1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Галерея

Герхарт Гауптман

16.09.02

Герхарт Гауптман был не только писателем, пользовавшимся огромным успехом. Он был неким символом духовного развития Германии в конце 19 – первой половине 20 века. На его глазах происходило возвышение Пруссии. Гауптман приветствовал этот процесс, хотя и относился к нему довольно критично. Он пережил, прочувствовал и проанализировал поражения Германии, причём его утопические проекты создания более гуманного общества так и остались нереализованными.

В 1912 году читающая публика была немало удивлена, узнав, что Гауптману присуждена Нобелевская премия по литературе, причём всего лишь через 2 года после присуждения её Паулю Хейзе. А ведь в литературе Хейзе и Гауптман считались антиподами. В 1910 году Нобелевский комитет обосновал своё решение именно тем, что в произведениях Хейзе отсутствует "натуралистическое, фотографическое отображение безобразной действительности". Гауптман же считался представителем натурализма в литературе, за что его кандидатура уже дважды была отклонена Нобелевским комитетом. Теперь, однако, Шведская академия сочла возможным присудить Нобелевскую премию Гауптману, "прежде всего, в знак признания плодотворной, разнообразной и выдающейся деятельности в области драматического искусства", а также за его способность "проникать в глубины человеческого духа". По мнению жюри, "реализм в пьесах Гауптмана неизбежно ведёт к мечте о новой и лучшей жизни, к претворению этой мечты в жизнь".

Гауптман родился в 1862 году в Оберзальцбрунне (ныне Щавно-Здруй) в Силезии в семье владельца фешенебельного отеля. Впрочем, среди предков Гауптмана были также ремесленники, фермеры, чиновники и даже церковные музыканты. Сначала Гауптман посещал сельскую школу, а затем гимназию в Бреслау (ныне Вроцлав), но учёба ему не давалась. Позже свои школьные годы он называл "мукой". Поэтому в 1878 году он бросает школу и отправляется к своему родственнику изучать фермерское дело. На ферме царил строгий дух религиозной общины гернгутеров, оказавший немалое влияние на формирование сознания Гауптмана. Позже мировосприятие гернгутеров найдёт отражение в пьесе "Перед восходом солнца" и во фрагменте романа "Новый Христофор", сравнимого разве что с "Доктором Фаустусом" Томаса Манна.

На ферме Гауптман оставался недолго, однако приобретённый там опыт оказался для него очень важным. 30 лет спустя он писал:

"Я именно тогда стал понимать, что я собой представляю, чего стою и каковы мои права. Я приобрёл независимость, решительность и собственный взгляд на мир – всё то, чем располагаю и теперь".

В 1880 году Гауптман поступает в королевскую школу искусств в класс скульптуры. Однако уже через год его из этого учебного заведения исключили. Впрочем Гауптман не унывал. На свадьбе своего брата он познакомился с сестрой невесты Марией Тинеман, обладавшей значительным состоянием. Вскоре они тайно обручились. Гауптман начинает учёбу в университете в Йене, который он, кстати, также не окончил. Однако именно там он сблизился с видным немецким биологом и философом Эрнстом Геккелем, который познакомил его с идеями Дарвина, в большой степени повлиявшего своими теориями на развитие реализма в европейских литературах.

Бросив университет, Гауптман отправляется вместе со своим братом Карлом в путешествие по Испании и Италии. С Капри он вынес любовь к островам, которая сохранялась у него до конца жизни. В 1883 году Гауптман возвращается в Италию. Он поселился в Риме, решив заняться скульптурой. Однако успеха в качестве ваятеля ему добиться не удалось: огромная скульптура, над которой он работал, развалилась. К тому же, он заболел тифом, и Марии пришлось срочно приехать в Рим, чтобы ухаживать за больным. Тем не менее, в Риме Гауптман проявил немалый интерес к античному искусству и написал эпико-романтическую поэму по мотивам мифа о Прометее.

В 1885 году Гауптман и Мария, наконец, женятся. Во время свадебного путешествия на остров Рюген Гауптман вместе с друзьями посетил также остров Хиддензе, где он впоследствии и поселился.

Первое время после свадьбы, однако, Гауптман вместе со своей молодой женой жил в пригороде Берлина. Именно в Берлине Гауптман оказывается в среде прогрессивно мыслящих интеллектуалов, пробудивших у него интерес к Марксу, Энгельсу, Толстому, а также к известным литературным "натуралистам" того времени Золя и Ибсену.

Примечательно, что в то время "натурализм" был широко распространённым явлением во Франции, России и Скандинавии, в Германии же этот художественный метод оставался редкостью. Главным в немецкой литературе по-прежнему был романтизм. В 1889 году в Берлине группа писателей и критиков создаёт театр-студию "Свободная сцена". Свою работу они начали с постановки пьесы Ибсена "Призраки". Эта пьеса произвела огромное впечатление на Гауптмана, а вскоре ему даже удалось познакомиться и с самим Ибсеном. Вслед за "Призраками" в новом театре была поставлена и первая пьеса Гауптмана "Перед восходом солнца", рассказывающая трагическую историю быстрого обогащения и столь же быстрого обнищания одной крестьянской семьи. Эта пьеса, написанная, к тому же, на силезском диалекте, была первой натуралистической драмой на немецком языке. Публика была потрясена её беспощадной правдивостью и живым народным языком. В результате скандального успеха постановки Гауптман стал считаться серьёзным, подающим надежды драматургом.

В последующих двух пьесах Гауптмана ("Праздник примирения" и "Одинокие") явно ощущается влияние Ибсена. Однако истинное признание Гауптману принесла его написанная в 1893 году пьеса "Ткачи", в которой он с суровым реализмом описывает забастовку силезских ткачей 1844 года. В пьесе нет традиционного деления на положительных и отрицательных действующих лиц. Автор отказывается от нравственного суда над своими героями. Пьеса отличается точностью социального анализа. Неприкрытая социальная критика драмы стала причиной того, что после её премьеры кайзер Вильгельм Второй отказался от своей ложи в театре, а дальнейшие постановки пьесы были запрещены. Резкая критика состояния современного ему общества и обусловила всемирную славу Гауптмана. Томас Манн в своей речи по случаю 60-летия Гауптмана назвал его "поэтом бедных".

Между тем, личная жизнь у Гауптмана не складывалась. У него произошёл разрыв с братом, у которого он жил в 90-е годы. Затем он развёлся с женой, оставив её с тремя детьми, и женился на молодой скрипачке, родившей ему ребёнка. Вскоре, однако, он увлёкся 16-летней актрисой, что вдохновило его на написание нескольких произведений.

В 1907 году Гауптман, удручённый падением популярности и отсутствием творческой энергии, уезжает в Грецию. Там он создаёт свою "Греческую весну". Эта книга, написанная в форме путевого дневника, представляет собой попытку Гауптмана разобраться в противоречии между приверженностью к христианскому наследию и тягой к язычеству античной культуры. Этой же теме Гауптман посвятил и два своих романа: "Юродивый Эммануэль Квинт", в котором он рассказывает историю современного мистика, силезского плотника, чью жизнь он сравнивает с жизнью Христа, и "Остров великой матери".

Гауптман, который на протяжении всей своей жизни оставался пацифистом, сохранял свои убеждения и в период Первой мировой войны. После поражения Германии он поддержал Веймарскую республику, считая, что именно она может обеспечить лучшее будущее немецкому народу. После прихода Гитлера к власти, Гауптман, несмотря на своё отвращение к нацизму, предпочёл остаться на родине, за что его немало осуждали. Гауптман не выступал открыто против нацистов, однако ещё в 1931 году он произнёс речь, в которой предостерегал от надвигавшейся опасности.

"Германия – это горы, леса, долины, реки и источники, города и веси. Это замки, многочисленные замки на вершинах многочисленных гор. Большинство из них разрушились, но некоторые сохранились до наших дней. Это луга, ручьи, озёра и пруды, это белые альпийские вершины, покрытые вечными снегами. Это – Германия! Но Германия, является такой, какая она есть, не сама по себе, а благодаря немецкому народу и немецкому духу. То, что ты видишь своими глазами и глазами твоей души, не бедная страна. И она будет ещё богаче, чем богаче будет твой дух. Это богатство не равнозначно общему благосостоянию – деньгам, материальному добру или удобной жизни. Я исхожу из того, что со страной, в которой вы живетё, с народом вы связаны не только на подсознательном уровне, но и на сознательном. Я исхожу из того, что вы знаете, какой святыней является немецкий язык, что он равнозначен народной душе, что он сам является духовной жизнью и что именно в нём содержится истинное единство немецкого народа. Однако, оглядываясь по сторонам, я вижу, что над Германией сгущаются тучи. На этих мрачных тучах угрожающе восседает знакомая четвёрка: Имя мне – нужда. Имя мне – вина. Имя мне – тревога. Имя мне – бедствие. И эта четвёрка держит страшный совет, за которым последуют яростные обвинения, судебные приговоры, мечи палачей и виселицы. Есть ли кто-нибудь, кто мог бы остановить это безумие?".

В Германии в период нацизма пьесы Гауптмана ставились редко. Тем не менее, в 1942 году, к 80-летию Гауптмана, нацистское правительство выделило средства для издания 17-томного собрания его сочинений. Отношение Гауптмана к нацизму отличалось амбивалентностью. С одной стороны, его отталкивали грубость и бездуховность режима, а с другой стороны, он поддерживал некоторые действия нацистов, например, выход Германии из Лиги наций. В этот период Гауптман пишет свою фантастическую поэму "Великий сон" и драматическую тетралогию в стихах на сюжет древнегреческой легенды об Атридах, где жестокость мифов перекликается с ужасами Второй мировой войны.

В 1945 году разрушение Дрездена, города, который Гауптман очень любил, бомбами союзников вызвало у писателя глубокое потрясение, от которого ему так и не удалось оправиться. Гауптман впал в апатию, через год, в 1946 году, он умер от воспаления лёгких.

После смерти Гауптмана слава его померкла. Его пьесы ставятся только в Германии и крайне редко в других странах. По мнению одного из критиков,

"...пьесы, написанные им за последние 25 лет жизни, ничего собой не представляют. И теперь даже главные его произведения звучат фальшиво, как в самой Германии, так и за её пределами".

Впрочем, даже самые большие почитатели Гауптмана признают, что самые удачные его пьесы – ранние. Тем не менее, оценивая творчество писателя в целом, один из его биографов называет Гауптмана "одним из последних истинных гуманистов, который унаследовал и, во всём многообразии своих героев, развил великую европейскую традицию".

Рюдигер Бернхардт, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА