1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Герман Греф: "Мой дом – Россия".

Министр экономики России Герман Греф дал интервью журналу "Шпигель". Вопросы ему задавали Эрих Фоллат и Уве Клуссман.

default

"Шпигель" спрашивал не только об экономике, но и о немецких корнях российского министра...

"Шпигель": Герман Оскарович, Вы занимаете пост министра уже два года – каковы Ваши промежуточные итоги?

Греф: Государство в России стало прозрачнее, а инвестиционный климат значительно улучшился. Мы ввели единый 13-процентный налог. Мы изменили законодательство об использовании земли и подготавливаем реформу трудового права и пенсионную реформу. Вырос наш золотой и валютный запас, доходы превышают расходы госбюджета. И мы пунктуально выплачиваем наш внешний долг.

"Шпигель": Вы рисуете ситуацию в розовом свете. А вот президент Путин не доволен развитием экономики.

Греф: В своих оценках я говорил о том, что мы уже имеем. Но надо сделать еще очень много, решить целую гору проблем.

"Шпигель": Рост производства на современном этапе незначителен, правительство не ставит крупных целей, заявляет президент. Не потерял ли он доверие к своему премьеру, а возможно и к Вам?

Греф: Об этом Вам лучше спросить президента Путина, но у нас нет чувства, что он отрицательно относится к нам. Такому росту производства, как сегодня в России, - а он составляет 4 процента, - были бы рады во многих странах мира, в том числе и в Германии. В то же время президент Путин совершенно прав, что мы сможем приблизиться к уровню жизни наших западных соседей только в случае, если достигнем более высокого уровня роста производства.

"Шпигель": Плюс восемь процентов в течение десяти лет, требует Путин. Тогда Россия достигнет жизненного уровня Португалии.

Греф: Верно. С таким темпом прироста мы уменьшим дистанцию, отделяющую нас от развитых стран.

"Шпигель": В чём причина того, что до подобного уровня ещё далеко: в бюрократии, в коррупции, во множестве нерентабельных государственных предприятий?

Греф: У нас слишком много чиновников там, где их число должно быть минимально и, в то же время слишком мало там, где они действительно нужны. И мы должны закрыть нерентабельные государственные предприятия.

"Шпигель": Даже, если это вызовет массовую безработицу?

Греф: Конечно мы не можем выставить всех на улицу. Но в направлении нашей политики не может быть сомнений: мы должны преобразовать максимальное число государственных предприятий в акционерные общества и активно развивать частный сектор услуг. Таким образом, там возникнут новые, лучше оплачиваемые рабочие места.

"Шпигель": Предприниматели жалуются на необозримую гору налогов и предписаний со стороны центральных, региональных и местных властей.

Греф: На это мы обращаем особое внимание. Нами подготовлен закон, согласно которому для предпринимателей с годовым оборотом до 15 миллионов рублей (примерно 500 000 евро) предусматривается более низкое и упрощенное налогообложение: 6 процентов от оборота или 15 процентов от прибыли, на усмотрение самих предпринимателей. Это, во многом, сможет облегчить им жизнь.

"Шпигель": Пенсионеры и другие изгои новой российской экономики стонут от высокой инфляции, которая сегодня составляет 10 процентов.

Греф: Мы хотим добиться ежегодного уменьшения инфляции на 2 процента, но не искусственно остановить её. Такие попытки предпринимались до обвала рубля в 1998 году, но ни к чему не привели. Государство не должно сильно вмешиваться в экономику.

"Шпигель": Вы можете предложить на мировом рынке практически только энергоносители: нефть и газ. Похоже, все говорит о том, что такая же ситуация сохранится и в дальнейшем?

Греф: Конечно, нефтяной и газовый сектор приносят большую прибыль и привлекают инвестиции. Позитивным является факт, что в последние годы укрепились наши позиции на рынке энергоносителей. Но сейчас мы должны развивать экспорт дорогостоящих товаров, таких, как продукция машиностроения, ядерное топливо, а также новые технологии. Однако это делается недостаточно быстро. Радует, что удалось сократить отток капитала из России...

"Шпигель": В годы первоначального, "дикого" накопления олигархи присвоили себе природные ископаемые России. Прошло ли это время?

Греф: Сегодня все выглядит по-другому. Изменились законы, условия, правила игры в бизнесе. Сегодня никто не может прибрать к рукам целые отрасли промышленности и объявить банкротами рентабельные государственные предприятия. Появилось новое поколение предпринимателей, которое работает серьёзно и хорошо зарабатывает...

"Шпигель": А как обстоит ситуация с нефтяными и газовыми олигархами? Борис Березовский и Владимир Гусинский, прежде успешно действовавшие в банковском бизнесе и средствах массовой информации, вынуждены были уехать из страны. Стали ли остальные олигархи ручными и патриотично настроенными?

Греф: Те, кто принимает наши правила игры, может нормально работать. Те, которые не могут приспосабливаться, в скором времени не будут играть никакой роли. Новые, солидные предприниматели просто вытеснят их.

"Шпигель": Снова и снова говорится о родстве немцев и русских. Вы происходите из семьи русских немцев. Чувствуете ли Вы особую близость к родине своих предков?

Греф: Наши страны связывают особые отношения и дело тут не только в нашей совместной истории. Мы высоко ценим то, что немецкие предприниматели в России нацелены на долгосрочное сотрудничество, а не стремятся к мгновенному получению прибыли, как это случается с большинством бизнесменов из других стран.

"Шпигель": Достаточно ли вкладывают немецкие инвесторы в Россию?

Греф: Существует еще огромный потенциал для увеличения немецких капиталовложений. Однако мы подходим к этому вопросу самокритично: если немецкие предприниматели не хотят инвестировать больше, проблема лежит в нас самих... Поэтому мы очень благодарны канцлеру Шрёдеру и его предшественнику за программу обучения российских руководителей в Германии...

"Шпигель": Вы не думали об отставке, когда Вам не удавалось побороть бюрократические структуры?

Греф: Такие мысли иногда появляются. Но ни для кого не секрет, что я пришел с командой президента. И до тех пор, пока он оказывает мне доверие, несмотря на все трудности, я не могу уйти, бросив команду в беде. Не имею права.

"Шпигель": "Литературная газета" пишет, что в случае провала Ваших экономических реформ, Вы эмигрируете в Германию

Греф: Обычно на подобных спекуляциях специализируется коммунистическая пресса. Таких планов у меня нет. Я чувствую себя в России дома. Каждый должен найти свое место там, где он нужен, особенно тот, кто чтит память предков.

Контекст