1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Германия глазами иностранных корреспондентов

30.10.2003

Ну, во-первых, ой! Он таки добрался не только до Москвы и окрестностей, но и до Германии, этот очень американский праздник «Хеллоуин». Вот уже и немцы начали рядиться ведьмами, вампирами и призраками, вырезать дурацкие морды из тыкв и пужать друг друга. Но об этом - позже. А сначала давайте посмотрим на Германию глазами иностранных корреспондентов, которые здесь работают. Как им живётся в Берлине? Какие темы их интересуют в первую очередь? Вот с этими вопросами и обратилась к иностранным корреспондентам в Берлине Сузанна фон Шенк:

В Германии работают около 900 иностранных корреспондентов. Их сообщения, репортажи и комментарии в газетах и журналах. На радио и телевидении во многом определяют представление о Германии, складывающееся в их странах. Один из них - корреспондент влиятельной американской газеты «Уолл-стрит джорнел» Ян Джонсон. В Берлине он чувствует себя как дома:

«Это один из самых интересных европейских городов, здесь всегда что-нибудь происходит. Париж, конечно, один из самых красивых городов в мире, но где-то похож на музей, я, например, не считаю его центром современного искусства. А Лондон - это же такая дороговизна... Мне Берлин интересней всего, сам дух города...»

Но мистер Джонсон, наверное, не самый типичный представитель корпуса иностранных корреспондентов в Германии. Он приехал в Берлин ещё в 1988 году. И привели его сюда не профессиональные интересы, а любовь. В Берлине он стал свидетелем падения стены, здесь же закончил университет. Так что он как бы свой, немецкий. И вот теперь он пытается объяснить американцам, что же происходит в Германии. В берлинском бюро у него занято четверо сотрудников, ещё двое работают в финансовом центре Германии - Франкфурте на Майне. «Уолл-стрит джорнел» - газета деловых и финансовых кругов, но Ян Джонсон много пишет и о социальных проблемах, например, об интеграции мусульман в Германии. Но основная его тема в последнее время - это охлаждение американо-германских отношений:

«Иногда это недооценивают, но за прошедший год мы убедились, что занятая канцлером Шрёдером позиция по Ираку смешала все карты в политике. Американцы были просто ошарашены, что Шрёдер вдруг пошёл наперекор Бушу. Поэтому очень важно объяснить нашим читателям, что делается здесь, в Германии.»

А пока Ян Джонсон собирает материал об интеграции мусульман в Германии, его арабский коллега Садик Хамдан пишет сообщение о встрече канцлера Шрёдера и российского президента Владимира Путина в Екатеринбурге. Господин Хамдан - корреспондент кувейтского информационного агентства «Куна». Со стены его кабинета внимательно следит за работой своего подданного сам эмир Кувейта, шейх Джабер аль-Ахмед аль-Джабер ас-Сабах. Агентство Куна больше всего интересуется германо-арабскими отношениями. Но Садик Хамдан внимательно следит и за экономическими новостями, потому что богатые кувейтцы охотно вкладывают свои нефтедоллары в немецкие фирмы, например, «Даймлер Крайслер» или химический концерн «Хёхст». Садик Хамдан уже 35 лет живёт в Германии. Как и Ян Джонсон, он закончил здесь университет. Но вот к Берлину он никак привыкнуть не может, уж очень, на его взгляд, жизнь здесь суматошная, а сами берлинцы - неприветливые.

«Вот Бонн я знаю лучше, чем мою родную деревню. Вся моя любовь, моя признательность, моя благодарность принадлежат Бонну. Каждый день в Берлине я вспоминаю о счастливом времени, когда Бонн ещё был столицей Германии.»

Совсем иные условия работы у Шина Нимуры, корреспондента японской государственной телекомпании «Ниппон Хосо Киокай». Его регион - не только Германия, но и страны Восточной и Центральной Европы. А ещё Ближний Восток и Ирак. Учить немецкий ему некогда. Шин Номура обычно работает по 12 - 14 часов в день:

« В понедельник и вторник я был в Варшаве. Мы снимали сюжет о расширении Евросоюза на восток. Я снял интервью с президентом Польши Квасьневским. Вчера было совещание с моими коллегами из Лондона и из Токио. Мы готовим получасовую передачу о Европе.»

Японцы живо интересуются Германией. Обе страны столкнулись со сходными проблемами: стагнация в экономике, безработица, дефицит государственного бюджета. А вот менталитет у японцев и немцев совсем разный:

«Японцы обычно не говорят «нет». А в Германии, если люди хотят сказать «нет», они так прямо и говорят «нет». К этому трудно привыкнуть. Я сначала думал, что они просто дурно воспитаны или враждебно ко мне настроены. Но теперь я знаю, что это просто у немцев манера такая: если «да», то «да», если «нет», так «нет».

А как же иностранные корреспонденты видят немцев? Оправдываются ли стереотипные представления, с которыми они когда-то приехали в Германию? Корреспондент итальянской газеты «Стампа» Франческа Сфорца жалуется, что к предрассудкам и стереотипам чаще всего прибегают главные редактора и... политики:

«От нас не только ожидают, чтобы мы обслуживали эти стереотипные представления. Так проще всё разложить по полочкам. Конечно, мы, иностранные корреспонденты, пытаемся бороться с предрассудками. Но вот смотрите, этим летом произошёл конфликт между Италией и Германией в Европарламенте. И тут же в обеих странах всплыли старые

ярлыки и клички. Не между нормальными людьми, а между политиками.»

Но, может быть, иногда стереотипные представления частично или даже полностью отвечают действительности? Вот, например, как видит немцев Садик Хамдан:

«Немцы очень требовательны. Они страшно избалованы 60ыми и 70ыми годами. Немцы - перфекционисты, любят во всём порядок. Поэтому они сейчас так много жалуются и ворчат. Они никогда не довольны ни своей жизнью, ни собой. А на самом деле Германия - прекрасная страна, не только в Европе, но и во всём мире.»

Не всегда понимает немцев и корреспондент пражского радио Житка Немечек. Падение Берлинской стены было одним из самых счастливых моментов в её жизни. А немцы до сих пор не могут понять, какое это счастье, что они теперь живут в объединённой стране:

«Мы часто ездим в Шпреевальд, в маленькую деревню. И вот я вижу, как вся деревня отстроилась. При социализме там не было ни канализации, ни приличных дорог. А сейчас всё есть. Но люди всё равно жалуются, ругают западных немцев, завидуют им. У нас в Чехии люди живут гораздо беднее, но они не жалуются.»

Не устаёт удивляться склонности немцев к нытью и пессимизму и американец Ян Джонсон:

«Немцы склонны всё немножко преувеличивать. Вот сейчас в Германии кризис, так его тут же объявили самым страшным кризисом за все послевоенные годы. Может быть, так оно и есть, но ведь только потому, что в Западной Германии в эти послевоенные годы дела шли так хорошо. Почему бы не вспомнить о том, что после кризиса наступает выздоровление? Раз накопились проблемы, надо искать решения. И, похоже, немцы, наконец, взялись за поиски этих решений.»

Американизируемся, однако. Уже привыкли к «Биг Мэку» и «попкорну», к месту и не к месту вставляем в немецкую речь американизмы, а теперь вот в Германию пришёл и американский праздник «Хеллоуин». Заходишь в бассейн поплавать, а по краю воды тыквенных физиономий со свечками понатыкали. Дискотеки приглашают на «танцы призраков». Торговцы карнавальными костюмами подсчитывают барыши. Вот о бизнесе на Хеллоуине и подготовил сообщение Клаус Фельдкеллер:

Вампиры с кровавыми губами, бледные призраки, ведьмы на помеле и, конечно, тыквы с прорезанными глазами и акульими зубами - вот основной джентельменский набор, чтобы как следует отпраздновать «Хеллоуин». Вообще-то пугать себя, друзей и прохожих полагается 31го октября, в последний день перед католическим праздником всех святых. Но самые ретивые уже вовсю веселятся и пугаются. Бернд Шнайдер руководит филиалом самого большого магазина карнавальных костюмов в Кёльне. Вот он и попытается нам с Вами объяснить, как «Хеллоуин», который раньше считался чисто американской причудой, начал своё победное шествие по Германии:

«Хеллоуин» - это для людей просто возможность сменить имидж, влезть в чужую шкуру, и чем кошмарнее эта шкура, тем лучше. Началось всё с американских фильмов типа «Хеллоуин» и «Кошмар на улице вязов» - это там, где Фредди Крюгер зверствует. Вот он-то и стал в Германии культовой фигурой.»

А раз есть спрос, тут же возникло и предложение. В прошлом году оборот от продажи костюмов, напитков и сладостей, изготовленных специально к празднику «Хеллоуин», составил около 180 миллионов евро. В этом году он перевалит далеко за 200 миллионов. Какие же костюмы пользуются наибольшим спросом?

«Скрим», то есть «вопль», потом, конечно, традиционные маски сатаны, ведьмы, дракулы, вампира, палача, мясника, похоронных дел мастера - каждый выбирает то, что ему больше по вкусу. Главное, чтобы жути нагнать побольше. Кто кошмарней выглядит - тот и король «Хеллоуина».

А вообще-то, нечего всё на американцев валить. Праздник-то ещё языческий, кельтский. В этот день вся нечистая сила спускалась на землю. Жрецы ходили по домам, и требовали искупительных жертв. А взамен оставляли тыквенные головы, с вырезанными в них адскими физиономиями. Появилось даже слово такое «пампкинхед». В прямом переводе означает «тыквенная голова», а в переносном - «болван». Ну, а американцы только придали празднику нечистой силы голливудский коммерческий размах. Похоже, что немецкие «тыквенные головы» их в этом догонят и перегонят.