1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Гений маркетинга Сандро Боттичелли

Выставка произведений Сандро Боттичелли во франкфуртском музее Städel получила очень большой резонанс. Это произошло еще и потому, что она показывает творчество великого мастера с довольно неожиданной стороны.

Одна из копий Венеры на выставке во Франкфурте

Одна из копий "Венеры" во Франкфурте

Андреас Шумахер (Andreas Schumacher) около полутора лет возглавляет во франкфуртском Städel-Museum отдел итальянской, французской и испанской живописи периода до 1800 года. И все это время он самым прямым образом был связан с организацией выставки работ Боттичелли. Именно Шумахеру удалось, несколько изменив концепцию, ускорить переговоры и убедить коллег из Флоренции, Берлина, Нью-Йорка, Вашингтона, Лондона и Дрездена предоставить свои шедевры для франкфуртской экспозиции.

Deutsche Welle: Выставку во Франкфурте многие называют сенсационной, хотя она весьма небольшая. В чем сенсация?

Андреас Шумахер: О сенсации говорят, прежде всего, потому, что многие работы, которые демонстрируются на выставке и привлекают такое внимание (у нас даже в будние дни - не протолкнуться), было очень трудно привезти во Франкфурт. Выставки Боттичелли такого уровня в Европе давно не было, исключая, разумеется, "родную" для художника Флоренцию. Ведь картины Боттичелли - это магнит, притягивающий людей в музеи, и поэтому те весьма неохотно расстаются с ними даже на время. Ну, а, во-вторых, Боттичелли, как и многие его современники, писал, главным образом, на досках, на деревянных панелях. Причем, как и другие итальянцы, предпочитал, к сожалению, тополь. К сожалению - потому что тополь особенно хрупок, особенно чувствителен к внешним воздействиям, к колебаниям температуры. То есть существовали серьезные опасения со стороны хранителей и реставраторов.

В общем, наша стартовая позиция на переговорах с музеями о предоставлении нам работ Боттичелли для выставки была не слишком выигрышной. Аргументы с нашей стороны должны были быть очень вескими, художественная и научная концепция - очень серьезной, чтобы убедить коллег из других стран послать их бесценные сокровища во Франкфурт.

- Но главных "хитов" творчества Боттичелли - "Рождения Венеры" и "Весны" - в экспозиции все-таки нет. Насколько болезненным представляется Вам этот пробел?

- Я думаю, отсутствие этих шедевров Боттичелли на выставке во Франкфурте в какой-то степени, конечно, ощущается. Но тут ничего не поделаешь: такие работы можно увидеть только во Флоренции, и нигде больше. Ставить вопрос о том, чтобы "Весна" или "Рождение Венеры" отправились куда-то "на гастроли" из музея Уффици, просто несолидно. Люди со всего мира приезжают во Флоренцию для того, чтобы посмотреть именно эти картины.

Хочу, однако, подчеркнуть: то, что самых знаменитых полотен Боттичелли нет на нашей выставке, можно оценить и положительно. Они бы затмили собою все остальное. Хорошо и то, что без этих масштабных полотен мифологического и аллегорического толка, каких художник много сделал для Медичи, экспозиция открывает истинного Боттичелли - блестящего портретиста, автора многочисленных картин на библейские темы... Конечно, аллегорические сюжеты в нашей экспозиции тоже присутствуют ("Минерва и Кентавр", например), но все-таки, как мне кажется, без их "давления" нам удалось по-новому показать творчество мастера. Представления о нем несколько искажены именно из-за этих крупных, мощных полотен.

Разумеется, совсем обойтись без них мы и не могли, и не хотели. И очень рады, что галерея Уффици предоставила нам "Минерву и Кентавра" - одну из крупноформатных работ из этого ряда, которая, кстати, и висит в музее в том же зале, в котором находятся "Весна" и "Рождение Венеры". Таким образом, мы представили и эту - самую известную - сторону творчества Боттичелли.

- "Минерва и Кентавр" или "Афина Паллада и Кентавр", как ее еще называют, стала одним из "магнитов" экспозиции. И все же, как мне показалось, больше интереса вызывает другая картина Боттичелли – "Портрет молодой женщины" - и история Симонетты Веспуччи, которая изображена на этой картине.

- Замечу, что речь идет о некоем идеализированном женском образе. Но мы предполагаем, и для этого есть все основания, что моделью послужила именно юная флорентийка Симонетта Веспуччи – реальная историческая фигура. Есть очень много признаков, которые на это указывают. Портрет хранится в нашем музее Städel и всегда привлекает большое внимание: наверное, не только потому, что изображенная на нем женщина очень красива, но и из-за ее загадочной, трагической судьбы. В нее был влюблен (скорее всего, платонически) Джулиано Медичи - младший брат правителя Флоренции Лоренцо Великолепного. Он погиб во время покушения на старшего брата ровно через два года, день в день, после того, как умерла от чахотки 23-летняя Симонетта.

В семье Медичи был создан настоящий культ Симонетты. Она - а не жены многочисленных членов семейства Медичи - считалась идеалом красоты. Боттичелли создал многочисленные портреты рыжеволосой красавицы. Мы узнаем ее и в Венере, и среди граций в "Весне", и в других крупных работах...

- Вы показываете большое искусство. Но выходишь из залов выставки - и тут же оказываешься перед прилавками, где продают всякого рода кич: открытки, значки, сумки с Симонеттой, магниты на холодильники с Венерой... Вас это не смущает?

- Меня это не слишком радует. Но так делают все музеи. Мы еще стараемся держаться в рамках приличия. В той же галерее Уффици кича и безвкусицы намного больше. Утешает и то, что и сам великий Боттичелли был, кроме всего прочего, настоящим гением маркетинга. Он очень хорошо умел подать себя. Его мастерская приносила большие доходы, несмотря на то, что ученики и подмастерья Боттичелли порой выдавали копии сравнительно низкого для уровня требований той эпохи качества. А самому мастеру иной раз просто некогда было прикоснуться кистью к этому ширпотребу. Зато сбыт был поставлен на профессиональный уровень. "Венера" Боттичелли, например, была страшно популярна, как показывают и копии, представленные на нашей выставке, а портреты убитого заговорщиками Джулиано Медичи висели в гостиных и библиотеках многих политических сторонников Лоренцо Великолепного. В общем, нам есть, у кого учиться.

Беседовал Ефим Шуман
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст