1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Германия и Франция выиграли, а евро – проиграл

В 1996 году страны ЕС подписали в рамках Маастрихтского договора так называемый Пакт стабильности. Он устанавливал жесткие границы уровня инфляции, государственной задолженности и дефицита госбюджета не выше 3%.

default

Уговорил всё-таки...

До 4 утра совещались, а, вернее, ожесточенно спорили министры финансов стран, входящих в "Еврозону". Результат ночных бдений можно сформулировать кратко: Германия и Франция выиграли, евро проиграл. Теперь давайте попробуем разобраться в сути спора. Материя вроде бы сухая, а на самом деле принятые во вторник решения могут иметь вполне конкретные последствия для евро. В 1996 году страны Евросоюза подписали в рамках Маастрихтского договора так называемый Пакт стабильности. Он устанавливал жесткие границы уровня инфляции, государственной задолженности и дефицита госбюджета. Например, дефицит госбюджета не должен превышать 3% ВВП. Задумывались все эти меры, чтобы приструнить южан - итальянцев, греков, испанцев - которые с лёгкостью уживались с инфляцией в 10-15%. Кроме того, "пакт стабильности" должен был служить критерием для приёма в "евроклуб" новых стран.

На жестких границах в своё время категорически настаивала и Германия. Это должно было убедить население в том, что отказавшись от немецкой марки, те получат взамен не менее стабильный евро. И вот теперь скандал: именно в Германии второй год подряд дефицит госбюджета превышает те самые 3%. Хуже того, госбюджет на будущий год уже запланирован с дефицитом до 4%. Сходное положение и во Франции. По идее, "пакт стабильности" предусматривает жестокие меры наказания за такое безответственное обращение с государственными финансами: сначала предупреждение, потом обязательные меры по оздоровлению бюджета и, наконец, штрафы. Германии грозил штраф вплоть до 10 миллиардов евро, Франции до 7,5 миллиарда. Но на ночном совещании в Брюсселе большинством голосов приняли решение: ни штрафов, ни других санкций не вводить, а поверить Франции и Германии, что те исправятся к 2005 году. Министр финансов Германии Ханс Айхель не скрывает удовлетворения.

Bundesfinanzminister Hans Eichel geht am Montag, 24. November 2003, im Berliner Reichstag in eine Sondersitzung der Ausschüsse für Haushalt, Finanzen und europäische Angelegenheiten.

Ханс Айхель

Долги для снижения налогов

Аргументация немецкого министра сводится к цепочке доводов: залезать в дополнительные долги ему надо, чтобы снизить налоги. Налоги надо снизить, чтобы дать после затяжной стагнации толчок экономическому росту. А экономический рост просто необходим, чтобы снизит уровень безработицы. Как только безработица снизится, тут же сократятся государственные расходы, а налоговые поступления возрастут. Вот так к 2005 году Германия и могла бы выйдет на нормы "пакта стабильности".

Налицо раскол между крупными и малыми странами Европы. Вместе с тем, предупреждают эксперты, нынешний высокий курс евро объясняется не столько стабильностью европейской валюты, сколько слабостью американского доллара. Положение может в любой момент измениться. В третьих, нанесён непоправимый ущерб самому "пакту стабильности": по какому праву "старые" члены клуба могут требовать от кандидатов, например, Чехии, Польши или Венгрии соблюдения финансовой дисциплины, которую сами же они и нарушают? Многие обозреватели даже говорят о "похоронах пакта стабильности". И, наконец, ночной компромисс подорвал авторитет Еврокомиссии.

EU Wirtschafts- und Finanzminister Pedro Solbes ist müde

Педро Сольбес

Комиссар Еврокомиссии по финансовым вопросам испанец Педро Солбес настаивал если не на штрафных санкциях, то хотя бы на обязательных мерах экономии.

Хансу Айхелю осталось сделать самую малость: навести, наконец, порядок в финансах страны.

Контекст

Новости

Контекст