коллектива «Нож для фрау Мюллер»:

«Я считаю, что в Питере много талантливых людей, но Питер это – обделенный город и мало кому удаётся что-то сделать на мировом уровне.

Наверное, для меня, Москва это примерно то же самое, и вообще я считаю, что из России не могут идти какие-то новомодные течения, за исключением моего лично творчества».

К.: «Все что происходит в Москве, давно уже никакой не андеграунд, а сплошной мейнстрим. Музыканты поняли, что намного проще писать поменьше музыки, но делать это в определённом русле, так можно получить больше денег, чем когда занимаешься экспериментами, пытаясь найти свой путь в музыке. Это не очень выгодно. Это является причной того, что андеграунд в Москве практически вымер. Я считаю, что Питер это – единственное место у нас, где что-то происходит, что-то варится, что-то рождается».

Количество музпроектов с участием Гитаркина или Кострова учёту поддаётся с трудом. «Мессер Чупс» – самый известный. У Кострова – больше ди-джейских сольников... Сочинения Гитаркина неоднократно использовались в театральных проектах. Или вот, свежий пример: его музыка звучала в кинофильме «Апрель» режиссёра Константина Мурзенко. Фильм с успехом шёл на российских и международных фестивалях. Кроме того, Гитаркин занимается современной поэзией.

Книжек, правда, пока не пишет:

«Книгами я ещё займусь лет через десять-пятнадцать, когда их можно будет продать. Сейчас я считаю, что моя книжка мало кого способна заинтересовать. А вот лет через 10, 20 я смогу издать книжку и не одну.

В ближайшем будущем я собираюсь заняться кинематографом. Начну с видео-клипов для наших проектов, а потом – настоящие фильмы. Это будут фильмы хорошие, настоящие, которых не хватает нашему российскому кинематографу. По крайней мере, я хоу представить Россию в другом виде. Мы часто посещали кинофестивали, когда бывали за границей и видели как представляет себя Россия, как иностранцы думают о России. Я хочу разрушить этот дурацкий шаблон, потому что я и есть Россия. И я хочу показать другую сторону России, которая существует реально, а не в головах каких-то выживших их ума людей».

Радужно-фантастические коллажи «Ножа для фрау Мюллер» щедро сдобрены архивными цитатами из эстрады и мультиков, голосами известных актёров, электронным кряканьем, хохотом и прочими занятными штуковинами. Что дает повод некоторым критикам, не убоявшимся темных дебрей музтерминологии, называть этот продукт страшным словом «пост-изи-лиснинг». Приставка «пост», то есть «после», которую привешивают куда не лень, в принципе, подразумевает более или менее критичное переосмысление и переработку того, что удалось накопить за предшествующий период. Но, что такое «после-легкое-слушание»? Тяжелое сопение?? Слушание в пол-уха??? Вот, что думают по этому поводу сами музыканты:

Г.: «Пост-изи-лиснинг никакого отношения к изи-лиснингу как бы не имеет, разве что легкомысленное... Впрочем не знаю, может быть у Олега есть своя точка зрения»?

К.: «Это следующий стиль, который идёт за изи-лиснингом. Но, пока место остаётся пустым, то есть без названия. Мы экспериментируем и в ход идет много чего от стиля твист до электроники. И выходит довольно очень хард-лиснинг местами».

Г.: «Я считаю, что мы не являемся электронной группой, в том смысле, который принято вкладывать в это понятие. Мы используем современные приборы – компьютеры, синтезаторы, сэмплеры, но это не значит, что мы являемся электронной группой. В то же время, если нас называют электронной группой, то отрицать это тоже глупо. Вот такие у нас разногласия с самими собой. Любая электронная музыка в России не является модной и передовой, эта тенденция идёт с Запада. Но то, что делаем мы не имеет глубокого аналога. Мы знаем несколько заграничных людей, которые похожи на нас, но, тем не менее, я уверен, что мы в достаточной степени ни на кого и на что не похожи...

Мы очень передовая группа и много делаем для российской электронной музыки. Вместе с тем, нам все равно, где жить, где работать, где издаваться, то есть, мы космополитических взглядов придерживаемся».

Репортаж о походе немецких школьников на фильм Никиты Михалкова

Наша следующая тема – из области школьной жизни. Всех нас, в свое время, водили в кино вместе с классом, если фильм, по мнению наставников, мог оказать положительное педагогическое воздействие. Помню, мне довелось посмотреть лет 20 назад вместе с одноклассниками «Чучело» с Кристиной Орбакайте в роли девочки, над которой издевались соученики-отморозки. Тема фильма – жестокость и бессердечность, присущие человеку как биологическому виду – бессмертна. И уж, конечно, эволюционному прогрессу посмотревших фильм особей хомо сапиенса, эта печальная история, никак не способствовала. Человечество продолжает деградировать с потрясающей скоростью. Однако надежды питают не только юношей, но и педагогов. В рамках кинофестиваля в немецком городе Висбадене для школьников придумали спецпрограмму: экранизации литературной классики. На просмотре фильма «Очи чёрные», снятого Никитой Михалковым по мотивам чеховских произведений вместе с висбаденскими гимназистами побывала наш корреспондент София Габдрахманова. Несмотря на все старания, ей так и не удалось выяснить отношение сегодняшних немецких школьников к вечным вопросам классиков литературы:

На кинофестивале Центральной и Восточной Европы Go East, проходившем в Висбадене, в этом году новый проект: дни кино для школьников. Юному зрителю показали три экранизации Чехова, а также два документальных фильма, например, ленту «Гагарин, я тебя любила» Валентины Руденко. Школьники со всего Висбадена, с шестого по тринадцатый класс, были основной целевой группой проекта, а мне стало любопытно, как публика восприняла эту идею.

Бригитта Якобс, преподаватель 10х классов:

Мне эта идея показалась очень интересной, только вот, думаю, организатором нужно было больше позаботиться о рекламе. Кроме того, время выбрано несколько неудобное. До весенних каникул две недели, в это время мы обычно пишем контрольные. Ну, а потом, надо искать замену преподавателям, потому что нельзя просто так отменить первых три урока в понедельник. Такой общий поход в кино достаточно сложно организовать, поэтому некоторые классы не смогли прийти.

В тот день, когда я была на фестивале, 31 марта, для школьников намечалось 2 фильма: «Очи чёрные» Никиты Михалкова и вышеупомянутый фильм про Гагарина. На «Очи» я не успела, пришла на второй, и первым делом увидела курящих подростков у входа в кинотеатр; ну не очень одухотворенные лица. Я зашла в зал. Наполовину полный, он пищал, ворчал, шипел и жужжал. Это дети только что посмотрели «Очи чёрные» с Марчелло Мастрояни. А у сцены молодая девушка пыталась что-то рассказать о Чехове и его вкладе в мировую литературу. Ульрике Эммер о реакции юного кинозрителя:

«Я думаю, что эта история, история любви, понятна всем, а потому ученики ее, в общем-то, приняли без проблем. Может, конечно, комментировали как-то на свой лад. Всегда сложно, когда молодежь идет в кино большой компанией. Невозможно сосредоточиться на собственных ощущениях Вокруг ведь сидят друзья, однокашники. Потому, может быть, не каждому хочется лишний раз показывать свои слезы, переживания».

Единственной проблемой было, пожалуй, то, что фильм утомлял долгими пассажами на русском языке.

Немцы – большие мастера дубляжа. В Германии дублируются практически все картины. Эта лента Михалкова хоть и считалась немецкоязычной версией, но там были и длинные куски на русском, из перспективы главного героя - Романо, который приезжает в Россию и не знает ни языка, ни культуры страны.

«Да, четверть часа без перевода, без титров, немного напрягает. Я бы предпочла посмотреть эти сцены на немецком языке. Но в нашей школе достаточно много русскоязычных детей, я слышала с задних рядов даже реплики, типа: давайте, рассадим русских по всему залу, распределим их, чтоб переводили».

Несмотря на то, что школьники готовились к походу на этот сеанс, многое показалось им чуждым в Михалковской интерпретации Чехова, хотя бы уже по причине неактуальности многих проблем. Бригитта Якобс:

«Новость о том, что мы пойдем в кино, была воспринята, конечно, на «ура», но с другой стороны дети ныли, что фильм такой старый. Они ведь привыкли к современному кино. Историю они, конечно, в целом поняли, но им трудно было представить себе такую ситуацию, когда в личной жизни всё надо скрывать. Сегодня ведь каждый живет с кем захочет, и если что-то не ладится, то люди расстаются».

Ученица 7го класса Сием Эллару, не скрывала легкого разочарования:

«Фильм был нормальный, только вот конец был какой-то сложный. Я думала, он кончится как-нибудь иначе, что они еще раз встретятся что ли. Ну а в остальном так нормальный фильм».

Как бы то ни было, работа над материалом продолжится и после просмотра фильма. Учителя собираются еще раз обсудить содержание и попросить учеников изложить свое мнение в кратком сочинении.

Пожелаем висбаденским гимназистам удачных погружений в мир загадочной русской души.

Виктор Кирхмайер, Екатерина Письменная и София Габдрахманова «Немецкая волна»