1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

«Германия встретилась с суперзвездой»

26.07.2008

Броский заголовок последнего журнала Шпигель посвящен событию, ставшему в стране темой недели.

default

«Мы не можем себе позволить быть разделенными. Партнерству и сотрудничеству между нациями нет альтернативы. Это единственный путь»,

сказал в четверг, обращаясь к сотням тысяч берлинцев, Барак Обама, сенатор-демократ и кандидат на пост президента США. Его речь была посвящена международным отношениям. Нынешний лидер Америки Джордж Буш в Европе непопулярен. При нем традиционный стратегический альянс между Старым и Новым светом не то чтобы распался, но как-то поставлен под вопрос. Война в Ираке. Торгово-экономические разногласия. Спорных тем хватает. Буша-младшего считают высокомерным политиком, который сначала делает что-то, а только затем советуется с Европой, надо это делать или нет. От Обамы ожидают иного, более конструктивного подхода. Заокеанский гость нашел в Берлине убедительные слова.

«У Америки нет лучшего партнера, чем Европа. Настало время строить новые мосты через весь мир, такие же крепкие, как мост через Атлантику»

Главными проблемами современного мира сенатор из Иллинойса назвал международный терроризм и негативные изменения климата. Обама выступил за планету без атомного оружия и в защиту прав человека повсюду. Среди прочего, он призвал к сотрудничеству с Россией.

Обращаясь к берлинцам, Обама, фигурально выражаясь, смотрел в глаза собственной нации. Главным его недостатком считают отсутствие внешнеполитического опыта. Борьбе с таким имиджем и посвящена, в первую очередь, нынешняя поездка Обамы по свету, включившая в себя Кувейт, Афганистан, Германию, Францию и Великобританию. Обама хорошо чувствует себя на международном паркете, а Европа поддерживает Обаму. Именно такой мессидж хотел послать домой американский сенатор. Весь Берлин был обклеен объявлениями о предстоящий речи. Послушать Обаму можно было бесплатно и без всяких билетов. Автомобильное движение в центре города перкрыли. Возникли пробки. Водители этим были, как водится, недовольны.

«Что-то они здесь переборщили».

Мнения прохожих насчет визита Обамы разделились.

«Мне это нравится. Он пока не президент, но человек с большой харизмой. Хорошо, что он в Берлине»

Другие более скептичны.

«Ах, это так далеко. Честно говоря, мне плевать».

Впрочем, послушать речь все же собрались сто тысяч человек, симпатизирующих Обаме и просто любопытных. И Обама, известный как блестящий оратор, их ожиданий не обманул.

«Люди этой планеты, поглядите на Берлин. Берлинская стена рухнула. История доказывает, что нет такой проблемы, которую мир не мог бы решить, оставаясь единым»

«Обамания». Так называют феномен восхищения, которое вызывает у своих американских поклонников. В Старом свете таких экстремальных реакций пока нет. Но все же более 60% немцев считают Обаму лучшим из двух кандидатов в американской избирательной гонке. Ветеран холодной войны, республиканец Джон МакКейн во всем кажется противоположностью молодому, либеральному, темнокожему демократу Обаме. Многие видят в нем наследника легендарного Джона Кеннеди. Политики дипломатично стараются не выражать свое мнение прямо. Но зачастую дают понять, что связывают надежды на конструктивное будущее двусторонних отношений именно с Обамой.

«Все мы ждем, что он даст новый импульс сложному внешнеполитическому положению, покажет, что всерьез воспринимает Европу как партнера»

говорит один из лидеров партии «зеленых» Фолкер Ратцманн. Другие эксперты настроены не так радужно. Они указывают на тесные рамки, в которых будет действовать новый президент. Стратегический вектор американской внешней политики ему вряд ли изменить. Обама уже не так решительно говорит о выводе войск из Ирака. А численность армейского контингента в Афганистане он даже собирается увеличить. Это может быстро остудить симпатии немцев, у которых афганская операция и участие в ней бундесвера вообще не пользуется поддержкой. Но Обама пока не президент, раздает обещания, а решений не принимает. Берлин встретил его так, будто он уже выиграл ноябрьские выборы и возглавил единственную в мире сверх-державу. В программу визита вошла беседа с канцлером Ангелой Меркель. До этого оба политика не были знакомы. Беседа длилась час и прошла, как сообщил представитель канцлера, в очень хорошей атмосфере. А позже вечером Обама произнес речь у Колонны победы, огромного монумента в центре города, который вообще то напоминает о торжестве Германии над Францией в войне 1870-71 года.

Изначально штаб Обамы планировали его речь у Бранденбургских ворот. Место для Америки знаковое. Пезиденты выступали там не раз. Кеннеди, Рейган, Клинтон. Обаме и его предвыборным стратегам хотелось пойти по стопам знаменитых предшественников. Но тут вмешались обстоятельства в лице канцлера Меркель. Глава немецкого кабинета министров дала понять, что считает символ Германии неподходящей кулисой для выступления одного из претендентов на пост президента США. Это могло показаться вмешательством в ход американской избирательной кампании, заметил пресс-атташе Меркель. Тема даже вызвала разногласия внутри правящей Германией коалиции. Министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер, социал-демократ, открыто возразил канцлеру, поддержав идею выступления Обамы у ворот. А товарищ Штайнмайера по партии, правящий бургомистр Берлина Клаус Воверайт даже обвинил христианскую демократку Меркель в партийности и поддержке консерватора МакКейна. Скорее всего, зря. Просто советники Обамы, неискушенные в дипломатии, объявили про Бранденбургские ворота, не посовещавшись с ведомством канцлера. А так нельзя.

В остальном визит прошел к взаимному удовлетворению сторон. Обама выступил перед берлинцами. Берлинцы послушали Обаму. Американские избиратели увидели, как Обама выступает перед рукоплещущими берлинцами. А за закрытыми дверьми прошло неформальное знакомство немецких лидеров с человеком, который, если ничего не изменится, станет следующим президентом Америки.

От политики к искусству. В Москве с большим успехом прошла выставка известного берлинского художника Николая Макарова. На вернисаже в галерее «Триумф» побывали высокопоставленные гости – как москвичи, так и берлинцы. С подробностями наш корр. Светлана Кузьмина.

В Москву Николая Макарова пригласила одна из самых элитных галерей столицы. «Триумф» находится в бывшем Доме приемов ЛогоВАЗ и вход туда открыт далеко не каждому. Как правило, вернисажи в «Триумфе» освещает своим присутствием избранная публика:

О тон 34 «Галерея считается самой престижной в Москве... Я очень рад, что они заинтересовались моими работами», -

говорит Николай Макаров, картины которого в последний раз москвичи видели тридцать лет назад, на квартирной выставке у знаменитого Оскара Рабина. Вскоре после этого молодой художник покинул родину. С течением времени на его полотнах появились чужие города – Париж, Лондон, Нью-Йорк. Но в первую очередь – Берлин:

«Тема, на которую я много лет работаю – метафизические городские пейзажи. Несколько работ сделал в Москве – Крымский мост, Берлин, Нью-Йорк, Лондон, Париж»

Накануне открытия выставки Николая Макарова информационные агентства сообщали, что на вернисаже ожидаются высокие гости – правящий бургомистр Берлина и мэр Москвы. С Клаусом Воверайтом художника связывает давняя дружба: они познакомились в годы, когда Берлин был разделен Стеной и Макаров жил по ее восточную сторону:

«Он помог организовать мою выставку в Западном Берлине. В Темпельхофе он заведывал культурой...Он помог, был сделан каталог, афиши, выставка прошла успешно и мои берлинские корни углубились...».

На московском вернисаже Макарова высокие гости действительно побывали:

«Клаус Воверайт был с большой делегацией и зам Лужкова господин Петров был, поскольку сам мэр был в Австрии на футболе. Лужков был на следующий день и получил от Воверайта мою картинку...у него уже есть одна моя картинка, эту он тоже домой возьмет».

Юрию Лужкову повезло: в подарок ему достался один из самых поэтичных берлинских пейзажей Макарова: вид музея Боде, чей купол и в прозрачные летние дни, и в ночных сумерках, словно парит над Островом музеев:

«Берлинский мотив, поэтический пейзаж в моих тонах...сумрачное размытое, типичное для Берлина, хорошая работа».

Пока посетители и гости выставки любовались полотнами Макарова, художник окунулся в будни московской художественной тусовки: в кипящую, не смолкающую к полуночи жизнь столицы, встречи со старыми друзьями-художниками, знакомство с новым, молодым искусством:

«Москву люблю. Она – анархия. По сравнению со снобским Парижем москвичи живые, деловые....Иногда смешно...Художники ходят в кафе «Маяк», много клубов и везде все полно. Ночами люди гуляют – не так как в Берлине. В полночь все только все начинается».

Многие художники уверены, что именно в немецкой столице делается искусство нынешнего дня. Вероятно, у москвичей своя точка зрения?

«Глобализация. В искусстве то же. Художники из разных стран общаются, но что мне нравится – московские художники могут такого накрутить. То, что на Западе когда-то прошумело, в России сейчас еще круче».

Николай Макаров снова дома, в своей мастерской, где на стенах висят картины, простые стеллажи проседают от тяжести книг огромной библиотеки и где не замолкая журчит вода в старинной ванне с золотыми и серебрянными рыбками. Главным итогом московской выставки стало приглашение, полученное Николаем Макаровым от Третьяковской галереи. 19 марта будущего года там откроется большая персональная выставка его работ, по завершении которой картины берлинского художника переедут в Петербург, где будут представлены в Русском музее. Круг замкнулся, через 30 лет художник Николай Макаров вернулся на родину триумфатором.

Это был репортаж Светланы Кузьминой. Во дворе дома номер 9 на Trautenaustraße, берлинский район Вильмерсдорф-Шарлоттенбург, состоялся вечер памяти Марины Цветаевой. Немцы, любители русской литературы и русские, живущие в Берлине, совместно отметили возвращение мемориальной доски на стену дома, где поэтесса жила летом 1922 года. Рассказывает Людмила Скворчевская.

В 20-е годы прошлого века дом номер 9 на Trautenaustraße назывался «Пансионом Элизабеты Шмидт». Или попросту, «Trautenauhaus». Но берлинские острословы окрестили пансион «Русским домом». Ибо в те годы там охотно останавливался цвет русской интеллигенции – Владимир Набоков, Илья Эренбург, Марина Цветаева.

«Приехала она сюда 15 мая 1922 года и прожила здесь всего 11 недель. Но это был очень продуктивный период. Она здесь написала несколько стихотворений, здесь было издано 5 ее сборников. Что в то время для России было немыслимо. Она была признана... Она читала здесь свои стихи».

-рассказала Елена Денисевич, аспирантка университета Виадрина, что во Франкфурте на Одере. И инициатор водружения на стену бывшего «русского дома» мемориальной доски памяти Марины Цветаевой.

Впрочем, 10 лет назад стену «Trautenauhaus» уже украшала точно такая же табличка из желтого металла: «Здесь в 1922 году жила русская поэтесса Марина Ивановна Цветаева».

«Первая доска появилась в 1996 году по инициативе студентов Свободного и Гумбольдского университетов и славистки госпожи Вааде. Она просуществовала недолго. Начался ремонт дома и она пропала. Моя идея была сделать по фотографии, которая сохранилась в доме-музее Цветаевой в Москве сделать идентичную доску».

Елена разыскала фотографию и сделала эскиз новой доски. В полном соответствии с бесследно исчезнувшим оригиналом.

«Я думаю, что многие жители дома знали о том, что здесь жила Цветаева... и мне было обидно. И я решила взяться за это».

Нынешние жильцы дома номер 9 на Trautenaustraße с воодушевлением откликнулись на предложение Денисевич. Инициативную группу возглавил Фридберт Пфлюгер, председатель фракции ХДС берлинской палаты депутатов и страстный поклонник русской литературы. Как оказалось, он занимает квартиру на третьем этаже, как раз под комнатами, в которых когда-то жила Марина Цветаева и ее девятилетняя дочь Ариадна. Доктор Пфлюгер признался:

«Мне кажется, я прочитал больше произведений русских авторов, чем немецких. То, о чем они пишут, и как пишут, трогает немецкую душу. Поэтому надо поднимать значимость русских писателей в глазах берлинцев».

Под этим девизом и проходила акция возвращения мемориальной доски на прежнее место. Елена Денисевич продолжает.

«Марину Цветаеву очень многое связывало с Германией. И язык, и творчество немецких романтиков, которых она прекрасно знала и немецкие идеи... Она писала, «моя вторая душа – немецкая».

Нынешние обитатели «русского дома» собрали требуемую сумму и в ноябре прошлого года на стене «Trautenauhaus» была установлена новая памятная доска. Но по многим уважительным причинам, вечер памяти поэтессы «серебрянного века» Марины Цветаевой состоялся только вчера. Впрочем, 86 лет назад именно июльские дни были последними в «берлинском периоде» Цветаевой. 27 июля Марина и Аля уехали в Прагу.

У микрофона была Людмила Скворчевская. А теперь еще одна страница нашей «Столичной студии».

- Мэр Москвы Юрий Лужков встретился со своим коллегой, правящим бургомистром Берлина Клаусом Воверайтом. Воверайт принял Лужкова в своей резиденции и обсудил с ним вопросы сотрудничества двух столиц, которые с 1990 года являются городами-побратимами. В канцелярии Воверайта встречу назвали «визитом вежливости». Лужков находится в Германии по приглашению премьер-министра земли Бранденбург Маттиаса Платцека, возглавляя представительную экономическую делегацию...

- Двое эмигрантов из России в возрасте 34 лет и 41 года приговорены судом земли Берлин к срокам заключения на два года и десять месяцев каждый. Их признали виновными в организации преступной группы с целью мошенничества. Осужденные продавали через интернет товары, за которые получали деньги, но ничего не отправляли покупателю. Средства поступали на счета в различных банках, которые наши земляки открывали с помощью поддельных паспортов. Нанесенный ими ущерб оценен в 900 тысяч евро...