1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Германия: охлаждение конъюнктуры или рецессия?

27.08.2008

Сегодня мы поговорим об охлаждении конъюнктуры в Германии. Угрожает ли крупнейшей экономике Европы рецессия – и если да, то как долго может продлиться этот спад? Насколько устойчив немецкий рынок недвижимости - и нет ли опасности, что он пострадает от разразившегося в Америке ипотечного кризиса точно так же, как, например, испанский рынок? Обо всем этом и пойдет сейчас речь.

"В настоящее время нет никаких оснований стращать всех сценарием рецессии. Слабые показатели роста во втором квартале необходимо соотнести с очень, очень мощным развитием экономики в первом квартале. Поэтому мы имеем сейчас дело скорее с технической реакцией, чем с началом рецессии в Германии".

Вот так прокомментировал сокращение валового внутреннего продукта Германии во втором квартале эксперт Немецкого института экономических исследований DIW Штефан Котс (Stefan Kooths) – и под этими словами, сказанными им в интервью информационному телеканалу N-TV, готовы подписаться многие его колеги. Многие, но не все. Некоторые специалисты считают, что опасность экономического спада в Германии в ближайшие месяцы достаточно реальна.

Начнем с цифр. Статистическое ведомство ФРГ 26 августа официально подтвердило опубликованные ранее предварительные данные о том, что валовой внутренний продукт страны во втором квартале по сравнению с первым снизился на полпроцента. Иными словами, в период с апреля по июнь в крупнейшей экономике Европы было произведено на ноль целых пять десятых процента меньше товаров и услуг, чем в период с января по март. Правда, с января по март ВВП Германии вырос на одну целую и три десятых процента, что – как справедливо отметил только что процитированный эксперт – действительно, весьма много. Так что после столь мощного подъёма откат был фактически заранее запрограммирован – и ничего страшного в нем нет. Тем не менее, осадок, как говорится, остался... Ведь, согласно классическому определению, сокращение валового внутреннего продукта два квартала подряд – это уже рецессия.

Рецессией называется временный экономический спад, который выражается в снижении деловой активности, в росте безработицы и, прежде всего, в падении объёмов производства, хотя и не очень значительном. В отличии от рецессии депрессия – это длительный тяжелый кризис с существенным сокращением производства. Такие кризисы в промышленно развитых странах происходят очень редко. Наоборот, с рецессиями западные рыночные экономики сталкиваются достаточно регулярно. В Германии в последний раз рецессия была зафиксирована в 2004 году.

И вот теперь, четыре года спустя, она может повториться, если в текущем третьем квартале объёмы ВВП опять упадут. Самое опасное в таком спаде – это не столько статистическое сокращение валового внутреннего продукта на какие-то десятые доли процента, сколько тот психологический эффект, который такое сокращение производит. Раз объёмы экономики уменьшаются, значит, предприятия воздерживаются от инвестиций в расширение производства, не создают новые рабочие места, замораживают или вовсе сворачивают перспективные, но рискованные проекты... А потребители, в свою очередь, воздерживаются от покупки товаров длительного пользования и копят деньги, опасаясь дальнейшего ухудшения ситуации. Так что любая рецессия опасна именно тем, что раскручивается спираль падающего спроса и сокращения производства и инвестиций, что в конце концов может привести и к депрессии. Впрочем, Грегор Эдер (Gregor Eder), аналитик Dresdner Bank, считает, что с июля по сентябрь в немецкой экономике будет не спад, а всего лишь застой:

Если посмотреть на имеющиеся теперь данные за второй квартал, а также взять поступающие экономические индикаторы, связанные уже с третьим кварталом, то напрашивается вывод, что нынешним летом немецкая экономика переживает стагнацию, то есть мы имеем сейчас в Германии нулевой рост.

Как скоро в Германии вновь начнется подъём? Это в значительной степени будет зависеть от уровня цен на нефть в ближайшие месяцы. Лично я настроен весьма оптимистично: на мой взгляд, начавшаяся на рынке нефти коррекция вниз продолжится, а потому уже в четвертом квартале в Германии начнется легкий экономический подъём.

А вот аналитик банка Metzler Эдгар Вальк (Edgar Walk) настроен менее оптимистично. По его мнению, рецессии в Германии наверняка не будет, однако надеется на скорый подъём тоже не следует, поскольку важнейшие экономические партнеры в еврозоне находятся в весьма непростой ситуации.

Внутри еврозоны существуют весьма серьёзные различия между отдельными народными хозяйствами. При этом Германия, по сравнению с другими странами еврозоны, находится еще в наилучшем положении.

Действительно, во втором квартале сокращение валового внутреннего продукта произошло не только в Германии, но и во Франции и Италии – и, таким образом, сразу в трех крупнейших экономиках еврозоны. Это повлекло за собой сокращение ВВП и во всей еврозоне – оно составило две десятые процента. Если в Германии, как подчеркивают немецкие экономисты, отрицательный рост во втором квартале – это во многом реакция на неожиданно резкий рост в первом квартале, то почему же тогда сократились показатели ВВП во Франции и Италии, где в тот же период подобного бурного подъёма не было?

У правительства Германии не так-то много возможностей противодействовать ухудшению народнохозяйственной конъюнктуры. Все последние годы движущей силой немецкой экономики был экспорт, сейчас на внешних рынках наметилось некоторое охлаждение, но Берлин не может разогревать всю мировую конъюнктуру. Однако в его распоряжении имеются инструменты, позволяющие стимулировать немецкий внутренний рынок. Один из таких инструментов – снижение налогов. Можно, например, одноразово вернуть налогоплательщикам определенную сумму, как это сделала администрация Буша в первой половине года в Соединенных Штатах. С аналогичной идеей выступил в Германии известный экономист Петер Бофингер: он предложил выдать каждому жителю страны чек на 125 евро. К этой идее отнеслись прохладно не только в правительственных кругах, где озабочены оздоровлением бюджета, но и в экспертном сообществе. Грегор Эдер, аналитик Dresdner Bank, объясняет, почему:

Мне кажется, раздача чеков налогоплательщикам по примеру США у нас здесь была бы неэффективной. Наши потребители просто спрячут эти деньги в кубышке, а не понесут их в магазин. Посмотрите, как в последние кварталы в Германии у домашних хозяйств увеличилась норма накопления. Вот почему я против подобной меры – она просто ничего не даст.

Таким образом, инструмент, который дал, пусть и краткосрочно, положительный эффект в США, для Германии непригоден: слишком велики различия в ментальности. Американцы всецело ориентированы на потребление и любые дополнительные деньги готовы тут же потратить, поддержав тем самым отечественную розничную торговлю, производителей товаров и услуг. Для немцев же очень важно чувствовать уверенность в завтрашнем дне, ощущать надёжность своего существования, знать, что оно финансово подстраховано. Поэтому они старательно занимаются накоплением даже во времена подъёма, а при ухудшении ситуации, тем более, спешат отложить деньги на "черный день". От чего, кстати, немецкие торговые предприятия весьма страдают. Так что же могло бы сделать првительство Германии для стимулирования экономики и предотвращения рецессионных тенденций? У аналитика Dresdner Bank Грегора Эдера есть конкретное предложение:

Имело бы смысл вновь снизить размеры отчислений в социальные фонды. От этого одновременно выиграют и работодатели, и наемные работники. Такая мера пошла бы на пользу рынку труда в нынешней ситуации охлаждения конъюнктуры, и она, несомненно, способствовала бы стимулированию индивидуального потребления.

Повышение покупательной способности населения - весьма насущная задача, о чем свидетельствует опубликованный 26 августа индекс потребительских настроений в Германии, ежемесячно подсчитываемый Институтом маркетинговых исследований GfK. Этот индекс вновь упал и достиг самой низкой точки с лета 2003 года. Иными словами, в данный момент немцы проявляют все меньше желания тратить деньги и особенно покупать товары длительного пользования. Одновременно на самый низкий уровень с лета 2005 года упал в Германии индекс деловых настроений Ifo. Он падает вот уже третий месяц подряд, что в Мюнхенском научно-исследовательском институте Ifo обычно трактуют как признак смены макроэкономического тренда. В данном случае это означало бы переход от подъёма к спаду. Конечно, и индекс GfK, и индекс Ifo основаны на опросах, а потому отражают лишь настроения, а не конкретные, статистически подтвержденные процессы в экономике. Однако индексы эти за многие годы доказали, что являются весьма надежными и точными инструментами прогноза. Так что после их публикации в этот вторник вероятность того, что Статистическое ведомство ФРГ в октябре сообщит о сокращении валового внутреннего продукта Германии и в третьем квартале, существенно возросла. Угроза рецессии в крупнейшей экономике Европы становится все более реальной.

Одной из причин общего охлаждения мировой конъюнктуры является тот финансовый кризис, который год назад начался в США как кризис рынка ипотечного кредитования. Сам финансовый кризис немецкие банки и, соответственно, экономику Германии, безусловно, затронул, хотя и не столь сильно, как Америку или, скажем, Великобританию. А вот на немецком рынке недвижимости американский кризис практически никак не отразился, хотя падение цен на жилье, причем прямо-таки обвальное, мы видим, вслед за Соединенными Штатами, в целом ряде европейских стран: в той же Великобритании, в Испании, в Ирландии. Почему же немецкий рынок миновала такая участь? За ответом на этот вопрос корреспондент Deutsche Welle Клаудиа Мюллер отправилась к немецким экспертам-практикам:

Прежде всего, следует отметить, что в Германии применяются совершенно иные инструменты финансирования. Вот вам конкретный пример: в Америке ипотечные кредиты очень часто выдавали и по-прежнему выдают даже тем, кто не участвует в покупке недвижимости собственным капиталом, у кого нет каких-либо собственных накоплений. В Германии такое, за редкими исключениями, просто невозможно.

...говорит Кристиан Бадде (Christian Badde), председатель правления Строительной сберегательной кассы Westdeutsche LBS. Итак, американский ипотечный кризис не может повториться в Германии уже потому, что немецкие банки традиционно предъявляют куда более строгие требования к финансовому положению потенциальных получателей кредитов. Поэтому ненадежных, а уж тем более неплатежеспособных должников в Германии несопоставимо меньше, чем в Америке. Другая особенность немецкого рынка ипотечного кредитования состоит в том, что деньги на строительство или покупку жилья в Германии дают под фиксированный процент на длительные сроки - до 15 лет. Поэтому здесь исключена ситуация, с которой полтора-два года назад столкнулись миллионы американских домовладельцев: они, по американской традиции, взяли у банков деньги под плавающий процент и в условиях роста учетных ставок в какой-то момент оказались просто не в состоянии ежемесячно обслуживать свои неожиданно выросшие долговые обязательства. Обвала на немецком рынке недвижимости не может быть и потому, что в последние годы в Германии, в отличие, например, от Испании, не было никакого строительного бума, сопровождавшегося взлетом цен или даже мыльным пузырем. На это принципиально важное обстоятельство указывает Нильс Фишер (Nils Fischer), член правления компании Baugrund, занимающейся управлением недвижимостью.

Один мой коллега как-то сказал: Германия с 90-х годов полностью застроена. Однако до многих участников рынка это так до сих пор и не дошло. Им особенно и не хочется вникать в это обстоятельство, поскольку оно ставит под сомнение их собственную бизнес-модель.

То есть спекулировать недвижимостью в сегодняшней Германии – дело не очень-то выгодное: цены если и растут, то весьма медленно. Поэтому нет и опасности, что они вдруг рухнут из-за разразившегося в Америке кризиса, подчеркивает Кристиан Бадде (Christian Badde), председатель правления Строительной сберегательной кассы Westdeutsche LBS:

Здешние цены с этим кризисом никак не связаны. В настоящий момент у нас очень динамичный рынок, особенно что касается вторичного рынка жилья, однако никакого взлета цен нет. В общем, ситуация более или менее стабильная. Так что, слава богу, нынешний кризис обошел Германию стороной, и я думаю, мы здесь его последствия так и не почувствуем.

Вот и подошёл к концу сегодняшний «конъюнктурно-рецессионный и ипотечно-недвижимый» выпуск радиожурнала „Рынок и человек“.