1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Георгий Барамидзе: "Грузию не вернуть на российскую орбиту"

Вице-премьер Грузии, госминистр по евроинтеграции Георгий Барамидзе заявил в интервью Deutsche Welle, что Евросоюзу следует еще более активно задействовать политические и дипломатические рычаги воздействия на Россию.

Георгий Барамидзе

Георгий Барамидзе

В работе международной конференции по Южному Кавказу, проходившей в Берлине, принимал участие вице-премьер Грузии, госминистр по евроинтеграции Георгий Барамидзе. В интервью Deutsche Welle он позитивно оценил роль Европейского Союза и предложил трансформировать миссию наблюдателей ЕС в Грузии в миротворческую или полицейскую.

Deutsche Welle : Господин Барамидзе, насколько в Тбилиси удовлетворены позицией Европейского Союза в отношении российско-грузинского конфликта?

Георгий Барамидзе: Мы оцениваем роль ЕС как весьма позитивную. Важно, что Европейский Союз все более активно обращается к конфликту между Грузией и Россией, что он реально вовлечен в процесс диалога между Россией и Грузией в Женеве, где имеет своего представителя наряду с ОБСЕ и ООН. Мы также приветствуем присутствие европейских наблюдателей на территории Грузии.

- Но европейских наблюдателей нет ни в Южной Осетии, ни в Абхазии...

- Это верно. Но, несмотря на то, что Россия не выполняет взятые на себя обязательства по так называемому "шестипунктному соглашению", которое подписали президенты России, Франции и Грузии, и не дает возможность европейским наблюдателям перейти на оккупированные территории, все равно мы считаем, что это очень важная миссия. Она содействует стабилизации ситуации.

- А какой вы видите миссию европейских наблюдателей в будущем?

- Мы считаем, что роль Евросоюза в разрешении конфликта с Россией должна повышаться и в конечном итоге наблюдательная миссия Евросоюза могла бы трансформироваться в миротворческую или полицейскую. Возможна и комбинация той и другой. Но это, естественно, произойдет только после того, как Евросоюз начнет проводить более активную политику, задействует свои дипломатические и политические рычаги, чтобы убедить Россию в том, что единая, демократическая и европейская Грузия - это не проблема для России, а, наоборот, отвечает интересам России.

- В Москве, однако, на ситуацию смотрят иначе.

- На самом деле, мы разделяем очень многие из ценностей, которые важны и для российского общества. Мы преследуем те же цели, которые объективно имеет российское государство. То есть, нас объединяет много общих объективных интересов. И в России должны, в конце концов, понять, что сотрудничество с единой, демократической, европейской Грузией больше на пользу России, чем политика конфронтации, когда всем плохо. Но это, конечно, потребует времени, это будет нелегко, поскольку, к сожалению, объективные интересы России, как государства, и россиян, как народа, во многом не совпадают с субъективными интересами правящей элиты. Но мы не имеем права прекращать наши усилия, и будем продолжать действовать в этом направлении.

- И в этом вы рассчитываете на поддержку Европейского Союза. Если перевести с дипломатического языка на общепонятный, это, что, призыв к Брюсселю оказать нажим на Москву?

- Я намеренно не использовал такие термины, поскольку мы считаем неправильным в ответ на конфронтационную политику России проводить такую же конфронтационную политику по отношению к России со стороны Евросоюза или со стороны Грузии. Мы за цивилизованный диалог и цивилизованное разрешение проблем. Когда мы говорим, что должны убедить Россию в том, что единая, демократическая и европейская Грузия - это для нее не проблема, то должны сделать это европейскими методами, а не теми методами, которыми Путин старается нам что-то доказать. Это методы ХIХ века и они обязательно проиграют.

- Европейский Союз - это soft power , у него нет силовых рычагов воздействия. Но, может быть, в Тбилиси хотели бы, чтобы ЕС действовал более жестко ?

- Мы понимаем, что Евросоюз никогда не прекратит быть "мягкой силой" и никогда не будет проводить политику - особенно по отношению к России - с использованием силовых методов во имя того, чтобы что-то доказать или кого-то убедить. Мы считаем, что нужно использовать те методы, которые сегодня ЕС и применяет - именно soft power, который даст конечные результаты. Мы не стараемся побудить Евросоюз быть в антагонистических отношениях с Россией. Это не тот метод. Я считаю, что политика ЕС постепенно даст свои результаты, нам просто надо быть более терпеливыми.

А стратегия у нас ясная, четкая и простая. С одной стороны на 80 процентах неокуппированной части нашей территории мы должны продолжать укреплять демократические институты, проводить экономические и антикоррупционные реформы и тем самым сближать нашу страну и с НАТО, и с Евросоюзом. А с другой стороны, необходимо создавать ту ситуацию, которая не силой, а силой аргументов, силой фактов заставит Россию понять, что Грузию не вернуть на орбиту эксклюзивного влияния России, что для реализации объективных интересов Москве лучше сотрудничать с Грузией, нежели воевать.

Беседовал Никита Жолквер
Редактор: Вадим Шаталин

Контекст