1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

"Германия намерена оставаться в игре и на Ближнем Востоке"

Почему подводные лодки могут иметь более ощутимые последствия для имиджа Германии на Ближнем Востоке, чем скандал вокруг немецкой разведслужбы, объясняет в интервью DW-WORLD немецкий эксперт.

default

Меркель пойдет по стопам Шрёдера

Скандал вокруг BND был вызван сообщениями германского телевидения и газет о том, что разведка ФРГ наводила американские самолеты на цели в Багдаде во время войны в Ираке в 2003 году. Эта тайная операция, если она нас самом деле имела место, противоречила официальной политике правительства Германии, отказавшегося поддержать войну в Ираке. В пятницу тема участия немецких спецслужб в иракской войне станет предметом дебатов в германском бундестаге.

Außenminister Frank-Walter Steinmeier

Доверенное лицо Шрёдера и нынешний глава германского МИДа - Франк-Вальтер Штайнмайер

В среду министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) даст показания в парламентской комиссии по внешнеполитическим делам. И лишь затем отправится с визитом в Египет, который программа которого сокращена с тем, чтобы министр имел возможность в пятницу принять участие в парламентских дебатах о роли BND в Ираке.

C директором Института ориенталистики Удо Штайнбахом (Udo Steinbach) беседовал Штефан Ляйдл.

- В последние дни в Германии разгорелась острая дискуссия о роли немецкой разведывательной службы BND в Ираке. Как сообщают СМИ, разведслужба Германии помогала американским войскам в иракской войне. Отразились эти обвинения, по Вашему, мнению, на первой поездке министра иностранных дел Германии Штайнмайера по Ближнему Востоку?

- Нет. Визит предназначен для того, чтобы наладить первые контакты нового правительства Германии на Ближнем Востоке, показать после визитов в США и ряд европейских стран, а также Россию, что Германия намерена оставаться в игре и на Ближнем Востоке. Сначала зондирующие переговоры ведет министр иностранных дел, затем последует и визит Ангелы Меркель, которая сфокусирует свое внимание, главным образом, на Израиле. Политических результатов, по-моему, ожидать от этой поездки не стоит. Это лишь повод для знакомства.

- Какой отклик получил скандал вокруг BND в арабском мире?

- Большого внимания к себе этот все-таки локальный немецкий инцидент не вызвал ни в арабских СМИ, ни в политических кругах арабских стран.

- Хотя можно было ожидать, что обвинения могут подпортить имидж Германии как честного посредника на Ближнем Востоке…

- Пока ситуация не прояснится, я не думаю, что арабский мир этим делом очень заинтересуется. Пока все остается на уровне предположений, ведутся дискуссии. На восприятии Германии в арабском мире, в Ираке, это не отразится.

- Так что все в порядке?

- Отяжеляющие последствия может иметь другое - тот факт, что прежнее федеральное правительство в самый последний момент пообещало Израилю подводные лодки. Часть расходов покрывает Германия. Это привлекло к себе куда как больше внимания. На этих немецких подлодках можно установить ракеты с большим радиусом действия и даже способные нести атомные боеголовки. Вот это вполне может повредить Германии, если Берлин захочет выступить в качестве честного посредника между Ираном и международной общественностью в споре о атомной программе.

- Что в такой ситуации следует предпринять правительству Германии?

- Обратного пути нет. Глава германского МИДа может изложить доводы немецкой стороны, объяснить, в чем в этом деле был интерес Германии. Если его об этом спросят, он может попытаться свести до минимума возможный ущерб.

- Ситуация в регионе сейчас очень непростая. Шарон сошел с политической арены, приближаются выборы в Израиле и на палестинских территориях. Пришло время для пересмотра ближневосточной политики Германии?

- Нет, я подчеркиваю, что сказал уже ранее: сейчас Германия демонстрирует, что готова продолжать активный внешнеполитический курс прежнего правительства. Задача сейчас - напомнить о себе. Сенсационных результатов сейчас, особенно на фоне паралича израильской политики, ожидать не приходится.

Контекст