1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Георгий Стуруа: Загнать силой европейские инновации в Россию невозможно

Как заявил в интервью Deutsche-Welle эксперт фонда "Интеграция" Георгий Стуруа, Россия может стать инновационной страной только, когда в ней произойдут системные изменения, прежде всего, в политической области.

На конвейере АвтоВАЗа

На конвейере АвтоВАЗа

Георгий Стуруа

Георгий Стуруа

По мнению эксперта фонда "Интеграция" Георгия Стуруа, ни Путин, ни Медведев не хотят править Северной Кореей площадью в одну шестую Земли. Как заявил эксперт в интервью Deutsche Welle, российские власти осознали, что происходит серьезное отставание России от других развитых и развивающихся стран

Deutsche-Welle: По информации СМИ , в России разработана новая внешнеполитическая доктрина, согласно которой Россия должна развивать отношения, в первую очередь, с Евросоюзом и США и которая может быть принята в ближайшее время . Также со стороны первых лиц России все чаше звучат слова, что ЕС - главный партнер в модернизации страны. С чем связан такой поворот?

Георгий Стуруа: Во-первых, я бы не сказал, что здесь появилось что-то новое. Россия всегда рассматривала Европу как источник технологий, способствующий инновационному развитию страны. Но очевидно, что в последнее время российские власти осознали, что без активных изменений Россия зайдет в тупик. И это очень важное событие, потому что еще два года назад российские власти, "подсаженные" на инъекцию высоких цен на нефть, находились в состоянии головокружения от успехов, и ни о какой модернизации в сегодняшнем понимании этого слова не говорили.

- Тогда, что поменялось за эти годы ?

- Конечно, моментом истины стал мировой финансовый кризис. Только после него российские власти осознали, какое место занимает Россия в мире. А именно - 2 процента мирового ВВП и меньше одного процента экспорта высокотехнологичной продукции. То, что Россию не приглашают на заседания министров финансов "большой семерки", говорит о ее месте в мировых финансах. Более того, Россия сложнее из всех стран "двадцатки" переживает восстановление своей экономики. К примеру, за прошлый год из стран БРИК Китай показал 8,7 процента прироста ВВП, Индия плюс 5 процентов, у Бразилии был ноль, а Россия по этому показателю заняла 206 позицию из 213 стран с показателем в минус 7,9 процента.

Российские власти осознали, что происходит серьезное отставание России от других развитых и развивающихся стран. Но никто из российских лидеров, будь то Путин или Медведев, не хочет быть главой маргинальной страны, с которой считаются только из-за того, что у нее есть ядерные боеголовки. Они не хотят править большой Северной Кореей размеров в 1/6 части суши. Они хотят, быть на равных с Обамой, Меркель или Саркози.

И если раньше российские власти питали иллюзии, что они вознесутся на олимп мировой элиты за счет нефти и газа, станут энергетической сверхдержавой, то экономический кризис показал не только уязвимость такой стратегии, но то, что она в принципе не возможна. Плюс в последнее время в мире произошел ряд событий, таких как развитие энергосберегающих технологий, все больший переход на новые энергетические источники, добыча сланцевого газа. Все это сильно уменьшило энергетические амбиции России, подстегнуло к тому, чтобы начать ту самую медведевскую модернизацию и перевод, как это декларируется, страны на инновационные рельсы. Но для этого нужны деньги, технологии и специалисты. А где их брать? Европа в этом - самый логичный партнер.

- Хорошо, то, что нужно России , понятно. А что хочет Европа от России взамен?

- Дело в том, что Европа не готова делиться высокотехнологичными разработками, если на востоке будет существовать ненадежный, с ее точки зрения, партнер. А для Европы не понятно, как можно сосредотачивать власть в рамках одной властной группы, назначать наследников, как могут отсутствовать свободные суды или СМИ. Это то, что в понятии европейцев означает быть надежным партнером. И здесь нет ничего личного. Точно также европейцы не готовы делиться высокими технологиями с тем же Ираном.

- То есть европейцы ждут взамен политических реформ в России?

- Для них страна с независимыми судами и СМИ - более надежный партнер. Но, по большому счету, ничего они не ждут. Это наша внутренняя проблема, и реформы нужны, прежде всего, нам самим. Ведь проблема в том, что загнать технологии насильно невозможно, и если даже купить технику или специалистов, привезти их в Москву или Новосибирск, то инновации все равно не будут развиваться. Потому что для этого нужен набор системных условий, таких как экономическая конкуренция, низкий уровень коррупции и высокий уровень безопасности. Всего этого в России нет, а чтобы это появилось, нужны изменения и, прежде всего, в политической сфере.

Ведь бизнесмен в суде должен иметь возможность отстоять свои права, правоохранители не должны заниматься рейдерством, чиновники не должны брать за каждое разрешение взятки, одна или несколько компаний не должны монополизировать весь рынок. Чтобы это поменять, косметических действий и разговоров о модернизации не достаточно. Нужна политическая воля менять сложившиеся правила игры или давление общества, которое будет требовать системных изменений в стране.

- Когда в таком случае реально что-то может поменяться ?

- Поменяется тогда, когда бизнесмен почувствует, что в суде он может добиться справедливости, когда он сможет "послать" чиновника, который вымогают у него взятку, и сам не окажется за это за решеткой, когда он может отстоять свои права.

Но невозможно штукатурить дом, если по нему пошла трещина или, когда сгнил фундамент. Поэтому, это только со стороны кажется, что европейцы просят внутренних реформ в обмен на технологии. Технологии и инновации идут туда, где есть условия. И без созидания простых и понятных правил игры, к которым относятся как минимум свободные суды и настоящая экономическая конкуренция, нам не обойтись.

Беседовал : Морозов Сергей
Редактор: Геннадий Темненков

Архив

Контекст