1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Где хуже сидеть – в Узбекистане или США?

12.12.2002

Чем схожи и чем различны ситуации, существующие в тюрьмах Узбекистана и США? На днях спецпредставитель ООН посетил шесть тюрем Узбекистана. Пытки в тюрьмах этой страны носят систематический характер. Самые распространенные - электрошок, удушение пластиковым мешком, долгое содержание в воде. Проблем, связанных с нарушением прав человека, как считает председатель Независимой организации по правам человека республики Узбекистан Михаил Ардзинов, немало. В его организацию поступают жалобы в основном на правоохранительные органы. Самые грубые нарушения прав человека, по словам Ардзинова, происходят в тюрьмах:

- Жестокие избиения, пытки... Все это есть. Правда, по последней информации из зон заключения, атмосфера там стала немного лучше. В целом же в тюрьмах совершаются самые жестокие нарушения прав человека, вплоть до убийства. Там люди умирают от туберкулеза, от других болезней. Вообще мы считаем, что тюрьмы надо передать из ведения МВД в ведение министерства юстиции, как это сделано во всех цивилизованных странах. Пока это не будет сделано, там порядка не будет.

А вот что сообщает Марат Захидов, вице-президент Международного общества прав человека, штаб-квартира которого расположена в Германии:

- Поддержка международного сообщества – это один из главных факторов для того, чтобы мы двигались вперед. Необходимо конструктивное сотрудничество местных правозащитных организаций и международных. К сожалению, пока я не могу назвать в Узбекистане ни одной международной организации, которая добилась бы действительно весомых результатов.

Понять эту жалобу нетрудно. На этой неделе исполнилось 54 года Всеобщей декларации прав человека, которая провозгласила право каждого на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Однако, знаете ли вы, в чём суть декларации, что скрывается за термином «права человека». Социологи Лейпцигского университета, опросив 2050 человек в возрасте от 14 до 92 лет, констатировали, что 17% не смогли назвать ни одного из своих прав, записанных, кстати, в конституции. 83%, правда, знали как минимум одно право – как правило, это свобода слова. 20% смогли перечислить пять – из 30, содержащихся во Всеобщей декларации. Большинству неизвестно, что существует право на жильё, право на медицинскую помощь, право на питание, право на убежище, право на равную оплату за равный труд, право на защиту от безработицы, право создавать профсоюзы. Ещё больше беспокойства у правозащитников вызывают данные о том, что только семь процентов населения Германии готовы в какой-то форме бороться за свои и чужие права. А желающих думать о правах заключённых можно перечислить по пальцам. Точно такая же картина и в США. Заглянуть в тамошние тюрьмы нам поможет Сергей Мигиц.

В одной из американских тюрем разбушевался заключенный. Он мечется по своей маленькой, размером всего в несколько квадратных метров, камере, размахивая металлическим прутом и бешено смеясь. Подойти к нему невозможно. Несколько охранников пытаются уговорить его прекратить этот спектакль, но сами не решаются открыть «клетку». Остальные заключенные, почуяв что-то неладное, колотят по прутьям камер алюминиевыми кружками.

Внезапно заключенный, издав громкий вопль, падает на пол. Охранники входят и уже через несколько минут обезоруженного заключенного уводят.

Этот, снятый любительской видеокамерой ролик, фирма «Тэйзер» использует для рекламы одного из своих наиболее популярных продуктов – специального пистолета, стреляющего электрическими стрелами. При попадании они парализуют жертву на несколько секунд, которых достаточно, чтобы обезвредить бунтаря.

Этот пистолет только один из многочисленных продуктов, предлагаемых на, так называемых, тюремных выставках, регулярно организуемых в США. Самая большая из них прошла недавно в Филадельфии. В огромном выставочном комплексе размером с футбольное поле желающие могли увидеть новые модели тюремных заграждений, электрошоковых пистолетов и охранных систем сигнализации.

Билли Скиллман занимается разработкой таких систем.

- Благодаря тому, что каждому заключенному на руку надет специальный браслет, снять который невозможно, эта система моментально поднимает тревогу, если кто-то из заключенных пытается бежать. С помощью этих же приборов можно определить и местонахождение заключённого, куда бы он ни пошёл. Кстати, охранники также носят эти браслеты. На чипе, встроенном в браслет заключенного, записаны его личные данные, степень его агрессивности и многое другое, вплоть до того, что он ест на завтрак.

О теневой стороне системы тотального контроля на выставке говорить не любят. Может быть потому, что правозащитные организации уже давно доказывают незаконность подобных методов и их несоответствие международным стандартам. Продажа электрошоковых пистолетов фирмы «Тэйзер», например, в Европе запрещена. Как говорит член нью-йоркской организации «Охрана Прав человека» Джэйми Фэллнер

- Вирджиния является одним из штатов, откуда поступает наибольшее количество жалоб о применении телесных наказаний по отношению к заключенным. Тюремщики не останавливаются ни перед чем: вовсю в ходу электрошоковые пистолеты, но гораздо страшней специальные методы связывания провинившихся, лишающие их возможности совершать даже малейшие движения. На мой взгляд, система содержания в тюрьмах полностью вышла из-под контроля. Наша и другие правозащитные организации не раз обращались за помощью к властям, но ответ всегда был один и тот же: все это сказки, а то, что мы делаем – законно и правильно.

За последние 20 лет американская тюремная индустрия превратилась в процветающий бизнес. Вследствие ужесточения законов об употреблении и распространении наркотиков тюрьмы постоянно переполнены. И количество заключенных неизменно растет. На сегодняшний день в США отсиживают свои сроки более 2 миллионов человек- это больше, чем в Китае, население которого в четыре раза превышает население США.

О причинах этой тенденции говорит Марк Мауэр, представляющий интересы заключенных:

- С 60-х годов в США действует принцип «Get tough». Его основная идея: многие преступления можно предотвратить, если ужесточить меры наказания. То есть, за проступок, ранее наказывавшийся штрафом, сегодня человека могут посадить в тюрьму. Таким образом, США проводят на своих гражданах своеобразный эксперимент. В других странах мира такое не практикуется. В Америке сильно изменился политический климат, а споры парламентариев и политиков на эту тему еще больше запутали ситуацию. Теперь люди уже сами не понимают, что хорошо, а что – плохо.

Все это неизбежно вызывает цепную реакцию: следствием ужесточения уголовной ответственности являются переполненные тюрьмы, условия в которых из-за этой самой переполненности постоянно ухудшаются, а от этого постоянно растет количество судебных исков, подаваемых правозащитными организациями от имени заключенных.

Джэффри Грин преподает искусствоведение в тюрьмах штата Коннектикут. Рост тюремного «населения» происходит на его глазах

- Ужесточение наказаний за преступления различного рода в Коннектикуте также получило широкое распространение. Количество заключенных за прошедшие годы сильно возросло. Еще недавно их было 9000, а сегодня их уже 20 000. И это не предел. Если дело пойдет так и дальше, то через 5 лет количество заключенных возрастет до 30 000. У нас недостаточно тюрем, не хватает кроватей, а правительство штата не собирается перекраивать ради заключенных свой бюджет, выделяя тюрьмам больше средств.

Наиболее суровые законы в Америке царят сегодня в Калифорнии. Того, кто уже отсидел два срока и по какой-то причине вновь попался полиции, здесь могут приговорить к пожизненному заключению, как неисправимого рецидивиста. Вне зависимости от того, какого рода преступление человек совершил, говорит правозащитница Джэйми Фэллнер

- Два года назад Верховный Суд рассматривал дело человека, который украл продукты в церкви. Виновного приговорили к пожизненному заключению. Сегодня человека могут упечь в тюрьму на всю оставшуюся жизнь только за то, что он украл джинсы или велосипед. И это даже не вина судей, ведь они лишь руководствуются уже существующими законами.

С каждым годом количество заключенных и тюрем растет. Американское государство уже не в состоянии выделять на их содержание необходимое количество средств. Но в условиях рыночной экономики свободные ниши для прибыльного бизнеса быстро заполняются. И тюрьмы здесь не исключение.

В Америке с недавнего времени действует частная тюремная промышленность. И процветает. Только в нынешнем году обслуживание тюрем дало 40 млрд. долларов.


« Мы убеждены, что негосударственные тюрьмы экономят деньги американских налогоплательщиков...», -

считает Луиз Грин – сотрудница частной тюремной компании. На сегодняшний день в тюрьмах такого типа «отсиживают» положенные им сроки более 120 тысяч заключенных.

Казалось бы, уже одно только снижение государственных расходов на обслуживание тюрем за счет их передачи в частные руки вполне должно оправдывать существование нового бизнеса.

К сожалению, все не так просто. Снижение расходов происходит, не благодаря более эффективному управлению тюрьмами, а за счет сокращения качества обслуживания заключенных.

Бывший заключенный Сэм Моралес испытал эффективность нового метода, что называется, «на своей шкуре»:

- Мне отказывали в необходимых медикаментах, ото всех болезней нас лечили одними и теми же лекарствами. Их так называемые специалисты кормили нас самыми дешевыми таблетками и утверждали, что это как раз то, что нам нужно.

Большинство заключенных вынуждено мириться с этими условиями. Они слишком бедны и не знают о своих правах. Тем более, что открытое проявление недовольства администрацией не поощряется.

Рассказывает Сэм Моралес:


- Если заключенный решит бороться с произволом администрации, то он очень быстро обнаруживает, что за каждую из его претензий отвечают различные инстанции, и, подав в суд только на одну из них, он ничего не добьется. Когда начинаешь открыто говорить об этом, на тебя сразу же вешают клеймо опасности для общества. Иногда охрана по три раза в неделю заставляла меня раздеваться догола и выходить из камеры, якобы, с целью обыска. Они все переворачивали, хотя заранее знали, что ничего не найдут. Просто хотели морально подавить.

Тюрьма, естественно, не гостиница. И пребывание там – далеко не отпуск, будь она в государственных или частных руках. Но с введением новой системы негосударственного управления исправительными заведениями как раз об исправлении заключенных не может быть и речи.

Так считает Вудворд Мидлтон, исследователь проблемы содержания заключенных в тюрьмах:

- Сегодня все замешано на деньгах: чем больше негосударственные тюрьмы сэкономят – тем больше будет их доход. Поэтому какие-то там специальные программы ресоциализации заключенных эту систему мало волнуют. После осуждения человека его судьба уже никого не интересует, так что ж после этого удивляться, что многие снова возвращаются в тюрьму.

Поэтому некоторые заключенные и подают на тюрьмы в суд. Количество таких исков постоянно растет.

Говорит Марк Мауэр

- Вот уже 30 лет заключенные пытаются добиться от властей улучшения условий пребывания в тюрьмах. Сегодня тюрьмы 40 штатов переполнены, во многих из них серьезные проблемы с медицинским обслуживанием, плохое питание, крысы бегают по камерам, в пищеблоках царит полная антисанитария. И подобных проблем - масса. Даже суды это подтверждают.

Да и сами работники государственных тюрем, опасаясь потерять работу вследствие получающей все более широкое распространение приватизации тюрем, охотно делятся информацией на эту тему. Джэффри Грин преподает заключенным 19 тюрем штата Коннектикут искусство:

- Занятия искусством стали для заключенных своего рода напоминанием самим себе и внешнему миру о своем существовании. Чаще всего они производят и оформляют обувь для младенцев. А вообще в тюрьме любые предметы идут в ход: от полиэтиленовых пакетов до мыла и носков.

О проблемах переполнения тюрем говорит и представитель интересов заключенных Марк Мауэр:

- Поспешность в вынесении приговоров является, на мой взгляд, одной из основных проблем американского правосудия. Три четвертых всех заключенных принимали наркотики или имели проблемы с алкоголем еще до попадания в тюрьму. Естественно, большинству из них там самое место, но многим гораздо полезнее было бы оказаться на общественных работах. Ведь у нас и без того сидят дольше, чем в других странах.

По мнению Джэффри Грин, в течение последних пятнадцати лет государственное финансирование тюрем постоянно сокращалось.

- Программа под названием «Искусство в тюрьмах» существует уже 24 года. Сначала ее финансированием занималось Государственное Управление Тюрем, затем появились частные спонсоры. В начале у нас были уроки музыки, рисования, подготавливались театральные программы. Пять лет назад государственное финансирование вдруг резко сократилось, а потом и вовсе прекратилось. Причиной этому, безусловно, стало решение правительства сделать жизнь заключенных как можно горше.

И, тем не менее, надежда еще остается. В тюрьмах некоторых штатов проводятся семинары, где заключенных готовят к возвращению к нормальной жизни. Прежде всего, как считает Марк Мауэр, это полезно бывшим наркоманам:

- Несколько лет назад были введены в действие так называемые суды по делам наркоманов. Получавшим тюремные сроки наркоманам предлагалось вместо отсидки пройти специальный курс лечения. Эти программы действуют на сегодняшний день в 300 городах США. И уже сегодня можно сказать, что рецидивов становится все меньше. Но политиков это, по всей видимости, не радует. По всей стране вырастают стены новых тюрем. Какое из этих двух конкурирующих направлений победит пока сложно сказать.

Правозащитница Джэйми Фэллнер считает, что ошибка заложена в самой системе правосудия. И американские тюрьмы далеки от международных стандартов:

- Тюрьмы просто набивают людьми. Большинство заключенных вынуждено отсиживать долгие сроки зачастую без малейшего шанса на досрочное освобождение за хорошее поведение. То есть, людей лишают даже стимула хорошо себя вести. Заключенные вынуждены жить в ужасных условиях переполненных тюрем при абсолютном бездействии властей. И с этим ничего нельзя сделать. Уже одно только это – грубое нарушение международных норм.

«Но если даже решить вопросы финансирования тюрем, проблема все равно остается», - считает Марк Мауэр. По его, мнению, основная причина подобного отношения к тюрьмам – клише преступника в головах американцев.

Говорит Марк Мауэр:

- В США господствует мнение, что, если человек сидит в тюрьме, значит, у него на роду написано быть преступником. И что, следовательно, ни к чему другому он не пригоден. И изменить эту систему можно будет только тогда, когда измениться отношение общества к данной проблеме.

С этим трудно не согласится. Но сколько времени понадобиться обществу для того, чтобы избавиться от своих предрассудков, пока не может сказать никто.

Автор: Сергей Мигиц