1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Герман Кант: сатира на страже идеологии

14 июня празднует 80-летие Герман Кант. Лишившись после объединения Германии привилегий и власти председателя Союза писателей ГДР, Кант продолжает писать с редкой сегодня перспективы убежденного коммуниста.

default

Герман Кант на презентации романа "Кино"

В ГДР Герман Кант был гордостью " немецкой социалистической национальной литературы", пишет онлайновая версия Frankfurter Allgemeine Zeitung по поводу 80-летия писателя. "Придворным шутом" назвали Канта западногерманские коллеги Генрих Бёлль и Гюнтер Грасс.

В автобиографии, 1991 года "Финальные титры. Воспоминания о моей современности" (Abspann. Erinnerung an meine Gegenwart) Кант пытается опровергнуть укрепившуюся за ним славу "стражника идеологии". Но факты говорят против него: на страже режима Кант, по всей видимости, стоял уже во время учебы в университете имени Гумбольдта в Берлине. Тогда, будучи секретарем Союза свободной немецкой молодежи, писатель задержал публикацию докторской работы своего профессора-американиста. С 1978 по 1989 год Герман Кант занимал пост президента Союза писателей ГДР, в последние три года существования ГДР был членом ЦК Социалистической единой партии Германии.

Швейк наоборот

И все же Кант не был просто марионеткой, голосующей "за". "Стражник" позволял себе и ироничный взгляд на социалистическую реальность, в том числе и на Союз писателей - сатирические описания заседаний этого собрания законопослушных литераторов можно найти в романе Канта "Актовый зал" (Die Aula) 1966 года. Роман "Выходные данные" (Impressum) был задержан цензурой и пролежал "на полке" три года. А в романе "Пребывание" (Der Aufenthalt) Кант нарушает политическое и историческое табу ГДР, повествуя о страданиях военнопленных после Второй мировой войны. Нельзя назвать Канта, использовавшего распространенные у западных писателей литературные приемы, и безоговорочным приверженцем социалистического реализма.

Да, порой Герман Кант позволял себе пройтись сатирой по родной ГДР, как, например, в одном из рассказов сборника "Бронзовая эра" (Bronsezeit), где он высмеивает инфляцию государственных наград и обращения государства рабочих и крестьян к прусской истории и символике. И все же Кант не переступал черту, за которой начиналась серьезная и опасная критика режима. В каком-то смысле его можно назвать "Швейком наоборот". В то время как герой Гашека маскировал свой протест чрезмерными заверениями в верности государству, Кант дерзкими придирками лишь прикрывал свою лояльность режиму.

Вражеские элементы ездят на желтый свет

Wolf Biermann

Вольф Бирман

В 1995 году вышла книга под редакцией Карла Корино (Karl Corino) "Дело Канта. Неофициальный сотрудник "Мартин". Штази и литература на Востоке и Западе" (Die Akte Kant. IM "Martin", die Stasi und die Literatur in Ost und West). В ней были представлены доказательства того, что Герман Кант почти 20 лет состоял на службе госбезопасности ГДР. Сам Кант настойчиво повторял, что он ни в чем не виновен. Документы, представленные в книге, свидетельствуют и о том, что в трех случаях доносы Канта стали поводом для арестов.

В поле зрения Канта находился и известный восточногерманский бард и диссидент Вольф Бирман (Wolf Biermann). По воспоминаниям знакомого писателя, мэтр как-то пожаловался в разговоре с ним, что Бирман ездит на желтый свет, и возмущался, почему "против таких вражеских элементов не проводятся более последовательные меры".

Редкая художественная перспектива

В последнем романе писателя "Кино", опубликованном в 2005 году, главный герой, старик, расположившийся в пешеходной зоне Гамбурга, где родился сам Герман Кант, коротает время в рассуждениях об охранниках и капиталистах. Автобиографический роман 2002 года "ОКАРИНА" повествует о запутанной судьбе убежденного марксиста, который получил наказ сохранить сталинские идеи от самого "вождя". Нет, Кант не ведет в нем дешевую пропаганду, писал рецензент Frankfurter Allgemeine Zeitung, а рисует "в высшей степени интересную, поучительную и занятную панораму послевоенной истории с редкой сегодня перспективы убежденного коммуниста". (ос)

Контекст