1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Германские либералы в европейском контексте

Перевалив 10-процентный рубеж, они становятся твёрже, националистичней, начинают искать новых союзников и, наконец, добираются до недовольных. Меняется база, меняется партия.

default

Поправение либералов неизбежное следствие политических амбиций?

Профессор геттингенского университета Франц Вальтер (Franz Walter) утверждает в газете "Франкфуртер альгемайне" от 28 мая 2002 года, что Свободная демократическая партия Германии, подобно некоторым другим европейским либеральным партиям, смещается – начиная с 1980-х годов – в направлении правового популизма. Вальтер объясняет это смещение тем, что для достижения успеха СвДП постоянно должна рекрутировать новые группы избирателей. Политолог полагает, что либералы достигают этого, идя путём политических скандалов.

Как завоевать новый электорат?

На вопрос о том, почему СвДП как самая современная, или лучше других мобилизующая новый электорат, партия избрала темой нового скандала именно Израиль, почему приманкой для новых голосов был избран антисемитизм, Франц Вальтер дает такой ответ. Заместитель председателя партии и едва ли не главный её стратег Юрген Мёллеман (Jürgen Möllemann) начал свою кампанию более года назад. Избрав целью достижение 18% голосов на сентябрьских выборах, он начал искать темы, не занятые другими партиями, но явно находящиеся в мейнстриме. Иными словами, считает Вальтер, Мёллеман увидел путь к выходу из жалкой роли маргинальной партии пятипроцентного меньшинства в успехе других европейских партий, партий буржуазной сердцевины, которые поменяли политический ландшафт Европы.

Чему Мёллеман научился у Хайдера?

Мёллеману в Германии, по словам Вальтера, приходится труднее, чем было Йоргу Хайдеру (Jörg Haider), который противопоставил своё движение всему политическому истеблишменту Австрии – большой коалиции левых и консерваторов. С помощью старой националистической риторики Хайдер завоевал новый электорат, стилизовав себя под свободного человека, не связанного с болотом партийных компромиссов.

Мёллеман же действует в условиях противостояния так называемых народных партий – ХДС и СДПГ, - сам же являясь частью того политического истеблишмента, против которого якобы выступает. Единственный способ рельефно противопоставить себя этому истеблишменту – подхватить скандальную тему.

Почему либералы падки на правопопулистскую идеологию?

По мнению Франца Вальтера, правые популисты всегда перехватывали у либералов голоса. В отличие от "народных партий", у которых есть относительно прочное избирательское ядро, либералы очень нестойки: всё это можно наблюдать на протяжении 150 лет. Вальтер рисует такую схему перехода с либеральных на праворадикальные позиции: сначала либералы получают голоса молодежи из буржуазных семей, которая вовсе не хочет иметь ничего общего ни с какой партией. Но потом эта молодежь, как пишет Вальтер, "лизнув крови", начинает чуять, что у нее есть возможность выбраться из трехпроцентного угла, в котором прозябают все эти либералы старой закалки. Перевалив за 10-процентный барьер, они становятся твёрже, националистичней, начинают искать новых союзников, неструктурированные избирательские круги и, наконец, добираются до недовольных, до нытиков. А это уже не 23-летние студенты-экономисты, которых привлекает весельчак Вестервелле, а тёртые 28-летние получатели социальной помощи, трижды терявшие работу и не желающие иметь ничего общего с красно-зелеными. Вот вам и сдвиг вправо. Меняется избирательская база, меняется партия; она становится жестче, а со временем поменяется и ее руководство. И так исторически происходило повсюду в Европе, считает Вальтер.

Почему либералы не ищут поддержки у левых?

Франц Вальтер считает, что в арсенале у популистов есть, конечно, и левые темы. Популистские партии выступают против элит, против концернов, против европейской бюрократии. Мало-помалу они отходят и от неолиберализма и начинают чутче реагировать на социальные темы. Таким образом они могут привлечь избирателя из рабочей среды, но никак не левых интеллектуалов.

Можно ли прогнозировать ближайшее будущее СвДП как либеральной партии?

Программа СвДП носит либеральный характер лишь в том, что касается экономического либерализма, считает Вальтер. Она выступает за снижение налогов и привлекает к себе буржуазную молодежь. Но чем дальше партия углубляется в новый электорат, выразительницей интересов которого она себя изображает, тем больше её программа превращается просто в набор лозунгов. Причину этому Франц Вальтер видит в том, что, в отличие от народных партий, СвДП очень слаба организационно. Вот почему ей приходится перескакивать с одной кампании протеста на другую: она не имеет права становиться скучной. Живучесть партий, подобных СвДП, обеспечивается их способностью оказаться в центре такой кампании.

Контекст

Ссылки в интернете