1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Германия не созрела для постоянного членства в Совете безопасности

А, может быть, так оно и к лучшему, ведь немецкая дипломатия чувствует себя не очень уютно уже в кресле непостоянного члена Совета безопасности.

default

Флаг ООН.

Тем более, что Германия давно добивается статуса постоянного члена совета. До сих пор тщетно.

А, может быть, так оно и к лучшему, ведь немецкая дипломатия чувствует себя не очень уютно уже в кресле непостоянного члена Совета безопасности. Когда Совет Безопасности собирается на свои совещания за закрытыми дверями, лазеек больше не остаётся. Дипломатические уловки теряют смысл. Нужны четкие позиции. Но какую позицию должен занять представитель Германии, например, в вопросе о военных действиях против Ирака? Проголосовать «за» вместе с США и Великобританией? Или всё же «против», потому что это обещал избирателям перед выборами нынешний канцлер?

Канцлер и министр иностранных дел Германии уже сейчас ломают головы над тем, к каким последствиям во внутренней и внешней политике может привести то или иное решение. Проголосовать против военной операции? Но это чревато новыми серьёзными конфликтами с важнейшим партнёром и союзником Германии - США. Проголосовать «за»? Но это равносильно потере лица перед своими собственными избирателями. Кроме того, возникнет угроза развала нынешней правящей коалиции между социал-демократами и партией «Зелёных». Налево пойдёшь - коня потеряешь, направо пойдёшь - жизни лишишься.

Пока неизвестно, каков будет текст резолюции, предложенной на обсуждение Совета безопасности. Но речь явно пойдёт о войне и мире. Причём в феврале, когда, возможно, и придётся принимать это решение, к Германии перейдёт пост председателя Совета безопасности. Так что представителям Германии в ООН предстоит не только мучиться в поисках собственного решения, но и выступать в роли посредников. Им буквально придётся купаться в лучах юпитеров. Тут впору только зажмуриться.

Дело в том, что многие, особенно за рубежом, не усматривают логики во внешнеполитическом курсе правительства Германии. С одной стороны, 10.000 военнослужащих бундесвера задействованы в международных операциях за пределами страны. Германия участвует в операции «Индьюринг фридом», то есть, в вооруженной борьбе против международного терроризма. Всё это по достоинству ценят наши партнёры. С другой стороны, канцлер совершенно бесцеремонно обошёлся с США. Возможную военную операцию против Ирака он назвал авантюрой, и взамен предложил некий «немецкий путь». Правда, что под этим понимать, он так и не уточнил.

Итак, категоричное «нет» войне против Ирака в ходе предвыборной борьбы сейчас (под давлением международной общественности) скорее всего трансформируется в «да». В эту ловушку федеральное правительство загнало себя само. Оно претендует на более весомую роль Германии на мировой арене, но забывает об обязанностях, которые накладывает эта роль. В частности о том, что не следует торопиться занимать позиции, которые потом придётся сдавать. Правительство Германии упустило возможность заблаговременно выработать совместную с партнёрами стратегию и в то же время сохранить свободу манёвра. Теперь у немецких дипломатов незавидное положение в Совете Безопасности. Стоит ли удивляться, что немецкие газеты комментируют создавшуюся ситуацию заголовками типа «Германия на перепутье» или «Затерялись в Нью-Йорке».

Контекст