1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Гернот Эрлер: Прежде чем критиковать Россию, надо попытаться ее понять

Новый координатор германо-российского сотрудничества в МИД ФРГ ответил на вопросы DW.

Гернот Эрлер

Гернот Эрлер

Новым координатором германо-российского межобщественного сотрудничества в МИД ФРГ станет социал-демократ Гернот Эрлер (Gernot Erler). Он будет наделен более широкими полномочиями, чем его предшественник - консерватор Андреас Шоккенхофф (Andreas Schockenhoff). Эрлер будет отвечать не только за контакты с Россией, но и со странами Центральной Азии, а также с государствами-участниками программы ЕС "Восточное партнерство". Свое первое интервью в новом качестве Гернот Эрлер дал парламентскому корреспонденту DW Никите Жолкверу.

DW: Господин Эрлер, ваша деятельность будет затрагивать весьма обширный регион. Давайте, однако, для первого интервью ограничимся германо-российскими отношениями. Многие в Москве считали, что ваш предшественник на посту координатора межобщественных связей ФРГ и России Андреас Шоккенхофф был чрезмерно критичен. Вы разделяете такую оценку?

Гернот Эрлер: Я думаю, что большое преимущество германо-российских отношений состоит в том, что на протяжении нескольких легислатурных периодов в них сохраняется надежная преемственность. Налицо и поступательное развитие наших двусторонних экономических связей. То, что в отдельных случаях по-разному расставляются приоритеты, не отменяет самого факта такой преемственности, и я буду этому следовать. Я с большим уважением отношусь к тому, что делал мой коллега Андреас Шоккенхофф на этом посту с 2006 года. Задачи мне знакомы, ведь это я в свое время выступил с предложением создать пост координатора германо-российского межобщественного сотрудничества и занимал его с 2003 до 2006 года.

Канцлер ФРГ и президент России

Ангела Меркель и Владимир Путин

- Вы любите цитировать русских поэтов, в частности Тютчева: "Умом Россию не понять..." Как вы считаете, правильно ли применять к России шкалу европейских ценностей?

- Думаю, что такой подход уместен и допустим. Как и проверка политики этой важной страны на соответствие провозглашенных ею же самой принципов и целей. Но в конечном счете все же важно вести с Россией рациональный диалог о ее интересах, всегда оставляя при этом Москве возможность сохранить лицо. Мой опыт подсказывает, что, опираясь на такие принципы, можно достичь большего, в том числе и в отношении собственных интересов.

- Что это означает на практике? Не следует публично критиковать те или иные события в России?

- Нет, боже упаси. Этого никто и не предлагает. Никому нельзя запрещать выступать с критикой, но предварительно следует попытаться понять позицию противоположной стороны, учитывая при этом процесс политического развития и историческое прошлое. При таком подходе критика скорее будет восприниматься не как тиражирование стереотипов, а как основа для конструктивного диалога. Может быть, в этом заключается то небольшое различие, которое порой раздувают и преподносят как раскол на два лагеря. По одну сторону - понимающие Россию, а по другую - ее критики. Я о таком "лагерном" мышлении не очень высокого мнения.

- В немецких СМИ преобладают критические публикации по поводу предстоящей Олимпиады в Сочи. Не перебарщивает ли пресса ФРГ?

- Я надеюсь, произойдет то, чему мы всегда оказывались свидетелями. Чем ближе будет дата начала Олимпиады, тем больше будет шансов лучше познакомиться с различными аспектами жизни в России, которая не ограничивается деятельностью президента Владимира Путина. Во время Олимпийских игр всегда удавалось углубить понимание той или иной страны - их организатора. Просто потому, что пресса в такие периоды уделяет этим событиям больше внимания. Я бы хотел, чтобы и на этот раз в СМИ нашли отражение различные нюансы и уровни российской действительности.

- А вы сами поедете в Сочи?

- Честно говоря, об этом я еще не думал. Мое официальное назначение на пост ведь еще даже не состоялось. Но я ни в коем случае этого не исключаю.

- Ну, да. Вы же любите спорт, в частности каноэ…

- Надеюсь, что в Сочи возможностей для этого вида спорта не будет, надеюсь, там будет снег и лед.

- Вернемся к политике. Как вы оцениваете факт помилования Михаила Ходорковского, освобождения из тюрьмы некоторых фигурантов "болотного дела"? Это признак политической оттепели?

- Начнем с того, что это было очень важно для самих этих людей, будь то Ходорковский, девушки из Pussy Riot или другие. Это событие дает шанс и тем, кто не попал под амнистию. Я не думаю, что Ходорковский забудет о судьбе Платона Лебедева, который по-прежнему находится в колонии. Мне кажется, что начавшиеся в России процессы будет трудно просто остановить, они приобрели собственную динамику. Это очень важный момент, который следует иметь в виду. Шанс на перемены есть.

контекст

- А какой вам представляется роль Путина в этих процессах? Он является их инициатором или просто вынужден так поступать?

- Российский президент, связавший свое имя с сочинским проектом, разумеется, сильно заинтересован в его международном успехе. И он, очевидно, готов принять целый ряд мер - их можно назвать и уступками - с тем, чтобы такой успех обеспечить, чтобы не подорвать, а повысить престиж России. Эту атмосферу следует использовать активным представителям гражданского общества, которые совершенно справедливо указывают на то, что помимо амнистии и освобождения людей есть еще целый ряд актуальных политических тем.

- Коротко об отношениях в треугольнике Россия - Украина - ЕС. На Западе звучала резкая критика в адрес Москвы. Как вы оцениваете ситуацию?

- Я думаю, надо принять к сведению, что между ЕС и Россией есть страна - Украина, испытывающая острые проблемы и серьезные финансовые трудности. Украинские политики вынуждены были действовать под давлением этих проблем, им нужны были быстрые решения. И Россия предоставила значительные средства, радикально снизила цены на газ, чтобы помочь Украине в трудной ситуации. Это были меры, которые в таком объеме не предлагал ЕС и, наверное, даже не мог предложить. Таково трезвое описание конкретной ситуации. Но долгосрочные перспективы страны - это другое. О них спорят не только на Майдане, но и по всей Украине. На Украине есть протестные движения, которые не хотят, чтобы сейчас захлопнулись какие-то двери. У оппозиции есть шанс отложить это решение, а не принимать его в этой критической ситуации.

- Как вы относитесь к предложению Путина обсудить этот вопрос на трехсторонних переговорах между Киевом, Москвой и Брюсселем?

- Я считаю, что переговоры нужны в любом случае. И Россию надо привлечь к участию в них. Но это сейчас очень скоропалительное предложение, если учесть, как резок был афронт. Тут нельзя сразу начинать трехсторонние переговоры. Но у меня нет и тени сомнения в том, что диалог о дальнейшем развитии восточного партнерства, особенно с Украиной, но и между Евросоюзом и Россией просто необходим.