1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Германия как вторая родина

Как чувствуют себя в Германии молодые люди, которые выросли в различных культурах? Считают ли они Германию своей родиной?

default

Русский, турецкий, арабский привычны уху на улицах немецких городов...

Германия дала приют множеству беженцев: сербам, болгарам, русским, македонцам, всем тем, кто бежал от социалистического режима, от невзгод гражданских войн или просто от неустроенности. Миллионы турок получили в свое время возможность работать и жить в Федеративной республике. Поток переселенцев и беженцев не прекращается и сегодня. Русский, турецкий, арабский – не будет преувеличением сказать, что все эти языки постоянно звучат на улицах городов Германии, они стали уже также привычны уху, как и немецкий. Многие маленькие немцы легко говорят на нескольких языках, переходя с одного на другой. Почему? – Да просто потому, что у многих детей два, а то и три родных языка: мама русская, отец итальянец, а новая родина – Германия. И уже не выяснить, да это и не важно, какого происхождения молодые люди, дети. Но может быть, все-таки существуют различия в самоощущении и в отношении к Германии между, что называется, историческими немцами, и теми, кто в раннем детстве вместе с родителями переехал на новую родину? Как чувствуют себя дети и подростки, растущие между двумя культурами, имеющие две родины и два родных языка? 16-ти летняя Бисерка Шавич, родом из Сербии. В Германию она приехала со своими родителями 10 лет тому назад:

"Я оказалась где-то посередине двух миров. Когда я бываю в Сербии, мне там хорошо. Но здесь, в Германии, мне тоже хорошо. И во мне столько же типично немецкого, сколько и типично сербского".

В Германии Бисерке нравятся порядок и организованность всей жизни, в отличие от Сербии, где многое делается спустя рукава. В тоже время, немцы более холодные и менее открытые, считает юная немецкая сербка, а в Сербии жители более темпераментные, шумные, они любят посмеяться и пошутить. В немцах же Бисерке нравится дружелюбие. И в Сербии, и в Германии девушка чувствует себя своей, и думает, что вряд ли кто-то сможет принять ее там или тут за иностранку. Какая же из стран является ее родиной, Бисерка определить не смогла:

"Своей первой Родиной я бы, пожалуй, назвала Сербию, потому что я там родилась. И в тоже время, нет, я не стала бы так говорить, я не могу это четко определить, поскольку здесь, в Германии я живу дольше, и я не знаю, как я смогла бы жить в Сербии".

Точно так же затрудняется ответить на подобный вопрос и 15-ти летняя Александра Ивановская. Александра родилась в Германии и прожила здесь всю свою жизнь. В Македонии, откуда родом её родители, она ежегодно проводит месяц-полтора. На вопрос, что думают о ней немцы, Александра нерешительно отвечает:

"Я думаю, меня чаще принимают за немку. Все говорят, что я немка. И в то же время, я считаю, что я македонка".

Хотя Александра и чувствует себя македонкой, она в то же время уверена, что именно Германия является ее Родиной. В Македонии ей нравится и она с удовольствием проводит там каникулы, но она не хотела бы отказываться от привычной жизни в Германии. Махмуду Таврику 24 года и он живет в ФРГ, на родине своей матери, всего несколько месяцев. Его отец – египтянин. В Каире Махмуд вырос, окончил школу, а сейчас учится в университете в Кельне. Он думает, что в Германии его считают "странным экзотическим немцем", а в Египте "странным экзотическим египтянином". Махмуд говорит по-немецки безо всякого акцента, ведь и в Каире он посещал немецкую школу. А что же связывает его с Египтом?

У меня, в общем-то, нет какой-то сильной привязанности. Чего мне больше всего не хватает здесь, в Германии, так это моих друзей. По большей части это друзья детства. Школьным товарищам тоже не возможно найти замену. Еще я скучаю по своей семье. А именно с местом, со страной меня не многое связывает.

У всех у них, и у Махмуда, и у Бисерки, и у Александры, и у многих тысяч других детей иностранцев нет четких представлений о том, к какой культуре они принадлежат. Но большинство все-таки решает в пользу Германии. Так на вопрос, может ли Бисерка представить себе свою жизнь в Сербии, девушка, не долго думая, ответила:

"Я могу себе это представить, но не знаю, смогу ли я жить там долгое время. Я привыкла к жизни здесь, а там жизнь совсем иная. Здесь быстро привыкаешь к порядку, к организации. Там же сплошная неразбериха, ни на кого нельзя положиться. Нет, отдыхать надо в Сербии, там веселей, а жить и работать в Германии".

Контекст