1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

Германия устроила рандеву французского и русского искусства

«Бонжур, Россия!» - так называется выставка, открывающаяся 15 сентября в дюссельдорфском музее «Кунстпаласт». О том, почему она могла состояться только в Дюссельдорфе, рассказывает Анастасия Рахманова.

default

126 ключевых работ мастеров классического модерна и авангарда рассказывают о взаимном влиянии французского и русского искусства на рубеже XIX и XX веков. На снимке: Натан Альтман. Портрет Анны Ахматовой (1915г.)

Ausstellung Bonjour Russland, Museum Kunst Palast Düsseldorf

Валентин Серов. Портрет Софьи Михайловны Боткиной (1899)

То, о чем сегодня спорят глобалисты и антиглобалисты - взаимопроникновение культур, не исключающее национальную самобытность, - в искусстве произошло более ста лет назад. По заказу Сергея Щукина и Ивана Морозова, на которых так хотят походить современные российские коллекционеры, писали Матисс и Бонар. Пламенное увлечение Сезанном, а затем Пикассо, не помешало, а помогло появлению самых оригинальных и русских работ Ларионова, Гончаровой, Малевича. В свою очередь, русский авангард, вдохновленный утопическими социальными идеями, дал мощный импульс западному искусству. Рассказать эту богатейшую историю пытается при помощи 126 объектов дюссельдорфская выставка, невольно обрекая себя на поверхностность, что признает и её куратор, сэр Норман Розенталь.

Ausstellung Bonjour Russland, Museum Kunst Palast Düsseldorf

Илья Репин. «17 октября 1915 года» (1907-1911гг.)

Знаменитые Боннары из Пушкинского музея, «Красный квадрат» и другие ранние работы Малевича, портрет Льва Толстого кисти Репина и «Ида Рубинштейн» Серова, наконец, «Танец» Матисса, написанный для центрального зала виллы Ивана Морозова и ныне хранящийся в Эрмитаже, - каждый, кто хоть немного знает специфику музейной жизни в России, понимает, что эти работы едва ли могли покинуть стены музеев без «высшей на то воли». И без больших денег. Сэр Норман Розенталь признается: «Существует многолетнее сотрудничество между концерном Ruhrgas - он же E.ON Ruhrgas, - и «Газпромом»... Конечно, было и политическое давление. В своё время наш тогдашний премьер-министр Тони Блэр написал письмо Путину, которое начиналось фразой: «Дорогой Владимир!». Вскоре пришел ответ: «Дорогой Тони!».

Благодаря дружбе Тони и Владимира, E.ON Ruhrgas и «Газпрома», выставка будет показана не только в Дюссельдорфе, но и в Лондоне. Каким бы приятным ни было свидание с шедеврами, экспозиция в целом оставляет двойственное впечатление. Во-первых, что бы ни говорили кураторы, французские шедевры как будто берут шефство над русскими, куда менее известными, вводя их в высший свет европейского истеблишмента. Во-вторых, выставка невольно становится в один ряд с множеством других, которые наперебой стремятся доказать, что Россия - «впереди планеты всей».

Подлинная сенсационность выставки - это воссоединение коллекций Щукина и Морозова, разбросанных сейчас между двумя городами и четырьмя музеями. «Взяться за руки», подобно фигурам в «Танце» Матисса, рассорившиеся Третьяковка, Эрмитаж, Русский и Пушкинский музеи сумели лишь на нейтральной территории - в Дюссельдорфе. И за это - отдельное спасибо пятому танцору в этом хороводе. Ибо, как признается директор Русского музея Владимир Гусев, «сделать это было не проще, чем объединить Европу!».

Полную версию репортажа Анастасии Рахмановой слушайте в информационно-аналитической программе «Хроника дня» 15 сентября.

Контекст