1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мосты

Германские и российские школьники имеют возможность лучше узнать друг друга

14.10.2002

Программа молодежные маршруты в Европе существует вот уже пять лет. В рамках этой программы, которая финансируется германским фондом имени Роберта Буша, немецкие школьники имеют возможность общаться со своими зарубежными сверстниками. Тему продолжит наш петербургский корреспондент Владимир Изотов.

Одной из основных задач акции «Прошлое и настоящее Германии и России – человеческие судьбы, портреты городов» было ознакомление школьников (соответственно из Санкт-Петербурга и Альдорфа) с теми местами, где шли бои Второй Мировой войны. В ходе поездки ребята вели съемки документального фильма. О том, что увидели петербургские школьники во время поездки в Германию рассказывает еще один участник группы Руслан Шамбасов:

«Мы когда ездили в Дахау – бывший концентрационный лагерь – мы виделись с бывшим узником Дахау. И он рассказывал нам, что происходило в то время. Многие из тех, кто шли на войну сами не хотели воевать с русскими, но у них не было выбора, потому что это был высший приказ, и они не имели права ослушаться».

Руководитель проекта Мария Сидорова-Шпилькер была среди тех, кто проводил отбор немецких школьников для поездки в Петербург.

«Отбор осуществлялся очень медленно. Я выступала в школах, рекламировала этот проект, писала о нем газеты, говорила о нем на радио. Приглашала, показывала фильмы о Петербурге. И когда я отбирала детей, я смотрела, чтобы эти дети могли что-то делать. Потому что я понимал, что для проекта, где нужно делать выставку, нужно снимать фильм, нам нужны ребята, которые были бы готовы работать. Поездка стоила 120 долларов. Для немецких детей, это естественно не большие деньги. Для меня было важно, объяснить деться, когда они уже были заинтересованы, что это не развлекательная поездка. Мы конечно и посмотрим город, и потанцуем, и сходим в поход, и посидим у костра, но у нас будет тема, над которой мы будем работать. И разговоров, что это меня не интересует, я не хочу и так далее, быть не может».

Мария рассказала, что многие немецкие школьники имели довольно смутное представление о Петербурге и даже путали его с африканским Йоханнесбургом. Впрочем, и Ольга Сидоренко – автор юмористического сочинения о похождениях бедных немцев на бескрайних российских просторах до поездки в ФРГ ни с одним жителем Германии лично не общалась, а черпала свои представления о немецком характере исключительно из произведений художественной литературы и устных рассказов тех, кто с немцами когда-либо общался. В ходе личного знакомства со сверстниками из Баварии ее представления значительно изменились. Вот как она рассказывает о том, как ходила вместе со своими друзьями из Альдорфа в музей обороны Ленинграда:

«Самое большое впечатление на них произведи фотографии детей, которые были в детских садах и больницах, у которых развилась дистрофия. Большое впечатление на них произвели 125-граммовые кусочки хлеба, которые выдавали рабочим, военным. Когда мы смотрели фильм, у многих просто наворачивались слезы на глаза. Мне тоже тяжело было сдержаться».

Мария Сидорова-Шпилькер рассказывает о некоторых памятных встречах во время поездки российских школьников в Альдорф. Кстати, в ходе этой поездки питерским ребятам тоже удалось помочь своим новым знакомым в преодолении некоторых стереотипов в отношении русских:

«У нас была выставка, которая называлась судьбы людей и портреты городов 1939-45 – 2002 год. Один стол был отведен интервью, которые мы взяли у людей, которые живут сейчас в Альдорфе, в Германии. Один из них был русский немец, которого сослали в России. Другой – нынешний бургомистр города Альдорфа, который в детстве говорил по-русски, потому что у них были русские военнопленные на хуторе, и от них он научился. Потом была женщина, которая работала на военной фабрике. Четвертое интервью взяли у человека, который был четыре года в советском плену. Ему сейчас 80 лет и он до сих пор все это хорошо помнит. Он помнит, что его от смерти спасли русские врачи. Еще один человек жил раньше на землях, которые сейчас принадлежат Чехии и Польше. Он 800 километров прошел пешком, когда все бежали от наступления красной армии. Он несколько раз повторил, что для него стало огромным открытием, что русские бывают другими. Сейчас в 70-летнем возрасте он увидел меня, он увидел детей, почувствовал внимание. А тогда, в 1945 году они боялись русских до смерти. А сейчас он увидел, что люди-то, оказывается, бывают совсем другими. Он предоставил в наше распоряжение фотографии, письма».

Среди участников немецкой группы была Надя Эсснер, чьи родители несколько лет назад переехали в Альдорф из Казахстана. Надя очень неплохо говорит по-русски, однако, иногда обращается за помощью к Марии. Ей очень понравилось в Петербурге, куда она приехала впервые:

- Город очень красивый, мне здесь нравится. Семья попалась хорошая.

- Что произвело на Вас самое большое впечатление?

- Мы посмотрели «Дорогу жизни», «Цветок жизни», были в музеях.

- Вы рассчитываете на то, что Ваши русские друзья приедут к Вам в Германию?

- Я надеюсь, что они приедут.

- Чтобы Вам хотелось показать им у себя в Германии?

- Музеи, замки. Мой город.

- А Вы себе кем больше ощущаете русской или немкой?

- Я думаю, что русской немкой.

О том, что контакты необходимо поддерживать говорит Руслан Шамбасов:

«За то время, которое мы провели в Германии, мы сдружились. И те четыре месяца, которые разделяли наши две встречи, тянулись очень долго. Нам очень хотелось вновь увидится, а когда мы встретились, радость была просто неописуемая. А с друзьями надо поддерживать контакт».

В этом уверена и Валентина Сидоренко, мама Ольги, которая рада, что ее дочь нашла новых друзей в Германии:

«Меня поразило, что они сразу нашли общий язык».

- А вот Вы можете сравнить отношения младшего поколения с тем, как люди вашего поколения относились к Германии и немцам в свое время?

- Они ничего не знают об ужасах этой войны – только по книгам, фильмам. Поэтому о них нет противопоставления русский-немец. Они - друзья, сверстники. У них одни взгляды на жизнь. И контакт как между русскими немцами и русскими, так и между немцами, которые не знают русского языка, и русскими очень хороший. Я счастлива, что эта программа состоялась, и считаю, что она должна продолжаться с другими детьми. Это приносит больше, чем встречи на высшем уровне.

Мария Сидорова-Шпилькер рассказывала, что и в Германии родители школьников, победивших в конкурсном отборе программы «Молодежные пути в Европе» всячески помогали ребятам в организации поездок по Баварии. Они даже просили Марию помочь в организации обмена поездками между группами родителей с немецкой и русской стороны. Возможно, этот проект тоже когда-нибудь осуществится, но это будет уже совсем другая история.

Актриса из Cибири создала в Германии театр одного актера.

Мы не редко рассказываем Вам о том, как переселенцам, людям творческих профессий удается найти дело по душе. Сегодня рассказ пойдет о творчестве актрисы из Сибири Лилии Тецлау. Ей удалось создать в Германии собственный театр одного актера. Особенность творчества Лилии Тецлау в том, что она видит и отражает жизнь переселенцев в сатирическом ключе.

Константин Июльский передает из Берлина:

«Пусть этот мир прогнется под нас», - поет Макаревич. Вопрос только в том, как это сделать. Вчерашние инженеры становятся разнорабочими, преподавательницы вузов радуются, если им предлагают место уборщицы. Но некоторые не сдаются. Пример тому судьба Лили Тецлау из города Брауншвайг. Родилась она в Сибири, объездила практически весь Советский Союз. В 1991 году переехала в Германию. Русскоязычная актриса и режиссер, она, имея практически нулевые шансы интегрироваться в Германии, нашла, тем не менее, свою профессиональную нишу – создала театр одного актера. Одно рабочее место. Помог ей в этом случай. Но ведь случай помогает только тем, кто его ищет. И не опускает руки от неудач.

«Идея родилась после того, как я посмотрела Петросяна на сцене. Это было 8 лет назад, через два года после того, как я переехала в Германию. Все смеялись над жизнью там, в России, которую мы оставили. И тогда же мне пришла в голову мысль: «Боже мой, почему же мы смеемся над ними, а не над самим собой?» То есть, над переселенцами тогда еще никто не смеялся, так откровенно, как я это делаю. Я подошла к Петросяну после его выступления. И он меня благословил. Приложил руку ко лбу и сказал: «Делай, у тебя получится!»»

И надо сказать, что у Лилии Тецлау действительно получилось. Ее первая сатирическая программа на немецком языке «Счастливый переселенец» была принята зрителями, как говорится на ура. Четыре года Лилия проработала в театре города Вольсбург. А затем решила, что хватит зависеть от биржи труда, и создала свой театр.

«Самое трудное было привыкнуть быть одной. А теперь я даже нашла в это свои плюсы. Например, независимость. Я никому не обязана за свои достижения. Свобода - даже от театральных интриг. Очень много хороших знакомых, друзей по всей Германии. Когда в третий, четвертый раз еду в одно и тоже место, то уже заранее радуюсь встрече с людьми, с которыми буду работать».

Все тексты своих спектаклей Лилия Тецлау написала на немецком языке. Чтобы выучить его как следует, она на несколько лет отказалась от русских книг, русских песен, русских фильмов. День и ночь только и делала, что зубрила язык.

«Те четыре спектакля, которые до сих пор в моем репертуаре были - все это моих рук дело: включая и куклы и декорации. Я сама пилю, строгаю, делаю кукол, шью, разбираюсь в технике, вожу машину – все сама».

Трудно поверить, что эта хрупкая женщина способна переносить такие нагрузки, которые далеко не всякому мужчине казались бы по плечу.

«Когда я начинала, у меня было очень мало времени. И я даже не могла переночевать в том месте, где выступала. Я ехала 750 километров на юг Германии, выступала, складывала все обратно в машину и ехала обратно».

Лилия Тецлау – редкий гость в своем родном Брауншвайге. Большую часть времени она проводит в пути, продолжая добрые традиции бродячих актеров.

«В большинстве случаев я вожу с собой три спектакля. Утром выступаю для маленьких в детском садике, после обеда для школьников и вечером для взрослых».

Темы для своих спектаклей для переселенцев и о переселенцах она черпает прямо из жизни. Как говорит Лилия, за примерами далеко ходить не надо.

«Посмотри налево – обхихикаешься. Посмотри направо – и того хлеще».

«Над самим собой смеяться не грех», - считает Лилия. Благо вспомнить ей самой есть что.

«Мой шеф, у которого я устроилась работать уборщицей, после восьми часов в театре. Тоже любил поиграть в интеграцию. Зайдет, бывало, ко мне на кухню, поставит бутылку игристого на стол – обоим приятно. Я ему в рот заглядываю, его язык изучаю. А он тоже со мной как с собакой, которая все понимает, но сказать не может, все выскажет, душу изольет – и мы расстаемся. Он домой, а я в его кабинет – убирать. Веселый шеф был, с юмором. Гордился мной. Артистка в уборщицах не у каждого была. Профессора там, академики встречались, а вот артистка – редкость».

Найти в Германии работу по душе - это все равно, что выиграть главный приз в лотерею по трамвайному билету. Создать такое рабочее место самому равносильно небольшому подвигу. Лилии Тецлау это удалось.

«Когда меня спрашивают, большой ли у тебя театр, я говорю: «Да, очень большой – метр пятьдесят три»».

Спектакли Лилии Тецлау проходят на немецком языке, таким образом она своим творчеством помогает и местным немцам лучше узнать своих новых соседей, понять их проблемы и тем самым приблизить друг к другу переселенцев и коренных жителей.