1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Гессенские эрудиты

25.03.2006

Христианско-демократические власти земли Гессен придумали специальный тест для иностранцев, желающих получить немецкое гражданство, и требуют сделать такой тест общефедеральным. В анкете – сто вопросов. Выборочная проверка показала, что далеко не на все из них могут ответить даже коренные жители страны.

Одним из достижений прежнего, «красно-зеленого» правительства ФРГ стало упрощение процедуры получения немецкого гражданства для проживающих в Германии иностранцев. Раньше бывало, что родившийся здесь и в четвертом поколении, оставался подданным другого государства. Теперь для получения паспорта ФРГ достаточно легально, не вступая в конфликт с законом, прожить в стране восемь лет, самому зарабатывать на жизнь и иметь хотя бы начальные знания немецкого языка. Новые правила открыли возможность приобщиться к германскому гражданству для миллионов живущих здесь иностранцев, однако, очереди в паспортные столы не выстроились. Никаких материальных преимуществ немецкие «корочки» не дают, процедура всё равно муторная, надо еще и из прежнего гражданства выходить, а соблазн заняться политикой, избирать или быть избранным депутатом бундестага испытывают немногие из восьми миллионов иностранцев в Германии. Тем не менее, христианско-демократические власти федеральной земли Гессен сильно опасаются, как бы в славные ряды немецких граждан не затесались неблагонадежные элементы. Чиновники местного правительства придумали дополнительный тест, который настоятельно предлагают сделать общегерманским. Инициативу с места в принципе поддерживает канцлер Ангела Меркель:

Если кто-либо хочет получить немецкое гражданство, то это нельзя делать мимоходом. Это осознанный акт, при котором следует доказать, что ты кое-что знаешь о государстве, гражданином которого собираешься стать.

По замыслу гессенских властей, чтобы получить немецкое гражданство его соискателям надо будет ответить на вопросы специальной анкеты. Вопросов – для ровного счета – сто, и я искренне сомневаюсь, что на каждый из них сумеют ответить даже закоренелые немцы.

Одно дело – первый раздел: страна и люди. Численность населения, столица, реки и горные массивы, федеральные земли – тут не надо быть семи пядей во лбу. Чуть больших усилий требуют вопросы по истории Германии – не каждый знает, что такое «реформация», что за высокое собрание заседало в тысяча восемьсот сорок восьмом году во франкфуртской церкви святого Павла, как называлась первая немецкая республика, чем знаменательно в истории страны девятое ноября и кто из канцлеров стал лауреатом нобелевской премии мира. Но это дело поправимое. Все ответы можно найти в школьном учебнике, если лень лазить по интернету. Но некоторые вопросы гессенской анкеты могут поставить и в тупик. Скажем, о немецких композиторах. Предложено назвать автора «оды к радости» и еще двух. Ну, и если кроме Бетховена напишут Вольфганга Амадея Моцарта и Удо Юргенса? Оба они на самом деле австрийцы, но Моцарту это никогда не пришло бы в голову, а Юргенс давно и плодовито творит в Германии, считается исконно немецким музыкантом. Ну, ладно, про композиторов тоже можно подчитать. А как быть с вопросом номер шестьдесят пять – для какой цели создавался бундесвер? Тогда, в пятьдесят пятом году об этом шли в ФРГ энергичные дебаты, тема перевооружения была отнюдь не бесспорной и точки зрения высказывались весьма различные. И что, их все надо отразить в ответе на вопрос анкеты?

Вопрос пятьдесят восьмой – о свободе мандата немецких парламентариев и их подотчетности только собственной совести. Это записано в конституции, но люди, интересующиеся политикой, ведь прекрасно знают, что на практике дело выглядит совсем не так, что есть такое понятие, как фракционная дисциплина. А попробуйте лаконично ответить на вопрос о том, что такое правовое государство. Во многих университетах мира этой теме посвящают многомесячные семинары, устраивают научные конференции, издают толстенные монографии. Или может, например, соискатель немецкого гражданства ответить на вопрос о свободе печати цитатой Пауля Сете – бывшего издателя респектабельной газеты «Франкфуртер альгемайне» – это свобода двухсот богачей тиражировать свою точку зрения. Наверное, лучше всё же быть политически корректным, чтобы не вызвать подозрений чиновника, проверяющего анкету, и вписывать те ответы, которые уже услужливо в виде подсказок опубликовали немецкие газеты и разные интернетовские сайты. Между тем, основополагающий принцип демократического устройства правового государства как раз и состоит в свободе ставить под сомнение и высочайшие утверждения, и всякие догмы, и национальные традиции, и собственные убеждения. На многие вопросы анкеты можно ответить по-разному и ... всё равно правильно. Предложенное же единомыслие – это свидетельство того, что сами авторы анкеты не усвоили демократические принципы собственного государства.

Было бы смешно, если б не было так грустно. Заявленная цель анкеты – не допустить проникновения в немецкое общество неблагонадежных элементов. Однако, всерьез замышляющие коварство, «засланные казачки» тест пройдут, подготовятся. А вот многие добропорядочные иностранцы в Германии решат – да зачем мне это надо, да подавитесь вы своим драгоценным немецким паспортом! Жил без него и дальше проживу. Оппоненты консерваторов в этом вопросе – социал-демократы – гессенскую инициативу не поддержали. Генеральный секретарь СДПГ Хубертус Хайль:

Мы делаем ставку, скорее, на языковую интеграцию. Все дети – будь-то немецкого или иностранного происхождения, должны уметь прилично говорить по-немецки еще до поступления в школу.

А вот еще несколько мнений относительно того, что должен знать и уметь кандидат в немецкие гражданины:

Говорить по-немецки.

Главное – язык, ну, и еще немецкую культуру.

Он должен, как минимум, интересоваться немецкой культурой.

О! он должен чувствовать себя здесь хорошо.

Быть открытым другим людям.

Лучше, чтоб у него не было этих типично немецких черт.

Может, он должен уметь приготовить кислую капусту с картофельным пюре и капченую свиную отбивную или нечто подобное?

Таковы ответы немецких граждан, за чистоту рядов которых так радеют христианские демократы.

Гессенская анкета, возможно, имела бы смысл пару десятилетий назад, когда все кому ни лень рвались в Германию и мечтали получить немецкое гражданство. Она была бы, правда, не менее смешной, но хоть отвечала бы политической цели ограничить приток нахлебников в страну. Но ведь теперь такая задача не стоит. Немецкие города пустеют, Германия медленно, но верно вымирает. Так зачем же ставить дополнительные препоны тем, кто всё-таки еще готов поддержать это общество? Впрочем, цель очевидна и к немецкой демографической реальности не имеет никакого отношения. В трёх субъектах федерации в ближайшее воскресенье пройдут земельные выборы – в Баден-Вюртемберге, Рейнланд-Пфальце и Саксонии Анхальте, а в самом Гессене – коммунальные. И так уж устроены немецкие консерваторы, что всякий раз перед выборами стараются хоть так, хоть иначе разыграть «иммигрантскую карту» в рассчете на голоса избирателей, не отягощенных демографической проблематикой. Министр внутренних дел федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн, социал-демократ Ральф Штегнер:

Люди, желающие получить немецкий паспорт, должны отвечать высоким требованиям. Для этого нужны хорошие курсы интеграции, но не тесты, с помошью которых можно было бы выиграть телевизионную викторину или сдать экзамен на водительские права. К тому же все ответы уже есть в интернете. Вся эта затея не имеет к делу никакого отношения, а служит лишь нагнетанию страстей в предвыборной борьбе.

Пожарные – добровольцы.

Что побуждает немецких энтузиастов в прямом смысле слова лезть в пекло и рисковать жизнью совершенно за бесплатно?

Тысячи немецких неправительственных организаций держатся на голом энтузиазме их членов. На общественных началах в Германи работают миллионы людей. И, кстати, далеко не только в объединениях по интересам или обществах с социальной ответственностью. Такая важная государственная структура, как пожарная охрана, де-факто тоже существует за счет энтузиазма добровольцев. Что побуждает их в прямом смысле слова лезть в пекло и рисковать жизнью совершенно за бесплатно? Катя Петровская попыталась найти ответ.

У добровольцев и профессионалов все общее: каланча, каски, униформа, машины. И на вызовы они отправляются всегда вместе. Добровольцы при этом обязаны уметь все то, что умеют профессионалы. Отличие по сути только одно: одни зарплату получают, другие – нет. И вот ведь парадокс: таких «чудаков»-энтузиастов в Германии навалом. Рассказывает Йенц-Петер Вильке, один из имидж-мэйкеров берлинского отделения пожарной охраны:

«В Германии больше миллиона добровольных пожарных. Конечно, в больших городах, в метрополиях есть и профессионалы, но профессионалов по всей Германии около 30 тысяч, а любителей - больше миллиона»

В Берлине, соотношение скорее обратное: на четыре тысячи профессиональных пожарных приходится лишь полторы тысячи добровольцев. Это и понятно. Здесь и задачи сложнее, и древний принцип общей ответственности не столь силен. Раньше, когда в деревнях загорались дома или сараи, то все хватали ведра, выстраивались в цепочку, и сообща пытались спасти добро. Так и возникло, можно сказать, движение добровольцев. Но сейчас, разумеется, ни в городе, ни в поселке с ведрами не бегают. Но привычка осталась. Йенц Вильке:

«Добровольцы проходят полное обучение – такое же, как их коллеги профессионалы. Правда для любителей оно растягивается на годы. Обучение для них поделили на небольшие отрезки, и в результате надо как минимум шесть лет регулярно проходить разные курсы, чтобы достичь уровня профессионалов».

Каждому желающему стать добровольным пожарным полагается в месяц отдежурить 15 часов на службе и 6 часов просидеть за партой. Чтобы выдержать такой график, приходится иногда жертвовать частью отпуска. Зато по окончании этих шести лет любитель может гордо нацепить бляху пожарного и принимать участие абсолютно во всех акциях пожарной дружины. Берлинское отделение не испытывает недостатка в добровольцах. Вильке поясняет:

«Восхищение пожарной службой по-прежнему велико. Это очень увлекательное занятие ведь здесь многому можно научиться: тушить пожар, лазить по веревочной лестнице. Здесь учатся управлять сложной техникой, можно получить права на вождение грузовика, управлять моторной лодкой и многое другое».

В маленьком пригороде Берлина, местечке Каров, уже более ста лет существует добровольное общество пожарныхв. На 5 профессионалов здесь приходится 25 добровольцев, одна из них – женщина. Командир добровольцев - Лутц Яндер, вот уже более 30 лет преданный своему второму призванию:

«Я вообще-то повар и работаю в одной из крупных гостиниц Берлина, а пожарным – после работы»

Вначале, в 74-м году его - четырнадцатилетнего мальчишку - привлекли романтика огня и приключения. Позже увлечение стало второй натурой:

«Здесь я могу себя в каком-то смысле реализовать. Я пробовал себя в футболе, но никогда не мог насладиться настоящим спортивным успехом, а быть пожарным – это доставило мне море удовольствия».

Для многих немецких подростков особенно в маленьких городах и пригородах обучение и работа у пожарных – это и спорт, и карнавал, и приключения в духе индейцев. И не всегда пожарные – плохие футболисты. А для иных семейных мужчин – юношеское увлечение так и остается на всю жизнь – разрешенной игрой для любителей острых ощущуний. Ради этого они идут на изрядное ограничение собствненой свободы. Йенц Вильке:

«Я сам был когда-то добровольцем. Так вот наш учитель нам с самого начала сказал – добровольная пожарная служба добровольна только два раза: когда на нее поступаешь и когда с нее уходишь. Все что между этим – это служба с ее четкими установленными правилами, приказами и их вополнением. Когда один принимает решения – другие обязаны подчиняться. Тут немного места для свободы».

Для Лутца Яндера это хобби также связано с серьезными обязательствами. От 400 до 500 часов в год работает он как пожарный, то есть около 40 часов в месяц. За год его маленькая добровольная команда в среднем совершает 250 выездов. А, кроме того, продолжает Яндер:

«Мы устраиваем уличные праздники, которые и невозможны были бы без нас, потому что их некому финансировать, это все – чистый идеализм, без всяких материальных выгод»

В этом пригороде Берлина даже свадьбы не обходятся без пожарных, может быть в виду отсутствия Вечного огня.

Рассказывала Катя Петровская. Вот и всё на сегодня из «Столичной студии» «Немецкой волны».