Геро фон Мерхарт: немецкий археолог в Сибири | Что читают в Германии | DW | 21.03.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Книги

Геро фон Мерхарт: немецкий археолог в Сибири

Геро фон Мерхарт попал в Россию как военнопленный. И стал одним из первооткрывателей археологических сокровищ Сибири.

Профессор Херман Парцингер (Hermann Parzinger), президент Фонда "Прусское культурное наследие", по своей первой и основной профессии - археолог. Вся страсть его научной души принадлежит эпохе, охватывающей примерно с четвертого по первое тысячелетие до нашей эры, то есть бронзовому веку. Парцингер на протяжении последних двадцати лет ведет раскопки то под Актюбинском, то под Керчью.

Результаты раскопок последних десятилетий будут вскоре представлены в рамках выставки "Бронзовый век Европы. Европа без границ", которая откроется 28 июня 2013 года в Эрмитаже. Не удивительно, что в этой связи почетный доктор Сибирского отделения РАН Парцингер регулярно вспоминает и о своих предшественниках - первооткрывателях археологических сокровищ "великой степи".

Плен и революция

Среди множества немецких ученых, приложивших руку к научному "покорению Сибири", особенно выделяется удивительная фигура археолога Геро фон Мерхарта (Gero von Merhart).

Обложка книги Далёко

Обложка книги "Далёко"

Уроженец австрийского Брегенца, Геро фон Мерхарт изучал в Мюнхенском университете геологию и древнейшую историю. Призванный на фронт Первой мировой войны, он в первые же месяцы боев попал в плен и оказался в лагере для военнопленных офицеров под Красноярском. Это определило его судьбу. Удивительным годам, проведенным в России, Геро фон Мерхарт посвятил свои мемуары под русским названием "Далёко" ("Daljoko"). Замечательный текст имеет наряду с историческими и безусловные художественные достоинства и был сейчас переиздан по инициативе Парцингера.

Лишь скупо описывая очень тяжелые условия, в которых находились немецкие военнопленные в Сибири, Мерхарт обращается к "замечательной главе своей жизни" - работе в Красноярском археологическом музее. Несмотря на все лишения, Мерхарт явно испытывал острый интерес к революции и даже симпатизировал революционным переменам. Его привлекала перспектива наступления новой жизни. С некоторой иронией, но и с явным удовлетворением он констатирует, что уже является не "интернированным вражеским офицером", а "бывшим участником империалистической войны", и принадлежит к "международному пролетариату".

В красноярском музее

В новом статусе фон Мерхарта особенно радует право на труд. "В день 2051-й пребывания в России", в конце 1919 года, Мерхарт зачисляется на работу в Красноярский археологический музей (сегодня Красноярский краевой краеведческий музей). Вчерашний военнопленный, иностранец, офицер, к тому же человек с дворянской фамилией оказался советским служащим. Задача нового сотрудника – сортировка и научная классификация древнейшей части коллекции.

Тридцатилетний Геро фон Мерхарт в русском плену. 1916 год

Тридцатилетний Геро фон Мерхарт в русском плену. 1916 год

С очаровательным юмором описывает фон Мерхарт свое прибытие "на Красноярский фронт" и "водружение в музее, расквартированном вместе с весьма богатой, но хаотичной коллекцией" в бывшем гостином дворе. В музее кроме него работало двое: смотритель Аркадий Яковлевич Тугаринов и некая Энрика Павловна, "сортировавшая гербарии и усыхавшая от этого занятия на глазах".

Тугаринов и Мерхарт тут же прониклись взаимной симпатией и проводили много времени у горячего чайника, "этого грааля военнопленных". Энрика Павловна считала странного немца выскочкой и самозванцем - видимо, из-за того, пишет Мерхарт, "что мой студенческий мюнхенский диалект был так непохож на ее опрятный немецкий язык гувернантки". Мерхарт изучает русский. "Я терплю, ты терпишь, он терпит, мы терпим", - склоняет он сложный, но злободневный русский глагол на клочке бумаги.

Красные, белые, бронзовые

Первая попытка Мерхарта отреставрировать старинный глиняный сосуд обернулась неудачей: неправильно замешанный гипс рассыпается в его руках. "Аркадий Яковлевич был страшно расстроен, Энрика Павловна же тихо ликовала", - вспоминает он. Однако в дальнейшем Мерхарт все больше "набивает руку": он систематизирует и реставрирует коллекцию, заново обустраивает экспозицию, совершает летние выезды на места прежних раскопок, которые велись еще до революции российскими и европейскими экспедициями, первым описывает гигантскую зону курганов, расположенную на высоком берегу реки Аскиз (притока Абакана).

Мерхарт характеризует плато как гигантское доисторическое кладбище, на основании имеющейся у него документации классифицирует типы захоронений. "Геро фон Мерхарт – безусловно, один из самых значительных исследователей эпохи от палеолита до бронзового века", - отмечает Герман Парцингер в предисловии к книге "Далёко". Одновременно Мерхарт наблюдал за тем, как "красные рубят белых и белые рубят красных", рискуя попасть под горячую руку тем или другим. Наконец смягчилась и Энрика Павловна, она подарила Мерхарту на Рождество небольшую буханку домашнего белого хлеба.

Красноярск – Марбург

Имея возможность вернуться домой уже в начале 1920-го года, Мерхарт, однако, "задержался" в Красноярске до конца 1922-го. Судьба хранила немецкого ученого: он не был расстрелян, не умер от голода или тифа. В значительной степени по настоянию друзей и коллег Николая Ауэрбаха и Георгия Сосновского, Мерхарт, наконец, покинул Красноярск. Как отмечает Парцингер, "явно нехотя", подолгу задерживаясь в Казани, в Петрограде.

В Германии Геро фон Мерхарт обосновался в Марбурге, где стал профессором знаменитого университета и основал целую школу немецкого "бронзоведения". Одним из его учеников стал и немецкий археолог Херман Парцингер.

Gero von Merhart/Hermann Parzinger
"Daljoko".
Böhlau Verlag, Köln/Weimar

Культура и стиль жизни