1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Германский ученый считает, что немцам в СНГ нужна помощь из Германии

07.02.2002

Мы продолжаем серию передач о жизни и проблемах немцев Казахстана, России и Украины.

В Павлодарском областном обществе «Возрождение» я встретил молодого ученого, сотрудника Мюнстерского университета Карстена Рёслера, который по поручению министерства внутренних дел Германии побывал в местах компактного проживания немцев в России и Казахстане, чтобы собственными глазами увидеть, как живут этнические немцы, насколько важна им помощь из Германии, используется ли она по назначению. Исследовательский проект финансировался фондом Фридриха Наумана при поддержке МВД Германии. Социологический опрос и исследования молодого ученого лягут в основу диссертации по теме: «Проблемы самобытности немецкого населения в странах СНГ, а также российских немцев, проживающих в Германии». Девять опросных листов составлены на двух языках – немецком и русском. Вопросы самые разные, начиная от проблем сохранения немецкого языка и культуры в местах нынешнего проживания, деятельности германских организаций в странах СНГ до вопроса о степени информированности респондентов о современной политической, экономической и общественной ситуации в Германии. Карстен Рёслер собрал несколько тысяч ответов на анкеты в Калининградской области, в немецком национальном районе Азово Омской области, в Павлодарской области Казахстана. Его исследование завершится в германском округе Клоппенбург, в котором, как, впрочем, и во многих других округах, сформировались места компактного проживания переселенцев из стран СНГ. Таким образом, исследование молодого ученого должно помочь ответственным чиновникам министерства внутренних дел Германии и всем, кто профессионально занимается проблемами этнических немцев в странах СНГ и переселенцами в Германии расставить или даже поменять акценты в своей деятельности, в разработке будущих проектов помощи этническим немцам на местах и переселенцам в Германии. Разумеется, Карстену Рёслеру очень помогало в работе в Казахстане и России и то обстоятельство, что он хорошо владеет не только предметом своего исследования, но и русским языком. Мой разговор с Карстеном – тому свидетельство.

- Карстен, какая цель у тебя в Казахстане, что ты здесь конкретно делаешь?

- Мне хочется побольше узнать о жизни российских немцев в Павлодаре, в немецком районе Азово, в Калининграде.

- Ты проводишь своего рода социологической исследование, тобою была разработана анкета, на которую отвечают этнические немцы?

- Да, это верно. Анкета составлена на двух языках - немецком и русском.

- А что ты хочешь выяснить?

- Мне известно, какая сейчас ситуация в Германии с переселенцами. Несколько лет назад переселенцам было легче найти у нас хорошую работу, а сейчас ситуация стала, по-моему, намного хуже. И правительство Германии, министерство внутренних дел, которое непосредственно отвечают за интеграцию переселенцев, и в чсатности, Йохен Вельт, об этом много думает. Он всегда подчеркивает, что самое главное – это успешная интеграции переселенцев в Германии. В принципе, я с ним согласен. Однако я считаю, что если мы будем говорить только об интеграции, то, что станет с людьми, которые, может быть, никогда не соберутся уехать? Поэтому я считаю, что нужно продолжать политику помощи российским немцам.. Так что первый важный аспект – это интеграции переселенцев у нас, а второй не менее важный аспект – политика помощи немцам в СНГ.

- Что ты здесь увидел, как живут немцы в Казахстане? Они разумеются, нуждаются в помощи. Я в этом убежден на все сто процентов. Но есть ли вообще перспектива у немцев в Казахстане? Могут ли они здесь остаться немцами?

- Проблема состоит в том, что большинство немцев уже находится в Германии, и это обстоятельство является для остальных своеобразным магнитом. В общем-то, они не так плохо живут здесь. Конечно, какие-то проблемы у них есть. Но когда родственники живут в Германии, это играет большую роль в принятии решения о выезде из Казахстана, не взирая на тот факт, что большинство из них очень плохо говорят по-немецки. Я считаю, что без знания немецкого языка, конечно, нельзя ожидать успешной интеграции в Гнрмании.

- У людей, которые плохо говорят по-немецки, не будет шанса уехать в Германию, они останутся здесь, потому что не смогнут сдать экзамена по немецкому языку. Кому нужна эта помощь? Тем, кто останется здесь не потому, что он не хочет уехать, а потому, что он вынужден остаться? Человек получил отказ, но все равно себя чувствует немцем. Или же нужна помощь тем, кто собирается в Германию? Получается, что эта помощь может способствовать тому, чтобы немцы уезжали.

- По-моему, помощь для первой группы важнее. Кто хочет уехать, но не имеет права, им отказали. По-моему это очень важно. Они, несмотря на отказ в приеме, все равно немцы.

- Еще несколько лет назад, когда создавались эти национальные районы в Азово и Славгороде, политики называли их островками надежды, которые необходимо поддерживать из Германии. Здесь немцы будут себя чувствовать немцами. У них будет свободный выбор: уезжать в Германию или оставаться. Как по твоему, сегодня эти островки надежды, выполняют эту функцию? Предоставляют ли они немцам возможность выбора? Или, все-таки многие используют их как трамплин для выезда в Германию? Есть ли люди, которые довольны жизнью в этих национальных районах или все-таки им чего-то не хватает, и они вынуждены уезжать в Германию?

- Я считаю, что идея сама по себе была очень хорошей. И у людей, которые живут в национальных районах, действительно есть желание там остаться навсегда. Но для того, чтобы это действительно получилось, надо продолжать политику помощи. Сейчас в Германии канцлер Шредер, у него несколько другие интересы, перспективы. И относительно этих районов тоже. И это, на мой взгялд, не очень хорошо. Люди вдруг понимают, что правительство Германии не очень интересуется их жизнью. Я считаю, что это плохо и что надо дальше работать. Уже даже потому, что в эти проекты вложены огромные деньги, и раз мы уже сделали первый и второй шаг, нужно сделать и третий, и четвертый.

- Люди почувствовали сокращение помощи из Германии?

- Конечно.

- В чем конкретно это выражается для простых немцев?

- Их жизнь ухудшилось. В Азове многие до сих пор живут во временных контейнерных домиках, хотя уже десят лет прошло с тех пор, как их построили. Эти люди в первую очередь почувствовали, что больше нет помощи. Когда они приехали, то им казалось, что через два-три года они обязательно получат квартиру, жилье. Но из-за того, что помощь из Германии прекращается, их надежды оказались обманутыми.

-- И теперь они собираются в Германию?

- Нет, они не собираются уезжать. Они терпеливо ждут поддержки из Германии, ведь они специально приехали сюда, оставили свои дома в Казахстане. И они хотят жить в национальном районе. Еще не поздно продолжить политику помощи и обеспечить для этих людей более-менее нормальные условия для жизни.

- Что важнее, помогать немцам переселенцам интегрироваться в Германии или оказывать помощь тем, кто хочет остаться в России или Казахстане?

- Я считаю, что важно и то, и другое. Немецкое правительство возможно считает, что важнее процесс интеграции переселенцев в Германии. Это понятно, потому, что эти проблемы рядом. Они живут у нас в Германии, образуют свои гетто или как это по-русски называется. Поэтому, если мы в этом направлении не будем работать, то те проблемы, которые уже сейчас чувствуются, в будущем окажутся еще острее. Конечно, есть люди, которые, возможно думают, что если Германия помогает больше тем, кто живет в Германии, то тогда надо все-таки уехать. Многие боятся, что правительство Германии может снизить квоту приема переселенцев. Раньше это было 220 000 переселенцев в год, сейчас это 100 000, а еще через несколько лет, возможно, только 50 000 в год. Сокращение квоты приема для многих – шок. И они отправляют документы, чтобы уехать в Германию. Проблемы, которые правительство хочет решить, только таким путем решить нельзя.

- Ты, наверное, встречал в национальном районе людей, которые вернулись из Германии. Что это за люди? Те, кто не смог там адаптироваться, или это люди, открывающие здесь свои предприятия, чтобы заработать деньги?

- Это разные люди. Есть те, кто вернулся в Азово, потому что поняли, что для них жизнь в Германии будет очень трудной. Я у себя, в Мюнстере, тоже довольно часто говорил с российскими немцами. Я спросил их, как вам у нас живется, нормально? Они говорят: да, нормально. В экономическом плане - понятно. Но, вы счастливы? И они говорят: не очень. Они посмотрели, какое там движение, у каждого мобильный телефон. Для них это стресс. Я понимаю таких людей, когда они говорят, давайте вернемся, ведь они всю жизнь жили в деревни...

- Это в основном пожилые люди?

- Преимущественно, но есть и другие. Я познакомился с очень грамотным, воспитанным человеком. Он только что вернулся из Германии. Он адвокат. В разговоре со мной он подчеркнул: «Мне этого просто не надо – жить в Германии. Зарабатывать какие-то мизерные деньги. В России возможностей гораздо больше». Я считаю, что таки люди очень важны. Я не думаю, что он слабак, что он не смог у нас жить. Он говорит: «У меня был шанс. Я считаю себя независимым человеком. И жизнь для меня в Азове будет легче, лучше и более эффективной». Он там недавно купил дом и хочет заниматься решением юридических вопросов, связанных с российскими немцами. И таких возвращенцев намного больше.

Такова точка зрения молодого германского ученого Карстена Рёслера. Остается надеяться на то, что германские политики внимательно отнесутся к результатам исследовательского вояжа ученого по местам компактного проживания немцев в Казахстане и России. Лично мне наблюдения, мысли и высказывания Карстена Рёслера показались достаточно объективными и полезными. Мало того, я убедился в том, что такое исследование очень важно и для политиков, и для российских немцев, будучи в национальном районе Азово Омской области. Руководство района и многие его жители действительно нуждаются в помощи и поддержке со стороны Германии. Но об этом в следующих наших передачах. Тем более, что мой путь из Павлодара лежит в национальный район Азово Омской области – островок надежды, как его называли раньше германские и российские политики.