1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Германия? Пиво там хорошее и машины быстрые...

23.05.2002

Сегодня мы познакомимся с новым президентом немецкого института культуры имени Гёте Юттой Лимбах. Но сначала - об актуальных событиях. Президент США Джордж Буш совершает турне по Европе. О том, какой приём ему оказали в Германии, с одной стороны, правительство и, с другой - демонстранты, Вы уже знаете из наших информационных выпусков. Но давайте оставим в стороне высокую политику. Я попросил нашего вашингтонского корреспондента Даниэля Шешкевича поинтересоваться, что, собственно, знают и думают рядовые американцы о немцах и Германии:

Вот несколько высказываний прохожих на улице перед нашим вашингтонским бюро:

«Быстрые машины и пиво. Вкусная еда, вкусное пиво, с Германией всё в порядке. Немцы - наши лучшие друзья на свете. Я люблю Германию и немцев».

Конечно, далеко не все американцы так безоговорочно влюблены в Германию, как эта дама. Посол Германии в Вашингтоне Вольфганг Ишингер вынужден признать:

«По американским телеканалам часто идут военные фильмы. Немцы в этих фильмах либо злодеи, либо дураки, либо то и другое вместе. И в школьных программах, если Германия вообще упоминается, то в связи с периодом национал-социализма».

Но продолжим наш опрос. На этот раз мы спрашивали молодых американцев, какие ассоциации у них возникают при названии «Германия»:

«Холокост и всё такое... Германия была нашим врагом во Второй мировой войне. Кислая капуста. Немцы считают, что у них слишком много иммигрантов. Восток и Запад, воссоединение страны».

Если верить статистике, то немцы по популярности вышли в Америке на третье место - после англичан и канадцев. Американский эксперт по Германии Джеральд Ливингстон считает, что важную роль здесь сыграла не только безоговорочная солидарность Германии с американцами после терактов 11 сентября, но и тесное партнёрство в годы холодной войны:

«Во время холодной войны мы стояли на переднем рубеже, на рубеже с Россией, с Советским Союзом. Так что взаимная солидарность между немцами и американцами была продиктована необходимостью. Сейчас угрозы с востока больше нет, но мы всё равно полагаемся на безоговорочную солидарность со стороны немцев».

Американские и немецкие политики неустанно подчеркивают, что основа трансатлантической дружбы - это общие демократические ценности. И этот фундамент так прочен, что выдерживает и торговые споры и политические разногласия. Но основная проба на прочность ещё впереди, считает Джеральд Ливингстон:

«У немцев есть преимущество. Они входят в Евросоюз и, например, в экономических спорах с США могут прикрываться решениями ЕС. Но, знаете ли, для администрации Буша самое главное - военный вклад в антитеррористическую кампанию. А тут ни немцы, ни вообще европейцы, за исключением Великобритании, не в состоянии ничего существенного предложить».

Но это мнение политолога. А прохожий на улице Вашингтона говорит:

«Немцы? Ну, я думаю они вполне о,кей».

Ну вот, а я могу только подтвердить результаты опросов. Большинство американцев действительно уверены, что у них горы самые высокие, реки самые глубокие, а с остального мира что взять? Но, поскольку американцы народ вежливый, они, чтобы сделать немецкому туристу приятное, тут же хлопают его по плечу и говорят: «Машины быстрые, пиво крепкое, немцы о,кей»...

Вот и переход к следующей теме: Немецкому культурному институту имени Гёте и его новому президенту. Институт имени Гёте для того и существует, чтобы знакомить всех желающих за рубежом с немецкой культурой, с жизнью современной Германии и помогать им в изучении немецкого языка. Сейчас в 76 странах мира действуют 128 культурных центра Института имени Гёте. 16 таких центров действуют в самой Германии. И вот во вторник руководство всем этим хозяйством взяла на себя новый президент: Ютта Лимбах. Ей 67 лет, она профессор права и до сих пор была председателем Конституционного суда Германии. В чём же она видит основные направления своей новой работы? Об этом Ютта Лимбах рассказала в интервью «Немецкой волне»:

Госпожа Лимбах, Вы возглавляли Конституционный суд Германии, теперь

- Институт культуры имени Гёте. Как главный юрист страны стал, если можно так выразиться, главным культуртрегером? Или Вы считаете, что это сходные задачи?

- Ну, это было бы преувеличением. Однако, я бы не сказала, что это для меня совершенно новая задача. Смотрите, Институт имени Гёте довольно широко толкует понятие культура, то есть, это и политическая культура и правовая. И в этом смысле я в последние годы много занималась культурной работой. Не случайно ведь многие страны Восточной Европы переняли основные положения Конституции Германии.

Но теперь Ваша основная задача будет заключаться в содействии изучению немецкого языка, немецкой культуры...

- В духе широкого, нацеленного в будущее толкования понятия культура я считаю одной из основных задач Института имени Гёте защиту основных принципов и ценностей свободного, демократического, правового государства и гражданского общества.

В чём конкретно это будет выражаться?

- Я думаю, что нынешняя ситуация в мире настоятельно требует сделать упор на диалоге с Исламом. Иначе говоря, мы должны отстаивать основные гражданские права и права человека и за пределами нашей страны. Смотрите, в Германии проживают около 3 миллионов мусульман. А это значит, что мы просто вынуждены во внутренней политике искать формы диалога культур. И этот опыт поможет нам в налаживании диалога с Исламом и в нашей культурной работе за рубежом.

Профессор Лимбах, Германия в качестве партнёра, немецкий язык и немецкая культура как средство общения и взаимопонимания - всё это звучит прекрасно. Но что нынешняя Германия может сказать миру, в чём особенности нашего опыта?

- У нас достаточно проблем. Если мы оглянемся хотя бы на последние 50 лет, то и в послевоенной истории Германии было немало кризисов. Тем не менее, мы можем сказать, что третья попытка строительства демократического общества удалась. Демократия далась немцам нелегко. И поэтому я считаю, что у нас есть кредит доверия за рубежом, когда мы отстаиваем принципы демократии. Я постоянно убеждаюсь в том, насколько труден переход к демократии не только в странах Восточной Европы, но и в Африке, в Латинской Америке. И именно поэтому я считаю, что такая страна, как Германия, страна, которая пришла к демократии ценой таких тяжких испытаний, может, опираясь на свой исторический опыт, с полным правом говорить о том, что означают для всех нас права человека, разделение властей, социальное государство, правовое государство. Я уже смогла поговорить со многими руководителями наших культурных центров за рубежом. Они на практике убедились, что к нам очень хорошо относятся. И это показывает мне, что Германия нашла своё место в мире. Так что Институт имени Гёте может опираться на это доверие в своей работе.

Госпожа Лимбах, разговоры о том, что культурная работа должна стать неотъемлемой составной частью внешней политики, ведутся давно. А вот финансирование этой работы в последние годы неуклонно сокращалось. Как Вы думаете, ответственные немецкие политики, наконец-то, осознали, насколько это важно?

- Мне кажется, что да. У меня сложилось впечатление, что министерство иностранных дел и сам министр это поняли. Но мы-то, то есть Институт имени Гёте, заинтересованы, чтобы дело не ограничилось призывами и декларациями. Например, все без исключения неустанно твердят о необходимости диалога между религиями, диалога между культурами. Но для организации такого диалога на местах, в тех странах, где представлен наш институт, нужны средства, нужны деньги.

Из-за нехватки средств в последние годы пришлось закрыть 32 центра немецкой культуры в различных странах мира. Будут ли создаваться новые?

- Да, новые центры немецкой культуры будут создаваться. Наш представитель уже дважды побывал в Афганистане. И как только нам удастся подыскать подходящее здание в Кабуле, там откроется новый центр немецкой культуры имени Гёте. Вы правы, 32 таких центра пришлось закрыть. Надо сказать, что на местах это было воспринято с возмущением, как афронт по отношению к этим странам. Но в тот же период было открыто 19 новых культурных центров. Это было связано с изменениями в мире. У нас, например, есть теперь культурные центры в Ташкенте и в Киеве. Мы планируем создание новых культурных центров в центральной и восточной Европе. Но я не хотела бы упускать из виду и африканский континент. Мы просто обязаны предоставлять людям в самых бедных странах больше возможностей познакомиться с нашей культурой, с нашим языком.

Профессор Лимбах, пока мы затрагивали в основном политические аспекты, или, как Вы сказали, вопросы культуры в очень широком толковании этого понятия. А как же, собственно культура?

- Давайте возьмём в качестве примера концерт классической музыки. Одно дело, слушать компакт-диск у себя дома, совсем другое дело - вместе с сотнями или тысячами людей послушать концерт Берлинского филармонического оркестра. Это объединяет людей, которые раньше не были знакомы и, возможно, никогда больше не встретятся. Но в их жизни было вот это общее событие. Или вот другой пример: я недавно побывала на концерте узбекских музыкантов. Это были настоящие виртуозы. Поверьте мне, такого порыва не может вызвать никакая политика. Такое эмоциональное и интеллектуальное воздействие могут оказать только поэзия, музыка, танец.

Госпожа Лимбах, и последний вопрос: культурной работой за рубежом занимаются многие немецкие организации и фонды. Как Вы считаете, надо ли им кооперировать свои усилия, или даже лучше, если все они сохранят свои собственные программы?

- Нет, я бы сказала, что давно пора наладить более тесное сотрудничество. Институт имени Гёте готов сотрудничать, например, со всеми организациями, которые занимаются обменом студентов и молодёжи, со всеми культурными фондами и, конечно же, и прежде всего с «Немецкой волной».

Это было интервью с профессором Юттой Лимбах, новым президентом Немецкого культурного института имени Гёте. А у меня на сегодня всё. Спасибо нашим авторам Даниэлю Шешкевичу и Клаусу-Дитеру Гершу.