1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

"Где Завадский?"

7 июля 2000 года при невыясненных обстоятельствах в Беларуси исчез телеоператор Дмитрий Завадский. В седьмую годовщину исчезновения телеоператора в Минске прошла акция в память о нём.

default

Белые и красны гвоздики, мокрые от дождя, на двери подъезда плакат с портретом пропавшего телеоператора и надписью «Где Завадский?». Уже семь лет в Беларуси звучит этот вопрос. Семь лет пытаются узнать правду о судьбе коллеги, сына, мужа и отца белорусские журналисты, Димина семья и родные.

Белорусский президент не раз говорил, что разыскать Завадского для правоохранительных органов — дело чести. «Это, кстати, моя боль единственная — Дима Завадский. Я бы многое отдал для того, чтобы узнать о судьбе этого человека», — заявил белорусский президент на пресс-конференции 20 июля 2004 года.

«Где Завадский?» Все эти годы вопрос так и остается без ответа. Журналист Владимир Дзюба обращаеся к пришедшим:

«Уже седьмой год в этот день мы собираемся. Для многих — это день памяти, а для меня лично — день профессиональной совести. Также — это напоминание тем подонкам, которые совершили это преступление, и тем подонкам во властных кабинетах, которые обещали расследовать это преступление, но ничего не сделали».

У старенькой пятиэтажки в центре Минска, откуда семь лет назад вышел Дмитрий, чтобы ехать в аэропорт встречать коллегу Павла Шеремета, и бесследно исчез, собрались представители Белорусской ассоциации журналистов и коллеги Дмитрия Завадского с российского «Первого канала». Те, кто близко знал Диму и те, кто лично не был с ним знаком. Высокий, статный, красивый. Его невозможно было не заметить и не запомнить. Тележурналист Леонид Миндлин вспоминает:

«Это был очень мягкий по характеру человек, застенчивый и при всем при том, красивый парень, нравился девушкам. Но он не строил из себя Дон Жуана, никогда не выпендривался. Как-то на журналистской тусовке Дима запел белорусские песни. Это была великолепная мова. Как профессионал он был порядочен, талантлив, работоспособен».

О том, что Дмитрий Завадский был беззаветно предан своей профессии, подмечали все его коллеги. В бытность работы на Белорусском телевидении, Дмитрия называли личным оператором Лукашенко. Белорусский президент настаивал, чтобы официальные встречи снимал именно Дима. Когда Завадский перешел работать на российский Первый канал, многие предупреждали — Лукашенко измен не прощает. Так и вышло. Вскоре Дмитрия вместе с коллегами арестовали во время съемок сюжета на белорусско-литовской границе. Приговор суда — полтора года лишения свободы условно. И полный запрет на профессию — белорусские власти корпункт российского канала лишили аккредитации. Дмитрий уезжает снимать в горячие точки. Через полтора месяца после последней командировки Дмитрий Завадский исчез.

«Я каждый раз думаю о том, какой потенциально классный оператор исчез. Я говорю «исчез», потому что никто из нас не знает — где? Как ни странно, он несколько раз был в командировке в Чечне, участвовал во время боевых действий с камерой, шел под пули рядом с бойцами, которые атакуют, обороняются. Он прошел горячие точки, где стреляли реально, а исчез, пропал, погиб в стране, которой родился, где не шли боевые действия, но, как оказывается, не менее опасно было».

Формально похитители Дмитрия Завадского найдены. Они приговорены к длительным срокам тюремного заключения, двое из них будут находиться в тюрьме пожизненно. Но ответа на главный вопрос: «Где Завадский?» — нет до сих пор. Юрист Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец замечает:

«Юридически дело было приостановлено, преступники как бы найдены, но они были осуждены за похищение Дмитрия, а не за убийство. Тем не менее, он признан умершим. Юридические противоречия остались и останутся до тех пор, пока не станет известно, что же все-таки случилось с Завадским и где его тело».

Мама Димы — Ольга Григорьевна, говорит, что все эти семь лет живет только надеждой:

«Конечно, хочется знать. Хоть что-нибудь хочется знать. Но за все эти семь лет ни следствие, ни прокуратура, ни суд не дали ответ: что же произошло и где Дима. А последние два года вообще никаких подвижек. К сожалению, все наши усилия, и ваши, и юристов, и правозащитников ни к чему не привели».

И тут же благодарит журналистов:

«Спасибо, если бы не вы, я бы не знаю, что делала. А так я не одинока, хотя бы так».

Даже когда нет свидетелей, нет никаких доказательств и, кажется, что правды не добиться никогда, остается простая человеческая память:

«Диму все эти годы мы помним. В офисе, рядом с портретом Вероники Черкасовой висит и его портрет. Всегда они с нами. Ради нашей профессии, ради справедливости, это не высокие слова, мы обязаны помнить, и обязаны делать дело — должны писать, должны снимать те кадры, которые не успел снять Дима».

Журналист Сергей Пульша уверен:

«Добиваться правды могут только журналисты. Собирать все свидетельства, все факты, чтобы потом как можно быстрее на основании журналистских расследований, это дело было бы раскрыто, и мы узнали настоящие имена убийц т заказчиков убийства Дмитрия Завадского».