1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Германия и проблема Ирака

10.02.2003

Правительство ФРГ по-прежнему выступает против ей силового решения – даже с санкции ООН, но общественное мнение в стране после выступления Колина Пауэлла в Совете Безопасности стало меняться

Главное событие в политической жизни Германии на прошлой неделе произошло не в Германии, а в Нью-Йорке, США. Говорят, около миллиарда телезрителей во всем мире следили за ходом заседания Совета Безопасности ООН, на котором председательствовал немецкий министр иностранных дел Йошка Фишер. Председательствовал он потому, что с этого года Германия стала одним из непостоянных членов Совбеза, а на февраль ей выпало им руководить. Йошка Фишер любит внимание к своей персоне, любит стоять в лучах юпитеров. Но в этом конкретном случае он с удовольствием уступил бы свое место другому, а сам бы остался в тени. Уж очень особняком стоит Германия в том, что касается проблемы Ирака. И логичной эту позицию не назовешь. Берлин считает недопустимым войну против Ирака даже с санкции ООН, что объективно играет на руку Саддаму Хусейну, ослабляет единство мирового сообщества, провоцирует американцев и раскалывает европейцев. Немецкий министр иностранных дел испытывает изрядные затруднения, пытаясь объяснить своим коллегам неуступчивую позицию Берлина, но все его попытки, сделать её более гибкой канцлер пресек на корню. Впрочем, главным действующим лицом пятого февраля был всё же не Фишер – мир, затаив дыхание, смотрел мультимедиальное выступление госсекретаря США Колина Пауэлла, который представлял доказательства нарушений Ираком резолюции номер четырнадцать сорок один.

В Германии сразу вспомнили о другом «историческом» заседании Совета Безопасности – 25 октября тысяча девятьсот шестьдесят второго года. Сорок лет назад представитель США в ООН Адлай Стивенсон презентовал членам Совбеза фотографии, сделанные с самолета-шпиона У-2. На снимках были отчетливо видны ракеты средней дальности, размещенные Советским Союзом на Кубе. До этого заседания Москва упорно отрицала, что имеет на Кубе ракеты, именно поэтому президент Кеннеди и велел своему послу в ООН продемонстрировать фотографии в качестве доказательства. На заседании Совбеза тогда состоялся примечательный обмен репликами. Адлай Стивенсон, обращаясь к застигнутому врасплох советскому представителю в ООН:

«Посол Зорин, Вы по-прежнему отрицаете, что Советский Союз разместил и продолжает размещать ракеты средней дальности на Кубе. Отвечайте, да или нет, не ждите перевода, Вы же знаете английский язык».

Валерьян Зорин нашелся с трудом:

«Я что, сэр, в зале американского суда? Я не буду отвечать на вопрос, который мне задают, как прокурор подсудимому».

Но в общем, ответить ему было нечего, отрицать очевидное было бессмысленно.

Любые исторические параллели хромают. И эта – не исключение. Мультимедиальное шоу, которое устроил Колин Пауэлл на прошлой неделе было – с технической точки зрения – куда более красочным, чем в шестьдесят втором году. Но доказательства, по мнению немецких дипломатов, да и не только немецких, не такими убедительными. Эффекта «Ах!» они не произвели. Большинство участников заседания Совбеза были не особенно поражены и сдержанно заявили, что показанные спутниковые снимки хорошо бы проверить, также как и прокрученные аудиозаписи. Тем не менее в Германии даже самые большие скептики и пацифисты не готовы заподозрить американцев в подтасовке фактов и фальсификации фотографий, сделанных из космоса, а также перехваченных телефонных разговоров иракских военных. Слишком велика угроза, что обман раскроется. Так что одной важной цели госсекретарь США добился: он сумел убедить немецкое общественное мнение в том, что доверять Саддаму Хусейну нельзя, что диктатор по-прежнему пытается водить за нос инспекторов ООН и не сотрудничает с ними так, как этого требует резолюция Совета Безопасности. Ну, а дальше что? Какими будут последствия для официальной позиции Берлина?

Напомню, что если не считать Сирию, на сегодняшний день только Германия устами канцлера однозначно и недвусмысленно заявила, что ни при каких обстоятельствах, какие бы убедительные доказательства коварства багдадского режима не были представлены, не поддержит решения о военной интервенции в Ирак, не говоря уже об участии в ней. Герхард Шрёдер занял такую железобетонную позицию еще летом прошлого года не в последнюю очередь из предвыборных соображений, ориентируясь на пацифистски настроенных немецких избирателей. Тогда ему это помогло. Выборы он выиграл. Зато теперь ему приходиться расхлебывать. По вопросу Ирака Германия оказывается во всё большей изоляции, не только в мире, но и в Европе. Испорчены отношения с Соединенными Штатами. Причем, надолго. А о степени испорченности можно судить по реплике американского министра обороны Дональда Рамсфелда, который поставил Германию в один ряд с такими странами, как Ливия и Куба. То есть с теми, которые проводят однозначно антиамериканскую политику. А ведь Ливия и Куба были в свое время зачислены Вашингтоном в страны-изгои. В хорошей же компании оказалась Германия. Сама себя изолировала. Тем не менее менять свою позицию официальный Берлин пока не собирается. Заместитель председателя парламентской фракции правящих социал-демократов Гернот Эрлер:

«Я не вижу убедительной причины для смены правительством Германии своего курса в отношении Ирака. Ничего такого сенсационного не произошло, что оправдало бы радикальный поворот в иракской проблеме».

С такой линией Германия оказывается во всё большей изоляции. Бывает, конечно, что и один шагает в ногу и в конце концов оказывается прав. Но тот ли этой случай? До сих пор немецкое правительство считало, что решить проблему допустимо только мирными средствами. Очевидно, однако, что только политический нажим не оказывает должного эффекта на Саддама Хуссейна. Более того, по мнению некоторых наблюдателей, жесткая антивоенная позиция Германии возымела обратное воздействие и, наоборот, увеличила риск войны. Такая позиция сняла с Багдада часть политического нажима, подтолкнула Саддама к поиску лазеек, к обману инспекторов ООН. А в результате создалась ситуация, когда без войны оказывается и в самом деле не обойтись. Логика упрека в адрес Берлина убедительна. Американцы ведут себя в отношении Саддама Хуссейна так: отдай, мол, свои опасные нервно-паралитические игрушки, а то силой отберем и выпорем. А немцы – по другому. Они тоже считают, что игрушки надо отдать, но если Саддам не отдаст, то ничего страшного, будем требовать еще раз. Вот и доигрались.

Немецкий канцлер оказался в ловушке, которую сам себе поставил. В последние месяцы и недели, уже после выборов, у него была возможность скорректировать свою позицию, сделать её более гибкой, ну, например, такой, как у Франции, которая хоть тоже выступает против войны в Ираке, но всё же оставляет для себя возможность пересмотреть свою точку зрения, и даже принять участие в военной операции против Саддама. По крайней мере своим правом вето в Совете Безопасности Париж, очевидно, не воспользуется. Герхард же Шрёдер стал заложником созданного им самим образа – человека, который держит слово и своих убеждений не меняет. С одной стороны, это, конечно, похвально и выгодно с внутриполитической точки зрения, для рейтинга внутри страны. Но с другой стороны, известно, кто никогда не меняет своих убеждений. У немецкой оппозиции, у христианских демократов позиция в отношении Ирака куда более гибкая и логичная. Они тоже не «ястребы», ратующие за немедленную интервенцию. Но не исключают её в принципе. «Вполне возможно, что только военным может быть решение иракской проблемы,» заявил, например, Рупрехт Поленц, христианско-демократический член внешнеполитической комиссии бундестага. По его словам, инспекторы ООН не должны превращаться в детективов, ищущих доказательства вины Саддама Хуссейна. У них другая функция: верифицировать факт ликвидации иракского оружия массового поражения. Для этого Саддам должен показать им, где и когда оно было уничтожено, представить соответствующую документацию. А если он этого не делает, а наоборот, старается перепрятать химические боеприпасы, считает Поленц, значит его надо заставить, в том числе военной силой. Ему вторит глава внешнеполитической комиссии германского бундестага, бывший министр обороны ФРГ в правительстве Коля Фолькер Рюэ. В интервью столичной газете «Берлинер цайтунг» он заявил, что правительство ФРГ должно изменить свою политику в отношении иракского конфликта. Его, как и других христианских демократов выступление Пауэлла убедило. Председатель ХДС Ангела Меркель:

«Высказывания американского госсекретаря подтвердили моё убеждение, что Саддам Хусейн не выполняет в полном объеме требования резолюции четырнадцать сорок один и что от Ирака исходит угроза.

Этой угрозе со стороны Ирака необходимо противопоставить нашу коллективную угрозу применения силы. Федеральный же канцлер – единственный из всех – заведомо исключил её для Германии и тем самым увел страну на особый путь».

Этот особый путь Меркель считает ошибочным, не отвечающим немецким национальным интересам.

Губительными для положения Германии в Европе и мире считает последствия жесткого антивоенного курса канцлера внешнеполитический эксперт фракции ХДС в бундестаге Фридберт Пфлюгер:

«Когда-нибудь нам придется принимать новое решение. И такое решение не может выглядеть так: неважно, что делают наши союзники, неважно, что говорит ООН, мы немцы заведомо знаем, что есть хорошо и что есть плохо. Если мы не сдвинемся с такой позиции, то не будет общей линии европейцев, а Германия утратит возможность влиять на ход событий».

На угрозу внешнеполитической изоляции указал и председатель Свободной демократической партии Гидо Вестервелле:

«В настоящий момент федеральное правительство играет на мировой арене роль статиста. Вместо того, чтобы снимать нажим с Саддама Хуссейна, надо его усиливать».

Любые исторические параллели и в самом деле хромают. И всё-таки, если вспомнить события сорокалетней давности, они напрашиваются сами собой. Во время кубинского кризиса Советский Союз в конце концов уступил и вывел свои ракеты с Кубы. Москва понимала, что в противном случае ей грозит война с Соединенными Штатами. Вашингтон не оставлял сомнений в своей решимости. Мир тогда постоял у бездны третьей мировой войны и отступил. Из-за Ирака, конечно, третьей мировой войны не будет. По крайней мере между Востоком и Западом. Но чему-то история всё-таки учить должна. Инструментарий, который был использован тогда в отношении советского руководства, вполне может сработать еще раз – если Саддам Хусейн будет точно знать, чем ему грозит игра с огнем.

Итак, по крайней мере немецкая оппозиция изменила свою точку зрения. Но и после выступления американского госсекретаря в Германии продолжают задавать вопросы. Ну, например. Если американские спецслужбы сумели создать исчерпывающую картину того, как в Ираке накануне прибытия инспекторов ООН были эвакуированы химические боеприпасы из тридцати бункеров, почему они не знают, где они теперь? А если знают, почему не говорят об этом самим контролерам? Открытым остается и вопрос, дать ответ на который еще труднее – какие цели преследует Саддам Хусейн своими военными программами? Можно ли быть уверенным в том, что он собирается применить химическое, бактериологическое, а возможно, и ядерное оружие для разрешения конфликтов со своими соседями? Или будет снабжать таким оружием террористов? В отличие от федерального канцлера, все больше немецких политиков и наблюдателей считают, что в случае позитивного ответа на эти вопросы, применение военной силы против Ирака было бы оправданным.

Новости «Русского Берлина»

Президенты Германии и России Йоханнес Рау и Владимир Путин торжественно открыли в зале «Концертхаус» Год немецко-российской культуры. После этого филармонический оркестр из Санкт-Петербурга под управлением Михаила Плетнева исполнил произведения Бетховена и Чайковского. В зале присутствовали около 1000 видных представителей культуры, политики и общественной жизни обеих стран. До конца 2004 года в Германии и России намечено почти 350 совместных культурных мероприятий, в том числе художественные выставки, кинофестивали, гастроли театров оперы и балета...

В восточно-берлинском театре имени Горького прошел благотворительный вечер под названием «Солидарность для России». На нем выступили живущие в Берлине русскоязычные литераторы и музыканты. Были исполнены классические романсы, разыграно театрализованное представление «Русский Берлин 20-х годов». Известный эмигрантский писатель Владимир Каминер читал свои тексты. Доход от вечера пошел в фонд всемирной кампании в защиту прав человека в России. Ее проводит организация «Эмнести интернешнл».

В комплексе «Культурбрауэрай» с большим успехом прошла первая вечеринка из серии «Белые ночи». Комплекс расположен на территории бывшего пивного завода. Его название буквально переводится как «культуроварня». Запланировано проведение шести «Белых ночей», по одной в неделю. Вечеринки посвящены 300-летию Санкт-Петербурга. На них выступят специально приглашенные из города на Неве музыканты и диск-жокеи. Во время первой «Белой ночи» состоялся концерт питерского электронного дуэта «Нож для фрау Мюллер». Многочисленным гостям предлагали пельмени, борщ и пиво «Балтика»...

Поэт-авангардист Сергей Бирюков представил в одном из столичных клубов мультимедийный перфоманс «Проект Малевича». Демонстрация слайдов с картин Малевича сопровождалась чтением так называемых заумных стихотворений Хлебникова, Крученых и самого Бирюкова. Стихи читались на русском, немецком и на придуманном Бирюковым «трансрациональном» языке. После перфоманса состоялись танцы. Диск- жокей «Проводник» предложил публике – как было объявлено в программе – русскую музыку с человеческим лицом...