1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Герман Парцингер: У России и Германии общий культурный генокод

Сопредседатель рабочей группы "Культура" "Петербургского диалога" поговорил с DW о том, как делать свое дело вопреки политике.

Герман Парцингер

Герман Парцингер

Герман Парцингер (Hermann Parzinger) - глава Фонда прусского культурного наследия (объединения всех музеев и культурных институтов, некогда принадлежавших Прусской короне, - в частности, Музейного острова в Берлине) и одна из ключевых фигур немецкой культурной политики. Археолог-"бронзовик" (то есть специалист по бронзовому веку), эксперт по скифам и другим кочевникам Великой степи, профессор Парцингер многократно проводил раскопки на территории России, где сделал важнейшие научные открытия, и говорит на беглом русском языке с легким - почему-то южнорусским - акцентом. Корреспондент DW побеседовала с сопредседателем (вместе с директором Эрмитажа Михаилом Пиотровским) рабочей группы "Культура" "Петербургского диалога" в Петербурге.

DW: Господин Парцингер, только что завершилось заседание вашей рабочей группы. Что радует, что доставляет заботы?

Герман Парцингер: Было большое заседание, приехало много людей из Германии и России. Мы же все очень давно знаем друг друга, это уже не коллеги - это друзья. Совместных проектов даже больше, чем когда-либо. Мы ведь 20 лет выстраиваем наше сотрудничество - и вот оно, наконец, приносит плоды.

Центральный выставочный проект - "Железный век - Европа без границ". Это продолжение нашей выставочной трилогии: "Эпоха Меровингов" в 2007 году и потом "Бронзовый век" два года назад. Железный век - это очень интересная эпоха, заря европейской цивилизации, первое тысячелетие до нашей эры. На востоке это скифы, у нас - кельты. Мы покажем единую Европу того времени.

Находки из Эберсвальде на выставке в Эрмитаже, 2013 год

Находки из Эберсвальде на выставке в Эрмитаже, 2013 год

Второй очень важный проект - совместный с Историко-художественным музеем Калининграда. Там хранится часть экспонатов знаменитого собрания довоенного музея "Пруссия", а другая часть - в Берлине. Это железный век и раннее Средневековье. Мы постараемся инвентаризировать, оцифровать и виртуально воссоединить коллекцию. Будем работать вместе.

Есть важные кооперации с московскими музеями. Так, в Историческом музее мы будем совместно исследовать античные вазы, некогда входившие в собрание берлинских музеев. В музее имени Пушкина при помощи самых новых научных методов будет проведено исследование золотого клада из Эберсвальде. Еще один пример - из музыкальной области: Российско-немецкая музыкальная академия, в рамках которой будут вместе музицировать молодые музыканты из России и в Германии. Там Валерий Гергиев очень важную роль играет.

- Тень политики все более интенсивно ложится и на культурную сферу. Как вы это ощущаете? Является ли ваша деятельность попыткой противодействовать политическому тренду?

- Политическая обстановка, конечно, тяжелая. Ситуация опасная. Но, с другой стороны, никто нам не мешает делать то, что мы хотим делать. Мы и наши российские коллеги и друзья сказали: нет, мы хотим продолжать сотрудничество! Я думаю, что это в сегодняшней ситуации важнее, чем никогда. Мы должны сохранять существующие мосты и строить новые.

Михаил Пиотровский и Герман Парцингер в кабинете директора Эрмитажа

Михаил Пиотровский и Герман Парцингер в кабинете директора Эрмитажа

Сегодня прежде всего необходимы каналы, где бы дискурс продолжался. Это очень важно. Мы не можем изменить политику. Но мы можем и должны создавать и сохранять тот фундамент, на котором отношения будут строиться в будущем. Двух мировых войн в истории наших стран достаточно.

- Многие российские музеи сейчас опасаются давать свои вещи для выставок за рубежом из-за угрозы ареста по иску бывших акционеров ЮКОСа.

- Я не вижу трудности, Германия готова предоставить все гарантии возвращения вещей. Возможны и обмены выставками: например, музей в замке Фридештайн в Готе покажет в Пушкинском музее шедевры Кранаха (Lukas Cranach), а Пушкинский музей в ответ отправит выставку французских импрессионистов в Германию.

- Я уточню для наших читателей ситуацию: в 1945 году в Советский Союз была вывезена коллекция Кранаха из Готы, 23 работы. 17 из них находятся, насколько известно, в Москве, в Пушкинском музее. Но в Германию поедет не Кранах, а французы. Есть ли прогресс на "трофейном фронте"?

Контекст

- Прямого прогресса на "трофейном фронте", конечно, нет. Официальные позиции России и Германии во взгляде на "трофейное искусство" противоположны. Если бы мы организовали выставку с "трофейными" вещами из России в Германии, Германия заявила бы свои права на эти вещи, это ясно. Но мы идет другим путем: мы работаем вместе с нашими русскими коллегами над этими коллекциями. Например, тот же научный анализ вещей из клада Эберсвальде, одной из важнейших находок эпохи бронзового века на территории Германии, возвращает эти вещи в международный обиход.

Кроме того, сейчас около Эберсвальде и в других местах продолжаются раскопки, есть новые интересные находки, новые научные анализы. Металлургический анализ вещей в Пушкинском музее - это важно и для российской стороны, мы же все ученые. На этом уровне мы прекрасно работаем вместе.

- Не кажется ли вам, что все эти прекрасные культурные проекты могут стать для политиков "фиговым листом" - дескать, с "немецкими друзьями у нас царит полное взаимопонимание"?

- Эта угроза - не повод для отказа от культурного сотрудничества. Европа без России немыслима. У нас общий генетический культурный код. И наши выставочные проекты под общим названием "Европа без границ" именно это наглядно демонстрируют.

Смотреть видео 02:27

Культура - жертва конфликта России с Западом (31.08.2015)

Аудио- и видеофайлы по теме